Трактат об определениях (ибн Сина)

АБУ АЛИ ИБН СИНА
ТРАКТАТ «ОБ ОПРЕДЕЛЕНИЯХ»
(АР-РИСАЛА ФИ-Л-ХУДУД)

ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО!

Аш-Шайх-ар-Раис Абу Али ибн Сина-да благословит его Аллах – говорил следующее: Мои друзья попросили меня помочь им в определении вещей и изложить их [суть]. Однако, зная
трудности подобных вопросов для человека, будь то определение или описание, я отказался выполнить их просьбу, так как к этому делу смело и уверенно может приступить лишь тот, кто действительно не осведомлён, из-за чего определения и описания искажаются. Тем не менее, данное затруднение их не остановило, и они, напротив, настаивали на том, чтобы им сделали другое предложение – указали им на ошибки, которые имеют место в определениях.
И вот я удовлетворяю их просьбу и при этом признаюсь, что не в состоянии достигнуть истины в интересующем их вопросе, тем более, что это делается экспромтом, без соответствующей подготовки. Однако для исполнения этой просьбы я обращаюсь к помощи Аллаха – дарителя разума. Итак, то, что я здесь излагаю, привожу в порядке напоминания до тех пор, пока не удастся правильное и целенаправленное понимание вопроса с тем, чтобы довести его до сведения моих друзей. Но, прежде чем приступить к изложению, мы сначала укажем на трудность данного искусства. Ведь только Аллах дарует нам удачу.
Мы говорим: трудность, связанная с получением истинного определения, является делом не зависящим от нашей привычки и от него нам не отойти и наше опасение обусловлено боязнью совершить ошибку, однако эта трудность значительнее той, которая была бы помехой или предлогом не заниматься этим вопросом, то есть определением.
Подобно тому, как некогда какие-то нерадивые люди, получая благодаря общению с определёнными кругами общества, какой-то авторитет, затем начинают избегать встреч в этих кругах и обществах, объясняя причину своего уклонения от встреч в этих местах своим возвышением и тем, что сам шах взял их на службу.
Однако мы признаём свою слабость и несовершенство и ввиду нашей недостаточной осведомлённости приносим свои извинения за свою несостоятельность исполнить то, о чём нас просят, то есть выявить истинные описания и неправильные определения, а также пути избежания ошибок в них. Истинные определения соответственно тому, как мы знаем из искусства логики, должны указывать на сущность вещи, являющейся полнотой её собственного бытия, с тем, чтобы присущие ей сущностные предикаты не были исключены, а были охвачены либо действительно, либо потенциально. Причём, потенциальное должно быть таким, что от всяких слов, охватывающих сущностные вещи при их собирании воедино, возникли бы части определения.
Так же обстоит дело с частями определения, распадающегося в конечном счете на данные части, кроме которых не остаётся чего-либо другого более сущностного. Итак, если определение будет таковым, то оно будет соответствовать определяемому, по сути будучи адекватным как по смыслу, так и по объёму понятия, но не так, как определение»чувствующего» по отношению к «животному», так как «чувствующий» из этих двух упомянутых сущих соответствует последнему в объёме понятия, но не адекватен ему по смыслу, ибо под понятием «чувствующий» имеется в виду сущее, обладаюшее лишь ощущением, а под «животным» подразумеваются другие вещи. Например, наделённое душой тело обладает размером и является чувствующим и вместе с тем двигающимся по собственной воле. Следовательно, «животное» по смыслу шире, чем «чувствующее», хотя соответствует последнему в общих чертах.
