Руководство по философии (ибн Сина)

АБУ АЛИ ИБН СИНА
РУКОВОДСТВО ПО ФИЛОСОФИИ

(КИТАБ АЛ -ХИДАЯ)

ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО

Хвала Аллаху, Богу миров, да благословит Аллах Пророка милостивого Мухаммада Мустафу, да ниспошлёт благоденствие его непорочной семье и его благородным друзьям.
Да осчастливит тебя Аллах, дорогой брат Али, предохранит и руководит удачей, доставит тебе все блага, осветит твоё сердце проницательностью, предохранит тебя от превратностей судьбы и несчастий своим даром и обилием милосердия.
Далее собрал я в этой поучительной книге совокупность науки мудрости в лаконичных словах и ясных выражениях, дабы, когда ты выучишь и постигнешь их, твой труд стал лёгким, а польза от него огромной. Я прибег в этом к помощи Аллаха. Тому, кто искренне просит от него, он укажет правильный путь.

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. О ЛОГИКЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ. СЛОВО И ЗНАЧЕНИЕ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛОГИКИ.

Логика – это наука, изучающая способ получения заключения от посылок.

ЧАСТИ ВЫСКАЗЫВАНИЯ.

Под частью всякого высказывания либо подразумевается какое-либо обозначение, например, когда мы говорим “человек есть писатель”, то благодаря слову писателя высказывание становится составным; либо какое-то обозначение не подразумевается, например, если мы разделим слово “инсон” на “ин” и “сон” , то высказывание станет простым.
Универсальное простое [высказывание] – это такое высказывание, которое создаёт в уме из одного понятия одновременно множество предметов, как, например, “человек” и “животное”, а частное простое [высказывание] – такое высказывание, которое не создаёт идею множества в уме, как, например, “Зайд”.
Сущностное [высказывание] – это такое высказывание, которое конституирует описываемое, например, [понятие] “животное”, по отношению к человеку . Акцидентальное же [высказывание] – это такое высказывание, идея которого возникает после этого конституирования. Оно бывает либо неотъемлемым, как, например, свойство по природе “смеяться” по отношению к человеку, или отъемлемым, как, например, “белый” по отношению к человеку.

ВЫСКАЗЫВАНИЕ В ОТВЕТ НА ВОПРОС “ЧТО ЭТО?”.

Высказывание в ответ на вопрос “Что это?” – это такое высказывание, которое обозначает бытие вещи – является ли вещь тем, чем она является без совершенствования её истинности посредством всех конституирующих её признаков, если их много.
Таким высказыванием является слово “человек”, которое равным образом и в совокупности и в отдельности относится и к Зайду и к Амру.
Понятие “человечность” здесь не завершено, и слово “животное” одновременно, а не в отдельности может использоваться по отношению и к человеку, и к лошади. Следовательно, каждый из них после себя по своей природе имеет сущностное добавление, при помощи которого завершается суть его бытия. Это добавление высказывается в ответ на вопрос: “Какова эта вещь по сути?”, где оно и всё то, что подобно ему, называется “видовым отличием”.
Пять универсалий . Что касается [понятия] “животное”, то всякое высказывание и множество по природе своей различных предметов и различных сущностей по общности является “родом” этих предметов. Каждое из этих качеств, более того, каждое более частное высказывание в ответ на вопрос: “Что это?” является “видом”. Иногда бывает и так, что род одной вещи становится видом другой вещи, как, например, слово “животное” по отношению к тем [вещам], которые доходят до рода родов, выше которого нет рода, обладающего родом. А если ты достигнешь до вида видов, выше которого нет вида, обладающего видом, то оно является высказыванием о множестве различных предметов по численности в ответ на вопрос: “Что это?”
Что касается видового отличия, то это [высказывание] в ответ на вопрос: “Что это по своей сути?”, где оно, по сравнению с видом, является в нём его конституирующим отличием, а по сравнению с родом данного вида – делителем4, как, например, “разумный”.
Что касается собственного признака, то это акцидентальное, принадлежащее виду, либо всем видам, как, например, “смеющийся” по отношению к ним, или к некоторым, например, к писателю.
Что касается общей акциденции, то это акцидентальное, охватывающее [множество] видов, как, например, в случае с “белизной” по отношению к снегу и гипсу или индивидам вида, как, например, движущиеся.

ПРЕДИЦИРОВАНИЕ УНИВЕРСАЛИЙ. ДЕФИНИЦИЯ

Однозначность. Все пять предикабилий, через которые описывается вещь, являются именами и идеями, и такое описание должно быть однозначным.
Определение . Что касается определения, то оно составляется из ближайших родов предмета, так, что не остаётся общего сущностного, из всех видовых отличий так, что не остаётся частного сущностного. Если одно из них будет доминировать, то это будет соответствовать определению сущности, как, например, в случае “тело, обладающее душой”, которое есть род, и “ощущающее, движущее по воле”, которое является двумя видовыми отличиями. Это определение животного.
Описание. Что касается описания, то оно составляется из акцидентальных признаков, которые при соединении соответствуют вещи, как, например, в случае с высказыванием “ходячее [животное] с плоскими ногтями и двуногое” по отношению к человеку. Было бы лучше вначале упомянуть род, как, например, в случае с животным в вышеупомянутом примере, а затем дать это как [акциденцию].

О СОРАЗМЕРНОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ И ОПИСАНИЯ.

В определении и описании мы должны избегать следующих [ошибок]: первая ошибка состоит в том, чтобы не брали определяемое и описываемое в определении их самих, как, например, при определении времени говорят: “Время есть срок движения” и “Движение есть переход с одного места на другое”, где “срок” есть самое время, а “переход” – движение.
Вторая ошибка – это когда хотят познать один предмет посредством другого предмета, который познаётся путём этого же [первого] предмета, как, например, говорят: “Солнце есть светило, которое восходит днём, однако день невозможно познать иначе, как через время восхода солнца”. Также говорят: “Количество – это то, что присуще равенству”, и далее равенство определяется тем, что соответствует количеству.
Третья ошибка заключается в том, что вещь хотят познать посредством другой вещи, еще более неизвестной, хотя это неизвестное нельзя познать посредством её. Как, например, когда при определении огня говорят, что огонь – тело, похожее на душу.
Четвёртая ошибка заключается в том, что хотят познать вещь посредством другой вещи, известной в такой же мере, например, когда говорят: “Чернота – такой цвет, который противоположен белизне, и чернота познаётся посредством белизны”, то это не лучше, чем сказать, что “Белизна – это такой цвет, который противоположен черноте, и белизна познаётся посредством черноты”.

ГЛАВА ВТОРАЯ. КАТЕГОРИИ

Указание. Высказывания, распространённые на множество предметов с различными понятиями, сходные или несходные, называются “совпадающими”. Как, например, “животное” по отношению к представимому и имеющему завершение природы. Высказывание, распространённое на одно понятие равнозначно, называется “соимённым”, как, например, в случае употребления слова “животное” по отношению и к лошади, и к быку в смысле “тело, обладающее душой, чувствующее, движущееся по воле”, а высказывание, распространённое неравнозначно, называется “по аналогии” , как, например, сущее по отношению к субстанции и акциденции.
Десять категорий. Если говорят “субстанция” – то это всякое сущее, которое не находится в субстрате, [хотя] в конкретной [вещи] без него субстанция может не конституироваться. Субстанция не имеет противоположного, не усиливается и не ослабевает, подобно тому, как белизна и не усиливается и не ослабевает. Примером этого могут служить “человек” и “камень”.
Когда говорят “сколько”, то это нечто такое, что в своей сущности может быть взято во внимание для применения существующего или воображаемого в вещи так, чтобы оно было равным или неравным. [Понятие] “сколько” имеет два свойства субстанции, примером этого могут служить длина или число.
Когда говорят “качество” – это всякое устойчиво пребывающее в характеризуемом [теле] свойство, представление которого не нуждается в отношении к внешнему или опыту. Качество может иметь противоположность, усиливаться и ослабевать, примером могут служить “белизна” и “форма”.
Когда говорят “отношение” то под этим подразумевается такое значение, которое не может существовать без сравнения с другим высказыванием, как, например, сыновство, [сопоставленное] с отцовством.
Когда говорят “где”, то под этим подразумевается пребывание вещи в каком-то месте, как, например, “находится в Неджде и в Техаме” .
Когда говорят “когда”, то имеют в виду пребывание вещи в каком-то времени, как, например, всемирный потоп, состоявшийся в какое-то время.
“Положение” – это состояние вещи с точки зрения соотношения её частей, претерпевающих изменения, как, например, сидение и вставание. “Обладание” – это наличие вещи в среде, вместе с которой она перемещается как, например, ношение одежды.
“Действие” – это состояние вещи при изменении, то есть непостоянное состояние, которое может быть передано от одной вещи к другой, как, например, нагревание и разрезание.
“Претерпевание” – это состояние вещи, возникающее от существования этого свойства в ней, как, например, в случае, когда что-то нагревается и разрезается.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. О СУЖДЕНИЯХ

