Интервью Гунаратна

ИНТЕРВЬЮ РОХАНА ГУНАРАТНА.
Рохан Гунаратна – руководитель Международного центра изучения политического насилия и терроризма Института обороны и стратегических исследований при Наньянском технологическом университете в Сингапуре, один из самых известных специалистов по «Аль-Каиде».
– Насколько я понимаю, классическая структура «Аль-Каеды» и ее тактика была разрушена после ареста Рамзи Биналшиба и Халида шейх Мохаммеда. Оперативный штаб под руководством шейха Мохаммеда был способен организовать такие сложные атаки, как 11 сентября. Но после терактов в Мадриде удары наносились только на Ближнем Востоке, но не в западных странах. Почему?
– Стало очень сложно организовывать теракты в США и в Европе из-за усилившихся мер безопасности. Однако со временем «Аль-Каида» и другие снова смогут нападать на объекты на Западе.
– Кстати, а кто стал наследником Халида шейх Мохаммеда?
– Саиф аль Адель, он находится в Иране.
– Вы можете оценить, сколько сейчас существует членов Аль-Каиды, если такая формулировка возможна по отношению к группе, у которой нет четкой организации, а только связанные между собой группировки?
– Ядро Аль-Каиды составляет около 500 человек. Но количество людей, связанных с Аль-Каедой, – несколько десятков тысяч.
– В октябре 2004 года французская контрразведка DST опубликовала отчет о структуре Аль-Каиды: Бин Ладен, пятеро соучредителей, шура, 8 комитетов и несколько независимых террористических организаций. Что вы думаете об этой схеме?
– Думаю, что это верная картина.
– Как, по вашему мнению, изменилась Аль-Каида с 2001 года?
За последние три года весь мировой терроризм претерпел драматические изменения. Во-первых, «Аль-Каида» преобразовалась из группировки в движение, во-вторых, эпицентр мирового терроризма переместился в Ирак. В-третьих, угроза химического и биологического терроризма стремительно растет. Но самое важное, что «Аль-Каида» превратилась в движение. С распространением Аль-Каиды из Афганистана в другие зоны три дюжины азиатских, африканских, ближневосточных и других локальных групп, осуществляющих политику джихада, стали вести себя, подобно Аль-Каиде.
Около 20 000 членов этих групп обучались, вооружались, финансировались и приобрели свою идеологию от «Аль-Каеды» в Афганистане со времени вывода советских войск в феврале 1989 года до интервенции США в октябре 2001. Именно в этот период они начали разделять взгляды «Аль-Каеды» и видеть свою миссию в глобальном джихаде.
По сравнению с большинством других группировок, пропагандирующих джихад, которые традиционно атакуют локальные цели, «Аль-Каида» атаковала цели, расположенные в Америке. Таким образом «Аль-Каида» направила связанным с ней группам послание, что атаковать удаленные цели можно также успешно, как и «близлежащего врага».
Первое свидетельство этой трансформации дает исследование тактики и целей, которые избирают локальные группировки.
– Вы можете привести конкретные примеры?
– Например, «Джамаа аль Исламия» (Jemaah Islamiyah), группа, стремящаяся к созданию исламского государства в юго-восточной Азии, до 11 сентября 2001 года никогда не нападала на западные объекты. Но после этой даты группировка организовала одновременные взрывы террористов-смертников в ночных клубах на острове Бали (октябре 2002 года), в Мариотт-отеле в Джакарте (август 2003) и в австалийском посольстве в Индонезии (сенябрь 2004), убив 220 человек.
Другая локальная джихад-группировка, «Марроканская исламская боевая группа» (Morroccan Islamic Combatant Group), осуществила одновременные теракты в Касабланке. Смертники привели в действие взрывные устройства близ отеля, часто посещаемого израильтянами, еврейского кладбища, испанского культурного центра и итальянского ресторана, принадлежащего евреям, в мае 2003 года. Тогда погибло 42 человека, включая террористов.
Еще одна группировка, связанная с аль-Каидой, Ласкар-и-Тойба (Laskar-e-Toiba), которая обычно действовала против индийских объектов, организовывала операцию, в ходе которой намеревалась поразить австралийские объекты в Сиднее в 2004 году. Ее удалось предотвратить, но то, что целью атак были разные высокотехнологичные объекты, говорит о том, что группировка использовала классический прием Аль-Каеды.
– Насколько эти изменения осознают в спецслужбах?
– До конца факт трансформации «Аль-Каиды» из группы в движение не получил должной оценки ни спецслужб, ни академического сообщества, занимающегося проблемами терроризма. В то время как угроза, которую представляет Аль-Каида, изучена, угрозы, исходящиие от связанных с ней группировок, исследованы не до конца.
Даже в разведсообществе США, самом большом среди подобных в мире, есть лишь несколько специалистов, изучающих группы, связанные с «Аль-Каидой». В будущем Аль-Каида, на которую сейчас активно охотятся, будет представлять меньшую угрозу по сравнению с этим группировками.
– Например?
Например – «Джемаа аль-Тавхид и Джихад» (Tawhid Wal Jihad), группировка Абу Мусаба Аль Заркави (Аль-Каида переименовала ее в Две реки), с ее сетью из завербованных юнцов на Ближнем Востоке и Западе. Они уже представляет большую угрозу США, ее союзникам и друзьям.
Там, где была одна Аль-Каида под руководством Бин Ледена, нам сейчас противостоят множество аль-каид. И их самый большой успех – ее способность и готовность вдохновлять и подстрекать джихад-группировки во всем мире. Этого успеха Аль-Каида достигла, атаковав символические объекты в США 11 сентября, а их призыв вести глобальный джихад подкрепляется длительным конфликтом в Ираке.
– Ваше мнение по поводу связей аль Заркави и Бин Ладена?
Заркави – это новый бин Ладен. Заркави хочет стать тем, чем Бин Ладен был в Афганистане.
Кто соперник бин Ладена внутри организации, если у него есть соперники?
Айман аль Завахири – но он преемник, но не соперник.
– Есть ли «Аль-Каида» в Чечне?
– «Аль-Каида» проникла в Чечню. Массовые нападения, нарастание атак (Беслан, захват заложников в московском театре, взрывы двух самолетов) – это ее стиль.
– Можете вы оценить роль «Аль-Каиды» в современном Афганистане?
– Наиболее активные группы сейчас в Афганистане – Талибан и Хезб-Ислами (HezbeIslami), но не «Аль-Каида».
– Как вы думаете, где может сейчас прятаться Бин Ладен?
– По моим данным, на афгано-пакистанской границе.