Таким образом, мудрецы под «определением» в действительности подразумевают не только сущностное отличие, так как оно может образоваться от высшего рода и низшего видового отличия, подобно нашему высказыванию «человек – это разумное смертное существо». Напротив, под «определением»они подразумевают запечатление в душе умопостигаемой формы, тождественной реальной форме. Подобно тому, как реальная форма становится тем, чем оно является, лишь при потенциальной или действительной полноте её сущностных признаков, точно так же определение в действительности может быть определением вещи, если оно охватывает все сущностные признаки вещи потенциально или действительно. Следовательно, если поступается так, то это будет причиной различения: и в таком случае искатель определения для различения будет подобен искателю какой-либо вещи во имя другой вещи. По этой причине нечто, обуславливаемое в определении, ставится ближайшим родом с тем, чтобы оно заключало в себе однородные сущности, за которыми далее следуют все другие видовые отличия, хотя для различения достаточно одного из видовых отличий. Поэтому говорят: в определении не ограничивайся формальным видовым отличием без отличия материального, как и материальным – без формального, хотя и для различения достаточно одного из двух [материального или формального видовых отличий]. В таком случае посмотри, откуда же в определении человек может заранее привести неотъемлемый признак представления, который невозможно вообразить вместо сущностного и откуда же он может взять ближайший род в любых обстоятельствах, при этом не зная не заменить ли его дальнейшим родом? Ибо сочетание понятия не указывает пути получения определения и безболезненное деление понятий – дело сложное и его достижение путём доказательства также трудно.
Далее мы устанавливаем, что во всех образовавшихся сущностях, то есть деления понятий, нет ничего из несущественных неотъемлемых признаков, то есть здесь взят во внимание ближайший род. Следовательно, откуда же человек может взять все остальные видовые отличия, конституирующие определяемое с тем, чтобы они соответствовали друг другу без того, чтобы было достигнуто при помощи одного из них, а другие причины различения не игнорировать, тогда откуда же он достигнет своего искомого в каждом из них? Именно так обстоит дело с частями, содержащимися вместе во взаимопроникающих видовых отличиях. И как же их можно сохранить, когда они уже содержатся в родах, стоящих выше ближайшего рода? В таком случае он может делить этот род на два взаимопроникающих вида, тогда как же он может сохранить первое деление из двух делений при любых обстоятельствах?
Следовательно, ему требуется ближайший род из двух делений, причём видовое отличие, подлежащее другому делению- если оно сущностное, то не пропадает. Если же оно, как утверждают некоторые люди представляется таким образом, что существенные видовые отличия не могут быть взаимопроникающими в не- сущностные видовые отличия. Каким же образом в этом случае человек может уберечь себя от ошибок во всех обстоятельствах? Стало быть он, человек, берёт во внимание существенное деление от несущественного?
Поскольку эти и подобные им причины могут удлинить наш разговор, мы их опускаем здесь по причине того, что можем получить по-настоящему правильные определения лишь в редких случаях.
Что касается неполных определений и описаний, то причин нашей слабости и ошибок в этом отношении достаточно, о чём я упомянул в других работах, хотя и с другой позиции.
Разница между неполным определением и описанием заключается в том, что неполное определение состоит из существенных признаков вещи, то есть из родов и видовых отличий, благодаря которым вещь достигает соответствия в общем, но не достигает его по смыслу.
К ним относятся ошибки, совершаемые в роде, а также в видовом отличии, некоторые из них суть общие как для рода, так и для видового отличия, причём последние общие ошибки распространяются как на неполное определение, так и на описание.
Следовательно, к ошибкам, совершаемым в роде, относится употребление видового отличия вместо рода, подобно утверждению говорящего, что «страсть – это чрезмерность любви». Сюда же относятся ошибки, совершаемые в результате употребления материи вместо рода, как например, когда о стуле говорят, что «он есть нечто, на что садятся», и о мече, что «он есть железо, которым рассекают», так как в этих двух случаях материя взята вместо рода. Сюда же относятся ошибки, совершаемые в результате употребления первоматерии вместо рода, как например, когда о пепле говорят, что это «сгоревшее дерево».