Части суждения. Имя – это простое высказывание, обозначающее какую-то идею без [указания] определённого времени, как, например, Зайд.
Калима , подобно имени, обозначает какую-то идею, но он обозначает также идею во времени. Например, высказывание “ходил”. Здесь “ходил” обозначает хождение какой-то вещи в прошедшем времени.
Предлог – это высказывание, не обозначающее законченную идею без присоединения к нему другого высказывания, в сочетании с высказыванием оно сообщает нечто об идее, например высказывания “в” и “на”.
Определение суждения и его виды. Суждение – это высказывание, в котором устанавливается отношение принадлежности чего-то одного к чему-то другому путём утверждения или отрицания. Оно бывает либо предикативным утверждением, примером которого может служить высказывание “он есть”, например, “Зайд есть писатель”, либо отрицанием -“он не есть”, либо условным, которое имеет вид “следования” или “импликации” , утвердительной формой которого может служить твоё высказывание “Если это так, то будет так, а если эдак, то будет эдак”, а отрицательной – “но если будет не так и ни эдак, то будет не так и не эдак”, либо разделительным, утвердительной формой которого является твоё высказывание: “Это так или эдак”, а в отрицательной: “Это не так и не эдак”.
Определение предикативного общеутвердительного суждения. Обще- утвердительное категоричное – это суждение, в котором утверждение относится к каждой из частей общего субъекта, как, например, в твоём высказывании “всякое А есть Б”, то есть всё то, что актуально описывается всегда или в какое-то время как А является Б без уточнения времени. Или оно бывает необходимым, если А будет Б до тех пор, пока будет существовать сущность субъекта, хотя субъект не описывается так А, например, пребывание сущности движущейся вещи телом, хотя она и не движется.
Так, если суждение рассматривается как возможное, то пребывание субъекта как Б не необходимо всегда, когда субъект существует как А. Под этим не подразумевается то, что имеют в виду в простонародье: возможно – это то, что не-невозможно. Следовательно, в нём есть необходимость, то есть оно подпадает под него, более того, то, что бытие и небытие его не-необходимо есть особо возможное.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОБЩЕУТВЕРДИТЕЛЬНОГО УСЛОВНОГО СУЖДЕНИЯ

Что касается общеутвердительного в условно-соединительных и условно-разделительных суждениях, то оно таково, что всякий раз, когда предполагается антецедент, то за ним следует или ему противостоит консеквент .
Определение общеутвердительного категорического суждения. Общеотрицательное категорическое суждение отличается от общеутвердительного суждения по качеству, то есть в утверждении и отрицании, но согласуется с ним в [типе] суждения. Как, например, твоё высказывание в категорическом суждении “ни один А не есть Б”, то есть ни один из того, что мы объяснили раньше, не есть Б, если только не учитывать условий и времени. Или оно становится необходимым, где отрицание будет продолжаться до тех пор, пока сам предмет будет существовать как А. Возможное ты узнал раньше.
Определение общеотрицательного условного суждения. Общеотрицательное условное – это суждение, в котором не следует соединение или разделение, как, например, “неверно, что если так, то так”, или “неверно, что или так, или эдак”.
Определение двух частных в категорическом и условном. Частное категорическое суждение подобно своему высказыванию; “Некоторое А есть Б по необходимости или возможности, или без условия”, как это ты узнал [раньше]. частноотрицательное суждение подобно твоему высказыванию: “Некоторые не” или “Все не”, следовательно, “некоторые” допустимо, как ты об этом узнал,
Точно так же обстоит дело в условных суждениях, когда выносится суждение о том, что “иногда может быть” – следствие или разделение, или “иногда не может быть”.
Указание. То, что “по необходимости не есть это”, не является “не есть по необходимости”, и то, что “по возможности не”, не является “то, что не есть по возможности”. Следовательно, размышляй.
Неопределённое суждение. Что касается неопределённого суждения, то оно такое, что в нём не упоминается “всё”, “некоторое”, но можно и упомянуть их, как, например, в твоём высказывании “человек – есть писатель” или “человек не есть писатель”.
Разница между отрицательным и ограничительным суждениями.
Категорическое суждение, обладающее частицами отрицания, не может быть отрицательным, если частица отрицания рассматривается как часть предиката. Таким образом, суждение обязательно будет отрицательным, если в нём утвердительная связка находится перед отрицательной частицей, как, например, “Зайд есть незрячий” или “был незрячий”. Более того, иногда связка становится после отрицания, как, например, в твоём высказывании: “[Зайд] не есть зрячий”. Первый пример является ограничительным утверждением.
Определение условного суждения. Истинность, утвердительность и ограничительность, т.е. количество в условном суждении, существуют в импликации и в альтернативности.
Точно так же обстоит дело в противолежащих им суждениях, в части которых нет ни антецендента, ни консеквента, каждый из которых сам по себе являлся бы суждением, какими бы суждениями они не были.

КОНТРАДИКТНОСТЬ СУЖДЕНИЯ

Условия возникновения контрадикторности. Знай, что не всякое отрицание противоречит своему утверждению, то есть только одно из них будет истинным после согласования значения субъекта, предиката, времени, места и отношения. Например, “это отец” должно оставаться одним и тем же и в потенции, и в действительности, и в общем, и в частном, и в отношениях, посредством которых завершается идея, чтобы квантор, то есть то, что указывает на количество, в одном из них не противоречил другому, как, например, “каждый” не есть “все” и “некоторые” не есть “один”. Следовательно, “все” и “некоторые” являются двумя частными, которые одновременно не могут быть истинными в возможном предикате, как, например, “некоторые люди писатели” и “все они не писатели”. “Все” и “не один” являются двумя общими контрарными, которые одновременно становятся ложными и в материи возможного.
Контрадикторность модальности. Противоречащими абсолютно общеутвердительному являются два частноотрицательных и постоянное, где абсолютно-общеотрицательное становится истинным вместе с абсолютно-общеутвердительным. Противоречащим абсолютно-общеотрицательному являются два частно-утвердительных и постоянное. Точно так же двум частным [абсолютным] противоречит постоянное. Противоречием “по необходимости” есть “не по необходимости”, а “по возможности” является “не по возможности”.

ОБРАЩЕНИЕ СУЖДЕНИЙ

Обращённое суждение – это суждение, в котором предикат становится субъектом, а субъект – предикатом, причём истинность и качество суждений остаются, как были, в исходном своем виде.
Обращение общеотрицательного. Общеотрицательное суждение о необходимом обращается в другое [суждение], в котором предикат отрицается как субъект, пока они описываются посредством субъекта, как, например, “ни одно из того, что есть белое, не есть чёрное”, обращается в себя подобное. Отсюда, “если ни одно А ни есть Б по необходимости”, то “ни одно Б не есть А по той же необходимости”. В противном случае, предполагалось бы, что “некоторые Б есть А”. Пусть это некоторое будет Д, и Д будет Б и А, следовательно, А будет Б, в то время как “по необходимости ни одно А не есть Б” или “ни одно из А не есть Б”, пока оно описывается посредством А”, а это абсурд.
Если [суждение] возможное или предикат и субъект по необходимости существуют в нём, то нет необходимости обращения. Стало быть, ни в одном из того, что описывается как человек, нельзя отрицать [свойства] пишущего. Далее, всё, что описывается как пишущий, есть по необходимости человек.
Обращение общеутвердительного. Что касается общеутвердительного, то оно не должно полностью обращаться, так, если “всякое А есть Б по необходимости” или в абсолютности необходимо, чтобы Б было ограничено А, а не другим. Это суждение обратимо частично, как, например, “некоторое Б есть А в абсолютном”, в противном случае “ни одно Б не есть А по необходимости, следовательно, “ни одно А не есть Б”.
Если суждение о возможном, то не обязательно, чтобы его обращение было истинно возможным. Следовательно, вещь может быть возможной по отношению к тому, что ей необходимо, как, например, свойство “смеяться” по отношению к человеку. Более того, она может быть возможной посредством такого возможного, смысл которого является возможным для того, чтобы охватить то, что [есть] по необходимости и возможности, как, например, “некоторые смеющиеся люди” – это то, что по необходимости, а наше высказывание “некоторые писатели есть наездники” – это по возможности. Поскольку эти два [состояния] не невозможны, следовательно, они возможны.
Обращение частноутвердительного. Из положения частноутвердительного выясняется, что оно сходно с общеутвердительным, в то время как не обязательно обращение частноотрицательного в необходимое и абсолютное общее. Следовательно, если “всякий человек не есть писатель”, то писатель никоим образом не может быть не человеком. Что касается возможного, то его отрицание подтверждается вместе с его утверждением, так как то, что в действительности может существовать, может и не существовать. Следовательно, его превращение в утвердительное подобно частноутвердительному, не сохраняет качества и поэтому оно необратимо.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. СИЛЛОГИЗМ

Определение силлогизма и его виды. Силлогизм – это речь, состоящая из высказываний, которые будучи приняты с необходимостью, сущностно влекут за собой другое высказывание, как, например, “всякое тело изменчиво, а всё изменчивое создано”. Так, если вышеприведённые суждения будут приняты, то из них следует другое высказывание – “каждое тело создано”, где ни это, ни другое, противоречащее ему [высказывание], явно не выражены в силлогизме актуально. Следовательно, этот род [силлогизма] называется “соединительным”. А если одно из них будет выражено ясно, то называется “исключительным”, на чём остановимся ниже.
Составление сочетательного силлогизма. Таким образом, силлогизм – это речь, состоящая из суждений. Суждения, из коих вытекает что-то, называются “посылками”. То, на что распадается [посылка], а таковыми являются субъект, предикат или антецендент и консеквент, называется “термином”. Из вышеуказанного примера становится ясным, что слово “изменчиво” общее, и поэтому то, что подобно ему, именуется “средним термином”, и то, что с необходимостью следует [из посылок], называется “заключением”. Далее, “тело”, которое становится субъектом [заключением] в силлогизме, именуется “меньшим термином”, и содержащая его [посылка] – “меньшей посылкой”. “Создано”, являющееся его предикатом, называется “большим термином”, отражающая его [посылка] – “большей посылкой”. Составление [посылок] называется “сочетанием”, и то, что в своей сущности делает необходимым [следование] другое высказывание, называется “силлогизмом”. Следовательно, не всякое сочетание есть силлогизм.
Фигуры силлогизма. Сочетание составления, связанное с положением среднего термина, называется “фигурой” – как в вышеприведённом примере, [если] средний термин в одной посылке будет предикатом, а в другой – субъектом, то это называется “первой фигурой”. Если же [в обеих] посылках он будет предикатом, то это именуется “второй фигурой”; если же в обеих посылках он будет субъектом, то это называется “третьей фигурой”.
Общее правило. Если в силлогизме имеется частная посылка, то не получится общего [заключения], или [если] она отрицательная, не следует утвердительное.

ПЕРВАЯ ФИГУРА

Если “Всякое Д есть Б”, и далее, если о всяком Б сказывается нечто, то образуется суждение, в котором Д входит в это нечто, независимо от того, если оно входит или по необходимости, или по возможности, или абсолютности, или утвердительности, или отрицательности.
В этой фигуре меньшая посылка должна быть утвердительной, а большая – общей, в противном случае она не даёт заключения. Так, если Д есть Б по возможности, то невозможно, чтобы “всякое, что есть Б” – независимо от того, является ли оно отрицательным или утвердительным – было бы возможным для Д. Далее, то что по необходимости относится к Б, то оно относится ко всякому, описываемому как Б, но не только оно может быть как Б. Когда сам предмет, описываемый как Б, существует, так как если Д становится Б, выносится суждение, что сам предмет существует. А если оно не будет Б и будет описано так, что оно есть А, или в нём отрицается А, то суждение по отношению Д будет постоянным, хотя и не будет описываться далее в том, что есть Б. Если оно будет названо и будет известно, что является ли оно [необходимым или возможным], то в суждении есть то, что возможно, и вывод [следующий из силлогизма], будет общим возможным; когда же отрицание возможного сочетается с утверждением, то, следовательно, из этого сочетания получится силлогизм. Когда меньшая посылка в первой фигуре будет возможно-отрицательной, то с сочетанием её с большей посылкой следует заключение лишь в том случае, если вместо отрицательно-возможного принять утвердительно-возможное суждение. Таким образом, заключение не должно быть ни необходимым, ни возможным, ни абсолютным, ни общим, а должно быть возможным в общем смысле.
Примеры:
“Всякое Д есть Б”.
“Всякое Б есть А”.
“Всякое Д есть Б”.
“Ни одно Б не есть А”.
“Некоторые Д есть Б”.
“Всякое Б есть А”.
“Некоторое Д есть Б”
“Ни одно Б не есть А”.
Аналогичное можно образовать и из соединительных [посылок]: “Всякий раз, когда С есть Д, то А есть Б”.
“Всякий раз, когда А есть Б, то X есть Т”. Отсюда следует заключение: всякий раз, когда С есть Д, то X есть Т”. Или: всякий раз, когда С есть Д, то А есть Б”, и “если А есть Б, то, конечно, X не есть Т”. Отсюда следует заключение: если С есть Д, конечно, Х, не есть Т”.
Частноутвердительное и частноотрицательное составляются таким же путём.

ВТОРАЯ ФИГУРА

Вторая фигура силлогизма даёт заключение только [с условием], чтобы обе посылки отличались по качеству, а большая посылка была общей. В таком силлогизме необходимо, чтобы отрицательное суждение – если оно абсолютно – всегда было обратимо. Также не явствует, что вторая фигура сама по себе даёт заключение, а если большая посылка отрицательна, то её заключение должно быть обращаемо.
Как, например, если говорится, что
“Всякое Е есть Б”,
“Ни одно А не есть Б”, отсюда следует:
“Ни одно С не есть А”.
Отсюда из первой фигуры следует, что “ни одно М не есть А”. Если меньшая посылка является общеотрицательной, то она обращается подобно вышеуказанному, и заключение будет следующим:
“Ни одно А не есть С”, а его обращение:
“Ни одно С не есть А”.
А если меньшая посылка частноотрицательная, то она не обращается. Отсюда предполагай, что “С есть то, что не есть Б”, и это есть Д, стало быть, “ни одно Д не есть А”. “Некоторые С есть Д”.
Следовательно, не всякое С есть А”.
Путём приведения к абсурду [хулф] выясняется, что если наше высказывание: “Всякое С не есть А” неистинно, то высказывание “Всякое С есть А” – истинно. Так, как “Всякое А есть Б”, то “Всякое С есть Б”, в то время как “Всякое С не есть Б”, а это абсурд. Из нашего предположения необходимо следует, что “Всякое С есть А”, следовательно, “Всякое С не есть А”. Здесь основную роль играет отрицательная посылка.
Так, если эти посылки возможные или абсолютные, и в них отсутствует необходимость, то из возможных и абсолютных не следует заключение, так как утверждение и отрицание могут быть не необходимы и для одной вещи и для различных вещей.
Если чистая необходимая посылка смешается с ненеобходимой, как бы это ни было, то следует отрицательное необходимое. Отсюда следует, что если о какой-то вещи выносится необходимое суждение посредством какой-то другой вещи в отношении утверждения и отрицания, где и суждение по отношению к другой вещи необходимое, то нельзя предицировать одну из двух вещей на другую посредством утверждения, в противном случае оно будет предицировано.
Примеры:
“Всякое С есть Б”.
“Ни одно А не есть Б”.
Доказывается посредством обращения большей посылки: “Ни одно С не есть Б”. “Всякое А есть Б”.
Доказывается посредством обращения меньшей посылки и заключения.
“Некоторое С есть Б”. “Ни одно А не есть Б”.
Доказывается обращением большей посылки. “Всякое С не есть Б”. “Всякое А есть Б”.
Доказывается посредством гипотезы от противного.
А в соединительных:
“Всякий раз, когда Н есть 3, то С есть Д”.
“Если А есть Б”, то “С не есть Д”.
Следовательно, если Н есть 3, то А не есть Б. Таким образом, преобразуй остальные.

СИЛЛОГИЗМЫ ТРЕТЬЕЙ ФИГУРЫ

В этой фигуре заключение всегда частное, а меньшая посылка должна быть утвердительной. Однако, как ты знаешь, она может быть и возможной, но при этом она должна быть общей.
В модальных [силлогизмах] решающее значение приобретает большая посылка, то есть необходимая [посылка] и тому подобное. Если большая [посылка] – общая, то меньшая посылка, вследствие обращения, становятся частной и превращается в меньшую посылку первой [фигуры], а большая посылка будет большой [посылкой] первой фигуры. Она имеет существенное значение в модальных [силлогизмах]. А если большая посылка частная, то она может не обращаться в меньшую посылку первой [фигуры]. Следовательно, образуются две частные посылки. Если же большая посылка обращается в частноутвердительную, то заключение следует посредством указанного обращения. Здесь заключение зависит от меньшей посылки. Но получение искомого [заключения] путём обращения не сокращает модальности, как ты это знаешь.
Однако необходимо учитывать, какую роль играет большая посылка. В отрицательном силлогизме следует предположить, что “Некоторое Б, которое не есть А, есть Д”. “Следовательно ни одно Д не есть А”. “Д есть некоторое Б, которое есть С”. “Д есть некоторое С, которое не есть А, в отношении того, что ты говоришь”, то есть [“Некоторое С есть Д”]. Ни одно Д не есть А”, а это есть совокупность, которая относится к большей посылке.
Следовательно, из данного [силлогизма] следует заключение. На самом деле в отрицательном отношении “не всякое С есть А”, то “всякое С есть А”.
“Некоторое С не есть А” в отношении отрицательного. Таким же образом получают утвердительное. Ты можешь разъяснить, что силлогизм доказывается методом от противного, так как если “всякое С не есть А”, то “всякое С есть А” и когда “всякое Б есть С”, то “всякое Б есть А”. Следовательно “всякое Б не есть А”, а это абсурд.
Примеры:
“Всякое Б есть С”.
“Всякое Б есть А”.
Доказывается обращением меньшей посылки. “Всякое Б есть С”. “Ни одно Б не есть А”.
Доказывается обращением меньшей посылки. “Некоторое Б есть С”. “Всякое Б есть А”.
Доказывается посредством обращения и гипотезы. “Всякое Б есть С”. “Некоторое Б есть А”.
Доказывается одновременно обращениям большой посылки и заключения.
“Некоторое Б есть С”. “Ни одно Б не есть А”.
Доказывается обращением меньшей посылки и рассуждением от противного. “Всякое Б есть С” “Ни одно Б не есть А”.
Доказывается посредством гипотезы и от противного, а если ты хочешь превратить его в пятый модус.
В соединительных [силлогизмах] дело обстоит так:
“Всякий раз, когда С есть Д, то Х есть З”.
“Всякий раз, когда С есть Д, то А есть Б”.
Иногда, “Если X есть 3, то А есть Б”. Остальные получай этим способом. “С”.
“с”
Соединительный силлогизм, образующийся из разделительных суждений. Иногда соединяются два разделительных суждения, имеющее общие части, которые есть предикат в одной из частей большой разделительной [посылки], как в твоём высказывания:
“А либо будет Б, либо С”
“С либо будет 3, либо Х”. Отсюда следует: “А будет Б, либо X, либо З”.
Здесь меньшая посылка должна быть утвердительной, и то общее, которое имеется в части посылок, также должно быть утвердительным. Не разделяющая часть в большей посылке будет общей.
Соединительный силлогизм, образующий категорические условные суждения. Иногда в соединительных силлогизмах меньшая посылка бывает категоричной, как например,
“Всякое А есть Б”,
“Всякое Б либо есть С, либо Д”.
Иногда соединительная [посылка] сочетается с категорической. Давайте ограничимся одной её разновидностью, а именно: когда консеквент – сопровождается в отдельности каким-то категорическим [суждением] – имеет место в одном из составлений, дающих заключение, тогда, то что из них получается если остаются в отдельности, будет рассмотрение консеквентом для антецедента. ‘
Это выглядит так:
“Всякий раз, когда С есть Д, то Х есть 3, но всякий З есть Н”.
Следовательно, “всякий раз, когда С есть Д, то Х есть Н”. Тебе необходимо рассмотреть самостоятельно другие сочетания, что касается этих, то нет нужды обращаться к ним, ибо они более подробно излагается в других книгах.