К ним же относятся ошибки, совершаемые в результате употребления части вместо общего, как например, когда говорят: «десять – это пять плюс пять, именно поэтому Мудрец выделил другой пример, представляющий собой их утверждение о том, что «животное есть тело, наделённое душой, в которой заключается нечто сокровенное». К ним же относятся ошибки, совершаемые в результате употребления в роде родов: способности – вместо потенции, а потенции – вместо способности, что аналогично их утверждению: «целомудренный тот, кто может уклоняться от чувственных наслаждений, в то время как прелюбодей, будучи также способен к тому же воздержанию, не делает этого, где потенция ставится вместо способности из-за сходства последней потенции, так как способность есть устойчивая потенция; а также аналогично их утверждению «к насилию способен тот, характеру и натуре которого присуще стремление к захвату из рук другого того, что ему не принадлежит». Здесь способность употреблена вместо потенции, так как тот, кто способен к насилию, может стать справедливым и не творить насилия, однако последнее в его натуре не заложено.
К ним же относятся ошибки, совершаемые в результате употребления иносказательных и сомнительных имён, как, например, когда говорят: «Понимание есть согласие, а душа есть число».
К ним же относятся ошибки, совершаемые в результате употребления какого-либо из неотъемлемых признаков вместо родов, подобно употреблению «единого» вместо «сущего».
К ним же относятся ошибки, совершаемые в результате употребления вида вместо рода, подобно их утверждению: «Зол тот, кто притесняет людей», хотя притеснение есть лишь вид зла. Однако ошибки относительно видового отличия имеют место если неотъемлемые признаки употребления вместо существенных признаков и если употребляется род вместо видового отличия; если страдательные состояния считаются видовым отличием, между тем при усилении страдательных состояний вещь упрочняется; если акциденции употребляются как видовые отличия, качества употребляются не применительно к качеству, а видовые отличия соотнесённого – не применительно к тому, с чем что-то соотнесено.
Что касается ошибок общих правил, то здесь дело обстоит так, что мы не должны определять вещь чем-то менее известным, чем она сама, например, когда определяют огонь, говорят, что это «тело, подобное душе», в то время как душа менее известна, чем огонь, или когда вещь определяется чем-то одинаково с нею известным или в порядке познания, следующего за ней. Примером одинаково известного является их высказывание: число есть множество, состоящее из единиц», в то время как «число» и «множество» есть одна и та же вещь. Здесь, следовательно, сама вещь употребляется в определении самой себя.
К этой же категории ошибок относится употребление противоположного при определении другого противоположного ему, как например, когда говорят: «Чётное есть число, превышающее нечётное на единицу», а далее говорят: «Нечётное число есть число, меньшее чётного на единицу».
Точно такое же явление имеет место и тогда, когда нечто соотнесённое употребляется в определении того же соотнесённого, как это сделал Порфирий, когда он неправильно считал, что в определении вида следует употреблять род, а в определении рода – вид, в чём и содержится нечто непонятное.
Что же касается чего-либо противоположного друг другу, соответствующего например, отрицанию и лишению, то в их определении следует употреблять утверждение и обладание, но не наоборот.
Что касается того, что употребляется в определении вещи несколько позже, то оно аналогично их утверждению: «Солнце есть восходящее светило дня, следовательно, определение дня здесь возможно лишь при помощи Солнца, так, как день – это время восхода Солнца». Точно так же обстоит дело как с общеизвестным определением количества тем его свойством, что оно допускает равенство и неравенство, так и определением качества тем его свойством, что оно допускает сходство и несходство.
Таким образом, приведённые выше и подобные им примеры отклоняются от правильных определений.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ «ОПРЕДЕЛЕНИЕ»