РАЗДЕЛИТЕЛЬНЫЙ СИЛЛОГИЗМ

Исключительно-соединительный силлогизм.

Исключительный силлогизм либо возникает из соединительных [посылок], иск, например, твоё высказывание: “Если Абдулла пишет, то он двигает свою руку”. Если ты будешь исключать сам антецедент “он пишет” “будешь исключать сам антецедент “он пи*ет”, то необходимостью следует сам консеквент “он двигает свою руку”. Или же, если ты исключаешь противоречащее консеквенту “двигает свою руку”, то с необходимостью следует противоречащее антецеденту “он не пишет”. Из положения противоречащего антецеденту, как например, в твоём высказывании “не пишет”, не следует нечего. То есть, из этого не следует, что он [Абдулла] двигает руку или не двигает её; из положения самого консеквента “Он двигает свою руку” так же не следует, что он пишет или не пишет.

Исключительно-разделительный силлогизм.

Этот силлогизм образуется из действительного разделительного высказывания, которое содержит “или”. Как только будет установлено одно из них, следует заключение, исключающее другое, как например, “однако оно нечётное” после твоего высказывания: “Это число чётное или нечётное”, отсюда следует заключение, что “оно чётное”.
Если разделительное [суждение] имеет множество частей, ты можешь сказать, например, “однако это равнозначно”, то следует, что “это число не больше и не меньше”. Однако при одной из двух частей мы будем иметь высказывание, противоречащее оставшемуся, как, например, “однако оно нечётное”, а отсюда следует заключение, что “оно чётное”. Или “не больше”, следовательно, “оно либо равное, либо меньшее”, итак до тех пор, пока ты охватишь все части.
Что касается суждений, которые не являются действительно разделительными, как, например, некоторые суждения, возникающие из двух отрицательных, как в твоём высказывании “либо это не растение, либо это не минерал”; если некоторые утвердительные и отрицательные суждения является противоречающими как, например, “или не утонет, или будет под водою”, то отсюда следует заключение путём исключения другого противоречащего. Испытай.

СИЛЛОГИЗМ ОТ ПРОТИВНОГО

Всякий исключительный силлогизм образуется из условного и исключительного [суждений]. Если ты исследовал силлогизм от противного, то он реализуется посредством двух условных силлогизмов: первый – это сочетательный силлогизм, и второй – исключительный. Примером такого силлогизма служит наше высказывание:
“Если не всякое С есть А, ложно, то всякий С есть А”.
Известно, что “Всякое А есть Б”, отсюда следует, что “Если не всякое С есть А ложно, то всякое С есть С”. Это заключение условное. Если мы повторно говорим: “Если не всякое С есть А”, ложно, то всякое С есть Б”. Однако “не всякое С есть Б”, отсюда следует, что “всякое С есть А – ложно” является противоречащим антецеденту. Следовательно, противоречащее этому суждению “не всякое С есть А” – будет истинно.

ПОНЯТИЕ И СУЖДЕНИЕ

Всякое знание и мнение есть либо понятие, которое и является закреплением идеи [в уме], где нет необходимости в установлении его истинности и ложности; и иногда оно бывает простым, как например, понятие “человек”. Либо суждение, где представление о вещи возникает в душе, соответствует утверждению. Всякое утверждение или истинно, или ложно. Стало быть, истинность подобна твоему утверждению о том, что “мир создан”, а ложность противоположна ему.

ИСТОЧНИКИ ПОНЯТИЯ И СУЖДЕНИЯ

Большинство вещей сами по себе представляются и подтверждаются. Некоторые из них предполагаются таковыми, а на самом деле они не таковы. Так, понятие приобретается посредством более известных понятий, как, например, части определения и описания.
Суждение приобретается из более известных утверждений, как, например, посылки силлогизма. Понятия и суждения неизбежно распадаются на исходные понятия и суждения.

ВЕРОЯТНОСТНОЕ СУЖДЕНИЕ

Индукция. Не всякое суждение есть силлогизм. Индукция – это рассуждение об общем на основании того, что присуще [множеству] относящихся к нему частностей, как, например, всякое животное при желании двигает нижней челюстью, так обстоит дело с быками, лошадьми, хотя это, может быть, и не так, как в случае с крокодилом. Следовательно, для приобретения достоверного знания на индукцию нельзя полагаться, а нужно обращаться к тому, что не нуждается в приобретении, если оно будет познано.

АНАЛОГИЯ

Иногда используется аналогия. Аналогия – это [сопоставление] суждения о вещи с ]суждением] о другой, подобной ей вещью. Как, например, когда выносят суждение о происхождении неба по аналогии с происхождением дома, который похож на него. Наиболее надёжной аналогией считается та, которая связана с причиной для вынесения суждения об аналогии.

ДОСТОВЕРНОЕ СУЖДЕНИЕ

Силлогизм, состоящий из необходимых положений. Однако основой основ является силлогизм. Никогда достоверная истина тебе не поможет, а если поможет, то с тем условием, что ты не будешь принимать в ней истину как саму по себе, и не будет допущено то, что не допустимо.

ПОРЯДКИ СИЛЛОГИЗМА

Посылки, вытекающие не из силлогизма, а рассматриваемые как первичные принципы силлогизма, бывают либо чувственными, как, например, “луна иногда затмевается”, либо опытными, как, например, “скамония ослабит желчь”, либо общепринятыми, о которых знает большинство [людей] и на которых они воспитывались, о которых узнали друг от друга; о них не сомневаются, как, например, “справедливость красива, а ложь безобразна”. Так, если ты предполагаешь, что ты не достоин общения, не вменяешь себе в обязанность воспитанность и отвергаешь милосердие, мягкость, стыд и стеснение, то ты этим доказываешь, что пришёл в этот мир случайно [сразу] и этим самым ты ставишь под сомнение истину саму по себе, и ты сомневаешься в том, что справедливость красива и необходима, а ложь отвратительна, и ты не сомневаешься в том, что общее больше, чем частное. Возможно, ты не сомневаешься в отношении общепринятых относительно не-необходимых вещей. Этим как будто твоё воображение принимает только одну сторону [вещи]. Стало быть, то, чего не принимает воображение в чувственных посылках – как, например, бытие тела в двух местах, – то это есть истина, а то, что имеется не в чувственных посылках, а находится в началах чувственных посылок – как Творец, да будет величественным его величие – вещи более общие по бытию, чем чувственные посылки, как, например, единство, причина, и конечность, воображение, которых должно представлять, как чувственные посылки. Стало быть это имеет место из-за того, что догадка не может их представлять. Поэтому обращай внимание на аргумент, а на экспромт. Как же иначе, когда само воображение и его действия относятся к такому разряду? Как иначе, когда воображение содействует разуму в отношении тех посылок, которые делают необходимыми все исходные положения для чувственных вещей, которые не ощущаются. Следовательно, если ты намерен получить необходимое заключение, то воздержись. Однако эти вымышление посылки имеют силу общепринятных.
Некоторые общепринятные посылки – это такие, которые распространены в какой-то среде или профессии, а иногда противоположны. Мнения, передаваемые одними лицами другим, также равносильны общепринятым, и иногда некоторые из них, подтверждаясь, становятся опытными.
Некоторые посылки основаны на вере. Другие же, основанные на мнении, ничего не решают и подобны тому, как если бы идущего с оружием считали убийцей.
Некоторые посылки являются общепринятыми пока проверяются как, например, “помоги своему брату, если даже он несправедливый”, а когда они изучаются, то выявляется, что они отвратительны. Некоторые посылки основаны на воображении -это такие высказывания, в которых не имеет места подтверждение, скорее всего, это те посылки, которые побуждают душу желать чего-либо или питать отвращение к чему-либо, как, например, отвращение к мёду, представляемому желчью, вызывающей тошноту.
Некоторые посылки называются первичными, и они таковы, что если ты воображаешь себе то, о чём заранее условлено, то ты в этом не сомневаешься не из-за противоречия силе догадки, которая не в состоянии представить то, о чём мы говорили, а из-за самого материального разума, как, например, “целое больше части и равные одному равны между собой”.
Наставление. Каждое первичное является действительно общепринятым, и каждое действительно общепринятое есть общепринятое с первого взгляда, но не наоборот. Всякое подтверждаемое основывается на воображении, но не наоборот.

ГЛАВА ПЯТАЯ. ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Доказательство состоит из чувственных и опытных посылок, и основой основ доказательства являются первичные принципы; оно приносит пользу достоверному знанию.
Доказательство причины и доказательство бытия . Лучшее доказательство то, в котором средний термин выступает как причина бытия большего термина в меньшем термине, как, например, “сгорание дров есть причина дыма”. Следовательно, это доказательство от бытия, и если средний термин причинно обусловлен, то он называется “аргументом”.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО В НАУКАХ

Объект науки. Всякая наука имеет свой предмет – как, например, величина – в геометрии, человеческое тело – в медицине. Кроме того, она имеет сущностные акциденции, то есть свойственные ей, которые берутся в определении объектов науки, как, например, фигуры для измерения. Эти сущностные акциденции являются искомыми в доказательных науках.
Исходные принципы науки и их вопросы. Всякая наука имеет исходные принципы являющиеся явными посылками или разъясняющимися в другой науке, определениями, которые изучают состояние науки и вопросы, которые доказываются.
Все исходные принципы науки уточняются в первой философии, а некоторые из них также уточняются в других науках, как например, исходные принципы оптики в геометрии.
Научные вопросы. Всякая наука и всякий вопрос состоит либо из “есть ли?”, под которым подразумевается объяснение утверждения или отрицания, именно суждение; либо из “что такое?”, которое означает понятие посредством объяснения имени; либо из “какой?”, где спрашивается различение путём видового отличия и собственного признака; либо из “как?”, где спрашивается состояние вещи; либо из “почему?”, в котором спрашивается причина, либо для суждения, либо для бытия.

ГЛАВА ШЕСТАЯ. ДИАЛЕКТИКА

Польза от диалектического силлогизма заключается в объяснении посредством тренировки, с учётом силлогизмов, дающих противные заключения с выделением противоподобного, а также [с целью] направить на правильный путь того, кто терпеть не может доказательства, убедить обучающего относительное исходных принципов, объяснить незнание посредством знания и принять то, из чего выводится заключение.
Диалектический силлогизм образуется из принятых положений или истинных общепринятых посылок.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. РИТОРИКА

Польза от риторического силлогизма в убеждении большинства в частных вещах, в том, делать их или не делать, [как, например], справедливость или тирания, достойный или отвратительный, где [эти качества] восхваляются или унижаются.
Отсюда было бы хорошо использовать в риторике кажущиеся и установленные посылки, которые похожи на общепринятые посылки, если они известны. А если обнаруживаются более надёжные [посылки], чем эти, то они будут использованы не по причине их надёжности, а из-за их общепринятости, какими бы они ни были.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ПОЭЗИЯ

Польза от поэтического силлогизма состоит в возбуждении и овладении посредством воображения. Стремление большинства людей направлено против поэтического силлогизма. Поэтический силлогизм образуется от посылки, основанной на воображении. Если он образуется от истинного [воображения] посредством таких посылок, то это не потому, что он подтверждается посредством таких посылок, а потому, что [поэтический силлогизм] есть воображение. Следовательно, всякое подтверждаемое является двигателем воображения, но не наоборот.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. СОФИСТИКА

Что касается софистического силлогизма, то он учит остерегаться, а не [просто] пользоваться, как, например, по отношению к яду. Софистика иногда возникает от сходных посылок, которые являются либо посылками, либо силлогизмами.
Подобные посылки. Подобные посылки соединяются посредством соучастия основы, и они бывают либо словесными, в которых подразумевается, что соучастие происходит в смысле, когда такое слово простое, либо они составные и их понятия относительно составления различаются, как, например, когда говорят: “Тот, кто познал камень, стало быть, он таков, как он его познал”, где “он” может быть отнесён и к “камню” и к “тому, кто” и смысл окажется разным: или происходит смысловое выражение либо в субъекте, когда относительно “белого” выводят суждение “подобное строение”, если они объединяются в одном субъекте, либо в предикате, подобно тому, как относительно “человека” выносится суждение, подобно “гипсу”, если они соответствуют “белизне”. И всё это происходит из-за заблуждения в обращении. Это означает, что если, например, всякий человек белый, то предполагается, что всякое белое – человек, что является ошибкой. Или же истинность является одним из условий соблюдения противоречащего, которое было упущено из виду и взято во внимание общепринятое и воображаемое, вместо первичного и истинного.
Подобные силлогизмы. Это такие силлогизмы, в которых составление не даёт заключения или средний термин повторяется по разному в обоих посылках, как в отношении смысла, так и известных условий, или поскольку не выводится искомое, или между двумя крайними терминами и двумя сторонами заключения нет различия относительно того, что было сказано.
Если что-то не обстоит так, то это не софистика. Завершилась логика.

ВТОРОЙ РАЗДЕЛ. ФИЗИКА

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ЗНАЧЕНИЕ ПРИРОДЫ

Предмет естественной науки. Предмет естественной науки – ощущаемое тело, которое в различных состояниях и устойчивости подвергается изменению. Естественная наука исследует происходящие изменения в ощущаемом теле с точки зрения того, что оно есть именно таковое.
Исходные начала естественной науки
Что касается начал этой науки, то они основываются на том, что телесность тела предполагает наличие в нём трёх размеров, пересекающих [друг друга под прямым углом] в общем пределе .
Что касается определённого размера тела в длине, ширине и толщине, то они являются неотъемлемыми признаками формы тела, которые не подвергаются изменению с изменением одной свечи, которая есть её количество, посредством которого она измеряется.
Так, форма телесности устанавливается в какой-то материи посредством её количества, тогда форма стола в дереве будет установлена благодаря его форме [или] замене другой формой, ибо материя только посредством формы телесности и других существующих вместе с ней форм может конституироваться, как, например, водность, воздушность и т.д., где исчезает противоположная форма и взамен будет конституирована материя.

ИЗМЕНЕНИЕ И ЕГО ЧАСТИ

Всякое подвергаемое изменению имеет изменяющее. Изменение происходит сразу или постепенно и называется “движением”.
Постепенное изменение – движение. Постепенное движение происходит либо от качества к качеству, как, например, почернение, которое именуется “превращением”, или от количества к количеству с тем, чтобы соединить увеличение в материи или разъединить его, как, например, в случае роста и увядания, или принять для материи большее или меньшее количество; так как нет необходимости для материи в самом количестве, как, например, в случае разреженности и уплотнённости, или переходов от места к месту, как, например, в случае перемещения или перехода от положения к положению, как, например, центр кругового движения, а это означает, что если что-то двигается, то оно на своем месте потеряет, прежнее положение – по сравнению с помещением вещи в ней в другое положение.
Переменное изменение: возникновение и уничтожение. Поскольку субстанция не увеличивается и не уменьшается, то выхода из неё не бывает, кроме как сразу. Если субстанция увеличивается, но её вид сохраняется, то её изменение акцидентальное, а если её вид не сохраняется, то она, уничтожаясь, переходит в другую субстанцию, которая не увеличивается.
Следовательно, возникновение – это образование субстанциональной формы в какой-то материи, оно не есть движение, и противолежащее ему уничтожение также не является движением. Стало быть, движение есть первое совершенство по отношению к тому, что потенциально есть “после”, с точки зрения того, что оно таковое, а именно, первое совершенство -это состояние вещи с точки зрения ее пребывания в количестве, качестве, положении и месте, которое она не имела раньше и не будет иметь позже.
Исходные начала движения. Иногда движение начинается извне, а иногда изнутри, или [начало] одного движения происходит без воли и не изменяется. В покое дело обстоит так же и называется “природой”; начало различного изменчивого движения, совершаемого без воли, называется “растительной душой”, оно может разветвляться, а также глубоко укореняться.
Что касается движения, которое возникает от воли, то каким бы оно ни было [единое движение или различное изменчивое], его началом является душа: у изменчивого движения это “животная [душа]”, у единого движения – “небесная”.
Причина возникновения и уничтожения. Всякое созданное сложное имеет причину, которая бывает либо действующей, либо принимающей, или какой-то формой, существующей в сложном или какой-то целью, ради которой оно существует, так как инструмент и аналогия актуально завершают действующее как действующее. То, что всегда возникает от определённых причин и не противодействует чужому, а если противодействует, то редко, называется природой или произвольной причиной. А если что-то возникает из-за противодействия чужому, как, например, рана, получаемая от [случайно] падающего или бросаемого камня, который не был предназначен для ранения головы, то это будет причина случайная. Если что-то происходит от воли и приводит к чему-то значительному, доброму или злому, то это называется “удача”.
Если же цель не достигается из-за какого-то противодействия, то это называется “бездействием”. Эти противодействия не ограничены.
Наставление. Причиной существующей вещи, например света, является существующая вещь, а несуществующей вещи, например, мраку, – отсутствие существующей причины или воспрепятствование ему какой-то препятствующей вещи. Причиной небытия является небытие причины.