Мудрец и в книге «Топика» упоминает: «Определение – это высказывание, указывающее на сущность вещи, то есть на совершенство её сущностного бытия, образующегося из его ближайшего рода и его видового отличия».

ОБ ОПИСАНИИ

Полное описание – это высказывание, составленное из рода вещи и её неотъемлемых акциденций, так что оно, высказывание, ей адекватно в целом.
Абсолютное описание есть высказывание, поясняющее вещь несущностным образом, тем не менее индивидуальным признаком, или это высказывание, выделяющее вещь из других вещей не через сущность.
Разъяснение. Высокочтимому и великому Создателю нет определения и описания, ибо у него нет ни рода, ни видового отличия. Он не является для чего-либо составным и у него нет сопутствующих ему акциденций. Но у него есть высказывание, указывающее на его имя, а именно: он не является безусловно существующим необходимосущим, который не может произойти от чего-либо другого, а также не может быть чем-либо другим, не проистекающим из собственного бытия. Следовательно, именно в этом состоит толкование его имени и, следуя этому толкованию, мы [говорим], что оно есть такой сущий который не размножается ни по числу, ни по величине, ни по составным частям отношения. Он не изменяется ни по существу, ни по не соотносительным, ни по соотносительным привходящим признакам сущности.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ РАЗУМА

«Разум»- это омоним в нескольких значениях:
1. «Разумом» называют первичное врождённое здравомыслие человека. Разум – это способность различать положительные и отрицательные явления.
2. «Разумом» называются те общие суждения, которые человек приобретает посредством опыта. Следовательно, разум – это идеи, собранные в уме и выступающие как предпосылки, посредством которых приобретаются блага и удовлетворяются интересы людей.
3. «Разум» понимается и в другом смысле: он означает положительный облик человека, проявляющийся в его действиях или отсутствии их, а также в его высказываниях и волеизъявлении. Следовательно, таковы три значения, которые народ вкладывает в понятие «разум». Однако у философов понятие «разум» используется в восьми значениях:
1. Первое – это разум, о котором говорит Философ в книге «Доказательство» и где он приводит различие между ним и знанием. «То, что обозначает этот разум, – говорит он, – есть врождённое понятие в душе, тогда как знание приобретается».
К числу определений разума относятся также толкования разума, упомянутые в книге Аристотеля «О душе». К ним относится теоретический разум, а также разум практический.
2. Теоретический разум – это такая способность души, которая воспринимает суть универсальных явлений постольку, поскольку они универсальны.
3. Практический разум – это такая способность души, которая является побудительным началом силы страсти, направленной на выбор из частных явлений того, что нужно для достижения полагаемой ею цели. Кроме того, разумом называются также многие другие способности теоретического разума.
4. Материальный разум – это способность, души воспринимать сущность вещей отвлечённо от материи.
5. Сюда же относится разум по навыку, который есть совершенствование этой способности с тем, что она стала силой, близкой к действительности, – посредством реализации того, что он Аристотель в книге «Аподейтика» – «Доказательство» называет разумом.
6. К ним относится также действительный разум, который есть совершенство души в познании какой-либо формы таким образом, чтобы её умопостигаемая форма стала действительно наличной в разуме, чтобы разум мог обратиться к ней в любое время, когда захочет.
7. К ним относится также приобретённый разум, который представляет собой абстрагированную от материи сущность, запечатлённую в душе посредством актуализации извне.
8. К ним относятся такие разумы, именуемые активными, которые представляют собой полностью отвлечённую от материи сущность. Определение активного разума заключается в следующем: это есть разум, являющийся формальной субстанцией, чья сущность отвлечена от материи и её связей сама по себе, а не благодаря чему-либо другому, он представляет собой сущность всяких сущих; активный разум, является субстанцией с вышеназванными качествами, ему свойственно приведение материального разума из потенции в действительность путём его озарения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДУШИ

Душа – это общее имя, приложимое к общей идее, включающей в себя человека, животное и растение, а также к общей идее, включающей в себя человека и небесных ангелов.
Определение души в первом смысле – это совершенство естественного тела, ведущее к потенциальному живому телу.
Определение души во втором смысле – это не телесная субстанция, а совершенство тела, приводящее его в движение по выбору, действительно или потенциально исходящее от разумного, то есть интеллектуального начала. Стало быть, то, что приводит его в движение потенциально, есть видовое отличие человеческой души, а то, что приводит в движение действительно, представляет собой видовое отличие и отличительное свойство универсальной ангельской души, которая именуется также «универсальным разумом», «разумом универсума», «универсальной душой» и » душой универсума».
Всеобщий разум – это умопостигаемое значение, которым обозначаются численно многие отличные друг от друга разумы, имеющиеся у человеческих индивидов. Существует он в представлении, а не в реальности.
Что же касается разума универсума, то «универсум» имеет два значения, и употребляется также в этих двух значениях, первое из которых обозначает совокупность мира, и второе -отдалённое тело, масса которого называется «телом универсума», а его движение именуется «движением универсума», так как под его движение подпадает всё сущее.
Следовательно, понятие «разум универсума», где слово «универсум» берётся в первом значении, нами объясняется как имя, обозначающее совокупность полностью отвлечённых от материи сущностей, которые движутся не субстанциально и не акцидентально, а лишь по собственной воле.
Другим из числа совокупности разумов является активный разум в человеческих душах. Данная совокупность разумов представляет собой всеобщее начало, следующее после первого начала, а первым началом является творец всеобщего разума.
Что касается «разума универсума» во втором значении, то он есть разум, представляющий собой полностью отвлечённую от материи субстанцию, которая выступает в качестве двигателя посредством всеобщего движения по собственной воле, его бытие – первое после Творца бытие, приобретённое от Первосущего.
Что касается «всеобщей души» и «души универсума», то понятие всеобщей души – это такое значение, которым обозначается множество различных душ в ответ на вопрос «что это?» и каждая из них предназначена для отдельного человеческого индивида.
Душа универсума же аналогична всеобщему разуму и представляет собой совокупность бестелесных субстанций, которые являются движущими управителями небесных тел по разумному выбору. Бестелесная же субстанция, является первым совершенством отдалённого тела, а движение последнего аналогично движению универсума по разумному выбору. Отношение души универсума ко всеобщему разуму таково же, как отношение наших душ к деятельному разуму. «Душа универсума» является ближайшим началом бытия естественных тел. Её место в достижении бытия следует после положения, занимаемого разумом универсума, и её бытие исходит из бытия разума универсума.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ФОРМЫ

Форма – это омоним, употребляемый в нескольких значениях:
1) вид;
2) сущность любой вещи в том виде, в каком она существует;
3) энтелехия, благодаря которой вид преобретает свои вторичные совершенства;
4) истинная сущность, образующая собственное вместилище;
5) истинная сущность, формирующая вид.
Определение формы в первом значении – это вид, сказывающийся о множестве предметов в ответ на вопрос «что это?», а также в ответ на вопрос «что это?» путём соучастия с другим предметом.
Определение формы во втором значении – это всякое существующее в вещи не как её часть и без которой невозможно её существование в том виде, в каком она существует.
Определение формы в третьем значении – это всякое сущее в вещи не как её часть, но без чего возникновение этой вещи и без его посредства невозможно и вещь эта определяется здесь как источник знаний и добродетели для человека.
Определение формы в четвёртом значении – это то, что имеется в другой вещи и не аналогично её части, причём отвлечённое существование для неё невозможно. Однако бытие имеющейся в ней действительной вещи свойственно той же вещи, как например, форма огня, в которую облечена материя огня, свойственна лишь последней, так как материя огня действительно существует лишь благодаря форме огня или какой-либо другой форме, идентичной форме огня.
Определение формы в пятом значении – это существующее в вещи, которое не является её частью, причём отвлечённое существование этой вещи без него невозможно, в то время как существование того, что имеется в ней, без неё возможно. Вместе с тем естественный вид чего-либо образуется благодаря ему, как, например, форма человечности или животности, заложенная в естественном теле. Иногда формой называется отвлечённое совершенство, как например душа, определяется тем, что является нетелесной отвлечённой частью тела, отличающейся через эту телесную часть от естественного вида.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПЕРВОМАТЕРИИ

Абсолютная первоматерия – есть субстанция, действительное существование которой реализуется лишь при принятии телесной формы благодаря заключённой в ней способности принимать формы. Субстанция сама по себе, кроме силы, свойственной ей самой, не имеет какой-либо другой формы.
Смысл моего утверждения, что первоматерия является субстанцией, заключается в том, что её бытие в действительности обуславливается её же сущностью. Первоматерией именуют любую вещь, которой свойственно поддаваться какому-либо совершенствованию и принимать нечто такое, чего у неё нет. По отношению к тому, чего в ней нет, она является первоматерией, а по отношению к тому, что в ней есть -субстратом.