СОСТАВЛЕНИЕ ТЕЛА

Отрицание неделимой части. Если величины будут составлены из частей, которые не подвергаются делению, то они будут взаимопроникающими [следовательно] их объём не будет увеличиваться, а их центр не допускает двух крайностей от встречи, где каждый край связан с встречаемым центром, исключающим другой центр. Таким образом, если различается центр или будут двигаться две части, между которыми существуют части, число которых нечётно для одновременной встречи, то их встреча будет не половине центра.
[Лучи] солнца, например, имеют своё направление в определённую сторону земли, которое исчезает с каждым исчезновением [солнца], в противном случае [т.е. если направление не исчезает с исчезновением солнца] две прямые линии соединились бы в их центре. Если исчезает частица солнца в то время, как направление есть частица, то две орбиты равнозначны, а это абсурд, или одна из них меньше частицы, в то время как частица делима.
Если один конец [чего-либо] прямого опирается на какую-то точку, а другой направлен к [центру] земли, притом, что они отличны друг от друга, то их исчезновение не может быть одинаковым. Если она не нагибается, то её опора [действия] во время исчезновения будет установлена с самого начала и не будет различаться в ней твёрдость и мягкость. Несмотря на это, меньшая сторона будет исчезать меньше, чем какая-та частица с исчезновением частицы другой стороны.
Если три частицы расположены рядом в одну линию, а затем три линии расположены как плоскость, так, чтобы, они проникали [друг в друга], то эти три линии становятся квадратами, где части диаметра будут пересекаться друг с другом, в противном случае их пересекает что-либо [другое], в то время как они были бы равными сторонами, а это абсурд.
Если находящиеся друг против друга неделимые частицы двигаются в двух линиях и их число чётное, то они совершают одинаковое движение по скорости и замедленности, они неизбежно будут находиться параллельно, а затем разъединятся. Недопустимо, чтобы они во время параллельности совершали одинаковее движение, равно как и движение, так как их движение одинаково. Следовательно, они какое-то время параллельны в то же время непараллельны, а это абсурд.
У бегущей лошади – более того, бросаемой стрелы – с необходимостью движение будет больше, чем в состоянии покоя, если оно есть. Стало быть, его преодоление будет больше движения солнца во время его восхода и заката, но это абсурд. Следовательно, замедленность [движения] не обусловлена состоянием покоя, и если быстрый преодолел какую-то часть, то медлительный преодолевает движение меньше, чем эта часть, а это абсурд. Следовательно, величина не доходит до неделимых частей, не подвергаемых делению.
Кроме того, в величине нет актуально бесконечных частей, в противном случае в них есть одна часть, подобно тому, как и в множестве есть одна часть. Величина состоит из единиц, которые при их соединении превосходят то, что больше неделимого. Следовательно, составляется величина, которая неделима, а это абсурд. Стало быть, в величинах должно быть то, что актуально не имеет частей. То, что неделимо посредством видового отличия или с различием какой-то устойчивой несоотносимой акциденции как, например, белизна, или является соотносимой, как, например, соприкосновение параллельности, то оно всё же подвергается делению без остановки. Точно так же, движение и время обусловлены величиной.
Конечность величины. Нельзя, чтобы величины, обладающие положением или числами, имели по природе определённый порядок и были актуально бесконечными, кроме тех случаев, когда увеличение бесконечности имеет свой предел, в противном случае вещи, которые бесконечны, стали бы потенциальными. Что касается того, что образуется в актуальности, то его конечность остаётся вне его, а не посредством повторения. Подобно тому, как наше высказывание “всякое единое [следующее за] едином, которое может существовать в будущем, не есть наше высказывание “совокупность существует”. Точно так же, если единое существует, то это не значит, что существует совокупность, скорее нет совокупности себе подобной в то время, как все единичные отсутствуют, а будущее существует потенциально. Ибо конечность и бесконечность могут существовать в воображении. Следовательно, пусть А и Б будут бесконечны и пусть предположим в воображении С и Д конечными.

А С Д Б

Так, если ДБ конечны, то СБ являются конечными. Если они не бесконечны, и мы рассматриваем ДБ подобно СБ, то они будут продолжаться одновременно, и увеличение будет подобно уменьшению. Если ДБ и СБ не могут быть одновременно конечными, то увеличение СБ, которое есть СД, будет бесконечным. Следовательно, нет величины и числа, вытекающих из единицы, которые были бы по природе бесконечными.
Всякая телесность предполагает в небесконечных вещах некоторое число и промежуток времени, ибо некоторые из них, находящиеся в других [вещах], могут сделать нечто такое, из рода которого может сделать общее. Стало быть, общее может делать то, что делает [некоторое]. Следовательно, если некоторое и общее будут равны в определённом начале, то устранить равенство между большим и меньшим невозможно. Если некоторые [обладающие меньшей силой] не в состоянии создать подобное влияние второй стороны [т.е. общее, обладающее большей силой], то сила некоторого подобна силе общего в отношении конечных вещей. Точно так же обстоит дело с увеличением по отношению к уменьшению. Следовательно, всё имеет конец.
Соприкосновение и соединение. Соприкасающееся – это то, что обладает краями, между которыми нет расстояния. Соединяющее отличается от соприкасающегося именно тем, что здесь существует общий край, как, например, точка, где соединяются две линии угла. Иногда о соединённом говорят по отношению к тому, что влечёт за собой соприкосновение посредством движения. Соединённое само по себе – это то, в частях чего возможно предположение общего края, через который соединяются в первом значении.

МЕСТО [ПРОСТРАНСТВО]

Определение места и отрицание пустоты. Место – это то, в чём [находится тело, ]во что не вмещается вместе с ним другое [тело] и отделяется от тела при движении. Следовательно, место это либо поверхность, объемлющая тело, либо расстояние, равное расстояниям помещающихся в нём [тел] между объемлющей заполненностью или в пустоте.
Однако известно, что объёмы тела не могут входить в объёмы друг друга не потому, что они являются или белыми, или тёплыми, или твёрдыми и т.д. Стало быть, объёмы препятствуют вхождению друг в друга так, что если один объём исчезнет, то он не будет объёмом тела. Тело допускает само по себе, чтобы один объём входил в другой. Каковыми же могут быть качества и другие вещи за исключением объёмов? По причине [большего или меньшего] объёмам при устранении одного из них [т.е. большего и меньшего] объёма оно станет возможным. Стало быть, в таком случае, почему невозможно взаимопроникновение ]объёмов], тогда, когда оно само по себе возможно, таковыми являются качества и другие вещи, кроме [самих] объёмов?
Что же касается материи и сопутствующих признаков, то они общие. Следовательно, невхождение объёмов друг в друга зависит от объёмности.
Что касается пустоты, если она существует, то она является расстоянием [пространство], не существующим в субстрате, так как ты знаешь, оно должно иметь три измерения. Стало быть, в пустоте нет движущегося или она сторонится движущегося. Отсюда пустота есть тело или она исчезает, когда в [ней пребывает тело] и при исчезновении тела пустота вновь занимает своё место. Пустота вместе с объёмами имеет материю, которая возникает в них и уничтожается вместе с ними. Следовательно, пустота также есть тело.
Так, каким же образом могут существовать в пустоте и естественные движения и покой одновременно, когда они исключают друг друга, когда в ней самой не может быть различия ? Или как же можно предполагать в пустоте неестественные движения и покой, когда это противоречит их естественному смыслу и неестественно?
Кроме того, движение иногда задерживается из-за множества полноты или по причине её плотности, поэтому движение в воде медленнее, чем в воздухе. Всякое движение, совершаемое на какое-то расстояние, происходит во времени не сразу, так движущее проходит половину расстояния раньше всего. Стало быть, отношение множества и плотности времени движения в пустоте, где нет никакого сопротивления по отношению ко времени движения в предполагаемой полноте подобно отношению сопротивления, если оно определяется, и зависит от уменьшения и слабости полноты двух [сред], т.е. сопротивление движущегося в воде меньше или слабее, чем сопротивление движущегося в [воздуха]. Невозможно, чтобы отношение времени, в котором нет сопротивления, было бы подобно отношению времени в каком-либо сопротивлении. Следовательно, место [пространство] – это внутренняя ёмкость объемлющего [тела], соприкасающегося с объемлемым.

ВРЕМЯ

Определение времени. Всякое движение происходит во времени, поэтому между началом всякого движения и его концом есть возможность прохождения определённого расстояния при помощи определённой скорости; возможно также прохождение меньшего расстояния посредством медленной скорости. Подобно тому, как всякое предполагаемое начало исчезает, точно так же и всякое возможное имеет это качество [то есть исчезновение].
Стало быть, возможность, которая существует после этого начала по сравнению с предполагаемым концом, меньше. И здесь имеется определённое обновление, независящее от количества движущегося или расстояния, – иногда определённое обновление отличается от совпадения определённого [во времени] обновления, или, наоборот, – обновление, которое имеет иное количество, нежели устойчиво существующее в теле, и становится устойчивым, то что обладает количеством, однако, когда оно неустойчиво, то является движением.
“До”, которое не существует вместе с “после”, а является несуществующим, т.е. из-за того, что есть “до”, хотя и может существовать с точки зрения того, что например, являются человеком, есть определяющее или обновляющее по отношению к какой-то вещи [называемой] “до”. [Всякое] “до” беспрерывно имеет “до”. Понятие “до” [чего-то] есть определённое значение, существующее в уме, но находящееся в каком-то сущем. Стало быть, оно существует в бытии. Отсюда “до” и “после” сами по себе являются либо величиной, либо это нечто такое, что происходит от этой величины или определяются посредством этой величины.
Более того, вещь которая сама по себе постоянно есть “до” или “после”, – благодаря которой в сущности движения существует “до” и “после” – является этой величиной. Ибо способность движения быть движением не есть его способность быть “до”. Следовательно, само “до” возникает в движении и определяется им. Поэтому время есть величина движения, но не та, что присуща расстоянию, не обладающему ни “до” и ни “после”, кроме как по положению, скорее всего, расстояние, присущее движению, постольку, поскольку оно имеет “до” и “после” не по положению.
Изначальность движения и времени. Представление времени в воображении в данный момент называется “теперь”, подобно тому, как пересечение тела “плоскостью”, пересечение плоскости “линией”, пересечение линии “точкой”. Всякое воображаемое “теперь” есть созданное и имеет “до”, и поскольку оно устраняется, то оно имеет “после”. Следовательно, “теперь” всегда является связью между “до” и “после” и является “после”, которое не имеет “до”, и “до”, не имеющее “после”, другие преодоления соединительных иногда не имеют “до” и “после”. Стало быть, движение не имеет временного начала, хвала Аллаху, Он является его создателем начинающим, так как время само по себе не имеет начала, начало времени исходит от Всевышнего Аллаха, и Он по своей сущности предшествует времени. Без изменения состояния, которое было “до”, на состояние, которое есть “после”, нет времени, и это есть движение, но не всякое движение, а самое изначальное, посредством которого возникают приближение и удаление.
Движение. посредством которого продолжается время. Причины, приводящие в движение другие движущиеся, проистекают из претерпеваемых вещей, а не из прямолинейных, движущиеся вещи доходят до таких пределов, где их движение не заканчивается ни в этих пределах, ни в каком-то углу, т.к. движущийся делает необходимым актуальное соединение [с пределом] посредством своего стремления, которое стало первоначальным действием его движения. Затем это качество [т.е. соединение] у двигателя исчезает во все времена, когда нет движущегося в пределе. Это стремление является началом другого его движения, нежели то, с которым оно было соединено, а именно это есть стремление, являющееся исходным началом другого движения. Так, в конце всех времён и всяких “теперь” есть исходное начало. Следовательно, между “теперь”, которое есть начало первого “теперь”, описываемого во времени в том плане, что оно не соединено с ним, более того, не имеет на него никакого влияния, и “теперь”, описываемого в нём в том плане, что соединение и оказывает влияние, есть время, в котором покоится “теперь”, не оказывающее влияния.
Следовательно, постоянное время, желаемое Аллахом, относится к круговому движению. Стало быть, связь времени с круговым движением после времени, существование которого необходимо, создана, а не изначальна. Каким же образом само по себе какое-то движение может начинаться, в то время, как у всякого начинающего есть предшествующая материя, в которой существует допустимость существования начинающего. Если существуют все движения и движущиеся, и отношение, через которое образуются действия и претерпевание действия, происходят от полной расположенности в материи или какой-то природе, или в какой-то воле, или в каком-то другом состоянии, относящимися к действующему, то они проявились бы как бы то ни было, и определили бы возможность своего существования и делали бы необходимым своё образование, то движения не могло бы последовать. Если какое-то из этих состояний не существует, или они все, то возникнет нужда обновить какую-то вещь до возникновения движения с тем, чтобы возможно было возникновение движения после времени и т.д. Если эти обновления являются мгновениями, при которых они отделены от других, то их начала не могут достигнуть их конца. А если эти обновления будут непрерывно следовать друг за другом, то из мгновений образуется непрерывное время, которое есть точка времени, а это абсурд. Следовательно, эти обновления не являются мгновениями, а то, что в них в действительности есть, так это движения, и эти движения существуют до первого [движения].
Первое движение и перводвигатель. Так, первое круговое движение – созидательное, и его создал Великий Аллах. Аллах предшествует круговому движению по своей сущности без нужды в каком-либо времени, которое предшествует ему. Он есть Всевышний, и его усердия существуют прежде всего по его сущности. Первое движение имеет двигатель, сила которого бесконечна и им является Всевышний Аллах. Стало быть, он не есть тело и не есть сила, находящаяся в теле. Все разряды движения восходят к перводвигателю, который не двигается, в противном случае соединились бы [друг с другом] все бесконечные тела по объёму, более того, всем [сущим] управляет и двигает только Всевышний Аллах и к нему всё дойдет.
Изначальность мира. Далее ты будешь знать, что мир сам по себе не изначален, как утверждают безбожники, а создан по сущности. Сущностное создание мира – как думают пустые люди – не означает, что до возникновения этого мира существовал длинный промежуток времени, в котором Аллах ещё не сотворил этого мира, и после истечения этого длинного времени был сотворён мир, ибо они считают время изначальным вместе с
Аллахом, хвала Ему, и время возникло до возникновения мира и движения.
Возникновение мира всё же необходимо понимать таким образом, а именно: бытие мира не происходит от его сущности, а если будет принята во внимание его сущность и не будет добавлено к нему бытие, которое приходит из другого бытия, то по своей сущности он заслуживал бы небытия, то есть он не имел бы бытия по своей сущности, так как бытие, принадлежащее ему, было бы от другого. И как тебе станет ясным то, что присуще вещи по её сущности, существует до чего-то, присущего ей от другого, не по времени, а по сущности, и другое, присущее вещи от другого, существует после того, что присуще ей от её сущности не по времени, а по сущности. Следовательно, существование мира после его несуществования не по времени и есть его возникновение. То, от чего проистекает его бытие, является его Создателем.

ГЛАВА ВТОРАЯ. ЗНАЧЕНИЕ НЕБА

Первые места. Всякое тело, если расстаётся со своей природой без принуждения и противодействия, то оно обязательно займёт какой-то участок места, стремится туда, поселится там и займёт какую-то форму, так как это присуще ему не от чего-то другого, а от природы. Если тело простое, то оно потребует одно место и одинаковую форму в своих частях, природа и материя которых одна, и эта форма является круговой формой. Сложное тело по своей природе некруглое. Если сложное тело состоит только из двух простых соседних [тел], то его место будет между этими двумя телами, в противном случае они не являются равномерными и будут сопротивляться в требовании места и неизбежно возникнет стремление к одному месту. А это присуще преобладающему [телу].
Множество индивидов происходят из одной простой природы, как, например, мелкие части воды. Кроме того, они могут и объединяться и их место должно быть полностью одним. Стало быть, совокупность мелких частиц в одном месте в этом смысле по отношению к общему – одно место, и простые [вещи] мира упорядочиваются в равномерных местах, где ни одна из двух частей из них не имеет двух различных мест.
Единство мира и конечность направления [стороны]. Мир, составленный из множества простых [вещей] един и он не имеет внешней стороны. Каким же образом тело может находиться вне мира? Если бы мир имел внешнюю сторону, то он был бы либо пустым, который не существует, либо полным. Поэтому, какими бы они ни были, они находятся после мира, и он не восходит ни к пустоте, ни к полноте. Стало быть, мир не имеет внешней стороны, и она является искомой, или он небесконечен, а это абсурд.
Далее, если движущийся предполагается кругом, то пусть С будет находиться в круге КТЛ вокруг [точки] Д, окружённой бесконечной пустотой или полнотой. Можно [здесь] предположить внешнее расстояние, которое бесконечно, как линии А и Б. Если С находится в направлении АБ то, что-то из [точки] АБ не будет параллельным с точкой С и становится параллельным в другом направлении то, что не было [раньше] параллельным. Следовательно, здесь появится начало параллельности. Так, пусть из точки X проведется прямая линия СД до АБ, которая первым делом пройдёт через [точку] X. Пусть из точки Н проведём линию перед [линией из точки] X и НД соединим таким образом, что она пересекает круг в [точке] Т. Когда С попадаёт в [точку] Т, то Н становится параллельной СД раньше первого X, а это невозможно.
Если[мир] не имеет предела, то он также не обладает и направлением. Стало быть, если направление по своей сущности [само по себе] не имеет остановки, то оно не имеет специального положения и к нему не относится чувственное указание, и оно не является умопостигаемым предметом. Следовательно, оно не имеет сущности.