О СУБСТРАТЕ

Субстратом называется, то о чём мы выше упомянули, а именно: это всякая вещь, которой свойственно иметь совершенство, которым она обладала. Субстратом называют также всякое вместилище, существующее само по себе и состоящее из того, что оно вмещает, подобно тому, как первоматерией называют вместилище, конституирующее не само по себе, а благодаря тому, что в нём вмещается. Субъектом называют любую идею, о которой выносится положительное или отрицательное суждение.

О МАТЕРИИ

Материя – это имя, коим как синонимом иногда называется первоматерия. Материей также называют всякий субстрат, поддающийся совершенству вследствие его соединения с чем-либо другим и постепенного проникновения в него. То есть, подобно тому, как сперма и кровь постепенно облекаются в форму живой твари. При этом то, с чем они соединяются, может принадлежать его же виду, а может и не принадлежать ему.

ОБ ЭЛЕМЕНТЕ

Элемент – это имя, которым обозначается находящаяся в субстратах первооснова. Элементом называют первое вместилище, принимающее вследствие своего видоизменения различные формы, благодаря чему всё существующее становится разнообразным, либо безусловно, абсолютно, а именно, когда оно представляет собою первую первоматерию, либо с условием телесности, когда из числа веществ, форму которых он принимает, происходит ряд других существующих предметов.

О СТИХИИ ИЛИ ПЕРВОЭЛЕМЕНТЕ

Устукусс – это первое тело, которое соединяясь с иными первыми телами, противоположными с ними по виду, называется их стихией. Поэтому говорят, что оно является наименьшей частью, которой и завершается расчленение тела. В нём возможно деление лишь на подобные друг другу части.

ОБ ОСНОВЕ

Основа – это простое тело, являющееся подобно небесным сферам и элементам, существенной частью мира. Следовательно, это простая вещь по отношению к миру является основой, а по отношению к тому, что из неё состоит, является первостихией или первоэлементом; по отношению же к тому, что из неё образуется, независимо от того, является ли его образование результатом одновременного её соединения и превращения, или только исходящего от неё изменения, оно является элементом.
Поэтому воздух, при своём сгущении, для облака представляет собой элемент; а не стихию, в то время как для растительности он является и стихией и элементом. Однако небесный свод по отношению к какой-либо форме представляет собой основу, но не является стихией и элементом. Вместе с тем небосвод по отношению к собственной форме представляет собой субстрат, а не является элементом и первоматерией, ибо под понятием «субстрат» мы не имеем в виду существующую саму по себе какую-либо вещь, в то время как под «первоматерией» и «элементом» подразумеваем вместилище, представляющее собой какую-либо потенциальную вещь, которая может происходить от них. Кстати, под «первоматерией» мы не имеем в виду субстанцию, усовершенствованную благодаря пополнению ею своего вместилища. Таким образом, эти последние вещи как первоматерия, субстрат, элемент, материя, стихия и основа употребляются одни вместо других.

О ПРИРОДЕ

Природа, благодаря заключённому в ней существенному движению и существенному покою, является первым началом любой существенной изменчивости и устойчивости в целом. Люди, которые сделали добавление к вышеизложенному определению, утверждая, что действующая в телах сила представляет собой то или иное начало, в действительности ошибались, так как употреблённая в данном месте «сила» определяется как начало изменения в неизмённой среде. Те люди утверждают, будто природа – это начало изменения, являющегося началом её же изменения, но это бессмыслица.
Природу по внешнему сходству имени иногда именуют элементом существенной формы, из которой проистекает природа. Подобно этому врачи применяют слово «природа» по отношению к темпераменту, естественной температуре, строению органов, а также к движению и растительной душе. Каждое их этих названий мы определим позже в отдельности.

О НАТУРЕ

Натура – это любое состояние, благодаря которому совершенствуется какой-либо вид из числа действующих или претерпевающих изменение видов. Очевидно, она более общая, чем «природа», но бывает, что определённая вещь исходит от природы, а не от натуры, например, лишний палец, по-видимому, это от натуры, обусловленной индивидуальной природой, а не от натуры, соответствующей общей природе.

О ТЕЛЕ

Тело – это омоним, употребляемый в нескольких значениях:
1) телом называют любое потенциально соединённое и определённое вещество, поддающееся трёхмерному измерению;
2) телом называют любую форму, в которой ты, если хочешь, можешь обнаружить три величины измерения: длину, ширину и глубину, имеющие определённые границы;
3) телом называют субстанцию, состоящую из материи и формы и обладающую вышеуказанными свойствами.
Разница между данной количественной величиной и указанной формой заключается в том, что всякий раз, когда капля воды или кусочек воска изменяют свою форму, в них изменяются три определённые величины измерения, и ни одно из этих измерений не останется численно одним и тем же, в то время как форма останется способной принять данные новые состояния и остается одной и той же по величине телесной формой без численного превращения и изменения. По этой причине, когда тело уплотняется или разрежается, то изменяется не его телесная форма, а изменяются его величины измерения. Следовательно, между телесной формой, поддающейся количественному измерению, и субстанциональной формой есть разница.

О СУБСТАНЦИИ

Субстанция – это омоним, употребляемый в следующих значениях:
1) субстанцией в сущности называют любую вещь, будь то человек или белизна;
2) субстанцией называют любое само по себе сущее, которое в [своём] бытии не нуждается в содействии другого тела. Именно так звучит смысл их утверждения: «субстанция существует сама по себе»;
3) субстанцией называют всё, что обладает данным качеством и чему свойственно последовательное восприятие одной противоположности за другой;
4) субстанцией называют любую сущность, бытие которой находится вне вместилища;
5) субстанцией называют любую сущность, находящуюся вне субстрата.
Понятие «субстанция» как термин использовалось древними философами ещё со времён Аристотеля. Но мы до этого различали разницу между понятием «субстрат» и «вместилище».
Следовательно, их выражение о том, что сущее имеется не в субстрате, означает сущее, бытие которого не связано с каким-либо вместилищем, само по себе действительно существующее, конституирующее его. Впрочем, не беда, если сущее находится в каком-либо вместилище, когда это вместилище без него не может действительно существовать. Отсюда следует, что если оно находится во вместилище, то не находится в субстрате.
Таким образом, всякое сущее, будь то белизна, теплота или движение, представляет собой субстанцию соответственно первому значению понятия: первое же начало является субстанцией соответственно второму, четвертому и пятому значению; что касается формы, то она является субстанцией соответственно пятому значению понятия, а не второму, третьему и четвертому его значению. Дело всё же не в названиях.

ОБ АКЦИДЕНЦИИ

Акциденция – это омоним употребляемый в следующих значениях:
1) акциденцией называют всё, что находится в каком-либо вместилище;
2) акциденцией называют всё, что находится в каком-либо субстрате;
3) акциденцией именуется отвлечённое общее понятие, высказываемое относительно множества вещей не конституирующим образом, а именно привходящим;
4) акциденцией называют любое свойство, коим обладает вещь вне своей натуры;
5) акциденцией называют любое свойство, приписываемое вещи по бытийной связанности с последней;
6) акциденцией именуют любое свойство, которого не было у вещи в самом начале , а затем появилось.

Страницы: Следующая страница

14.01.2011 · admin · Комментариев нет
Рубрики: Исламская философия