СТРЕМЛЕНИЕ И ДВИЖЕНИЕ

Прямолинейное и круговое стремление. Всякое тело, которое приемлет перемещение со своего положения, имеет начало какого-то стремления с места, в противном случае оно приемлет принудительное перемещение от какой-то силы. Стало быть, перемещение [движение] в какое-то время неизбежно короче, чем в определённое время, если есть в нём начало стремления с места, которое оказывает какое-то сопротивление. Из [предположения несуществования сопротивления] вытекает, что время небытия сопротивления должно быть подобно времени другого сопротивления, о чём ты знал раньше, что было абсурдом.
Если тело не принимает перемещения со своего места, значит, оно простое – и ни одна его часть не лучше другой в плане определённого численного отношения. Стало быть, по природе допустимо, чтобы у тела не было численного положения, так как положение, которое случается в нём, само по себе необходимо. Следовательно, по природе оно допускает перемещение из своего положения в другое, если есть перемещающий. Так, всякое тело, воспринимающее перемещение из своего положения, имеет начало к [действию] с места. Стало быть, всякое тело имеет начало стремления к [действию] из одного положения в другое.
Прямолинейное и круговое движение. Что касается самого стремления и движения, то они называются естественными потому, что проистекают от природы. Они естественны вовсе не потому, что постоянно вытекают из природы или соответствуют ей. Ибо каждое из них [то есть стремление и движение] убегают от чего-то или [стараются] достичь чего-то по своей природе. Но это может не иметь места, когда тело будет зависеть от природы по качеству, по количеству, по месту и по положению, а когда тело выходит из своего положения, то оно возвращается к своему покою. Однако круговое движение по сущности, а не акцидентально не проистекает из какой-то одной природы, и по поводу его цели нет разногласия, следовательно, оно само стремится к тому, что от него убегает, в то время как прямолинейное естественное движение не стремится к тому, что естественно от него убегает. Стало быть, круговое движение происходит от какой-то души. А что касается естественного прямолинейного движения, то оно стремится посредством движения к соответствующему “где” для обретения там покоя.
Первое круговое движение проистекает от какой-то души, свободной воли, стремления к совершенству, черпаемых от Бесконечной Силы .
Кроме того, оно двигается, как ты знаешь, не потому. что оно совершает какое-то движение. Остаётся сказать, что оно является какой-то целью, которая недостижима, стало быть, тело и то, что в нём пребывает, не могут достичь того, что свободно от материи, и того, чья сила бесконечна, а только могут уподобляться ему относительно того, что может актуально существовать по отношению к тому, что не может существовать. Первое тело не может не существовать, как ты знаешь, кроме как в своём положении и сопутствующих признаках своего положения [места]. Стало быть, в круговом движении имеется то, что существует потенциально. Когда невозможно одновременно актуально получить всякое совершенство с местом [положения], то потребуется постоянное изменение, как это узнаешь.
Невозможность соединения двух стремлений. Невозможно, чтобы в простом теле по природе [одновременно] существовало начало прямолинейного и кругового движения. Стало быть, по природе у простого тела есть стремление к какой-то цели и отклонение от неё посредством кругового движения. Стремление не подобно состоянию покоя, в котором завершается движение, то есть покой возникает после кругового движения, а не вместе с ним. Следовательно, прямолинейное движение направлено только для нахождения естественного места. Что касается кругового движения, то оно существует из-за другой силы, и если оно существует или происходит от этой силы, то не по природе, а по возобновляющейся воле.
Следовательно, простое тело, в котором есть начало кругового движения, не имеет начала прямолинейного движения, в противном случае оно имело бы две природы и не было бы простым телом. Стало быть, форма тела противоречит формам прямолинейных движений, и его акциденции, которые присущи ему с точки зрения его формы, противоречат акциденциям этих форм. Так, форма тела не имеет противоположного, в противном случае свойственные ей акциденции были бы противоположны другим формам.
Противоположность движения. Движение как таковое не имеет противоположного, оно противоположно только с точки зрения цели движения.
Цель движения связана с его направлением, как, например, поднимающейся и опускающейся. Движение, которое начинается от одного противоположного к другому, – это такое движение, которое противоречит тому, что противодействует ему, и оно бывает после согласованности в ближайшем роде, но не как движение с места по отношению к движению по качеству.
Соотносимость движения. Нужно иметь в виду, что равенство и различия движения в скорости также могут существовать, если они [различия] имеют место в ближайшем виде, где то, что преодолевается в одном и том же времени, есть один вид. Однако одно из них больше и сильнее или они равны, так как прямая линия актуально не равна круглой. Следовательно, прямолинейное движение не равнозначно круговому движению, и в этом смысле нет между ними какого-то сопоставления, а есть сопоставления только в смысле времени. Этот вопрос не из тех, на котором следует долго останавливаться. Быстрое и медленное движения совпадают иногда во времени, более того, вещи очень различны и противоположны, поэтому необходимо принять во внимание наряду с тем, что было уже сказано, то, что связано с движением.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ НЕБЕСНОЙ СФЕРЫ

Возвращаясь к прежнему [исследованию] отметим, что круговые движения беспредельны. Эти движения различны по положению [месту], а не направлению. Стало быть, они не имеют противоположного. Форма, которая делает необходимым круговое движение по своей сущности, не имеет противоположного не из-за какой-то вещи, которая возникает акцидентально в ней. Следовательно, эта форма не устраняется из их [материи], так как их материя не может оставаться без противоположного, которое и есть их противодействующее.
Стало быть, круговое движение и материя созданы, и, следовательно, то, что состоит из них, не принимает возникновения, уничтожения и проникновения или воспринимает прямолинейное движение, в котором есть начало кругового движения. Каким же образом посредством движения продолжается время? Как определить направление прямолинейных движений в то время, как нет пустоты?
Следовательно, определение осуществляется посредством полноты, а не через множество тел из полноты, где различается положение тел по отношению друг к другу.
Стало быть, бывает, что они [тела] обладают направлением, и нельзя определить [одновременно] два конца [верх и низ], так как возникновение одного направления на одном и том же расстоянии без другого подобного, между которыми есть равенство в величине, но различие в стремлении есть то, что не обязательно по его природе. Стало быть, направление возникает по какой-то причине. Следовательно, тело стремится к этому пределу по какой-то причине, и этот предел определяется телом, которое стремится к этому пределу, а данное тело не делает необходимым первое тело, а определяется другим телом и другой причиной. Следовательно, необходимо, чтобы оно специально не имело конкретного расстояния, а достигло этого расстояния через второе тело во всех расстояниях и сторонах, различных по числу, где одно из них будет периферией, а второе центром.
Небесная сфера, определяющая стороны. Вещь одновременно является достаточным краем для определения двух пределов как в отношении отдалённости, так и близости, более того, для этой цели достаточно одного тела, которое не имеет места. Стало быть, для него не требуется причины его бытия в своём месте. Следовательно, пределы актуально сопоставляются с телом, и это тело является не чем иным, как близостью и дальностью со всех сторон по числу. Так это одно тело является либо центром, либо периферией, пока не определится, что оно есть периферия, более того, периферия определяет дальность и близость. Стало быть, здесь есть первое тело, не уничтожающееся и неизменное по соизволению Всевышнего Аллаха, являющееся периферией, определяющее направление прямолинейных движений, и эта периферия находится до прямолинейных движений. Следовательно, в первом теле нет начала естественного движения, так как оно [движение] прямолинейно и доходит до предполагаемого места, и нет в нём признаков прямолинейного движения – ни тяжести, ни лёгкости, ни теплоты, ни холода и недопустимо оставление им его определенного места.
Естественные движения начинаются в направлении дальности и близости и по природе стремятся к своим пределам. Следовательно, они либо являются “лёгкими – поднимающимися, либо тяжёлыми – опускающимися”.
Стремление и движение небесной сферы. Эти тела, которые находятся в своём естественном месте, не имеют стремления, в противном случае проистекающее от них не было бы естественным. У всякого движущегося существует стремление, если оно насильственно, поэтому бросаемое [тело] продолжает неизменно оставаться движущимся, хотя отсутствует бросающий, и это происходит не потому, что его толкает воздух. Да и откуда у толкающего воздуха такая сила? И каким образом бросаемая стрела может проникать в стену по причине воздуха, который давно отделился от неё?
Поэтому высказывание того, кто утверждает, что воздух остаётся толкающим, подобно утверждению о стреле.
Насильственное стремление, как, например, движение камня вверх – устраняет естественное движение, пока оно не возвращается к началу. Насильственное стремление возвращается природой, когда оно подчиняется какому-то сопротивлению, проникаемому в него, из-за препятствия, которое ослабляет его. Стало быть, насильственное движение подчиняется какому-то сопротивлению, проникающему в него посредством непосредственного соприкосновения [удара] и долгого пребывания в нём. Если природа сможет делать это, то она каждое время совершает как бы новый толчок, где увеличиваясь, естественное стремление удваивается всякий раз, когда усердно делается это движение. В результате усиливаются толкание и скорость. Это увеличение называется “остановка”.
Что касается первого движения, то оно не усиливается и не ослабевает, так как в нём ни материя, ни сила, ни цель не различаются. [Круговое] движение отличается от естественного тем, что в нём необязательна вышеупомянутая остановка, так как естественная сила совершает стремление после прохождения естественного места. Естественное движение в [отличие от первого движения] в любое время может покинуть искомую вещь, стремясь создать одно стремление вслед за другим. Круговое движение не требует этого стремления для достижения какого-либо исходного или для того, чтобы покинуть его. Круговое движение как бы всякий раз по природе совершает новый толчок, а естественное движение по своей природе всякий раз делает необходимым создание стремления, не существовавшего ранее, которое происходит в начале того движения, однако небесная сфера, которая имеет круговое движение, двигается по причине свободной воли и сохраняет посредством этой воли одинаковое стремление из-за одной неизменной воли, сохраняющей одно стремление.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ЗНАЧЕНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И УНИЧТОЖЕНИЯ

Элементы и качества. Мир, как ты знаешь, бывает полным и неполным. То, что двигается само по себе по кругу, возникает раньше того, что двигается прямолинейно. Мы находимся внутри того мира, где прямолинейные движения. Все [элементы] принимают участие в прямолинейных стремлениях и осязаемых качествах. Некоторые элементы свободны от всякого рода вкусовых, видимых, обоняемых и слышимых качеств. Первое из качеств это осязание.
Основные качества элементов. Первые из осязаемых вещей – это теплота, холод, влажность и сухость. Что касается вязкости, хрупкости, твёрдости и т.д., то они тоже из этих качеств. Лёгкость всегда сопровождается теплотой, а тяжесть – холодом, их же чрезмерность сопровождает сухость, вот, понаблюдай за водой – когда она греется, то испаряется вверх и, охлаждаясь, опускается вниз. Стало быть, основных элементов четыре и другие тела составляются от них – особенно лёгкости и тяжести и существующих между ними действие и претерпевание действия.
Простое тело. Простое тело либо горячее сухое, но не как огонь, либо огонь ощущаем, хотя он может смешаться с дымом и паром, чистое же сухое тёплое и есть огонь. Действие света находится в его дыме, однако там, где он силён, как в нижней части пламени, дым прозрачен из-за сильного воздействия огня. Огонь сам по себе не имеет цвета.
Либо простое тело тёплое влажное, а если тёплое, то, значит, легко принимающее соединения, разъединения, и как обретает форму с лёгкостью, так и оставляет, но оно в этих качествах не как воздух, хотя и не сырое. Стало быть, влажность находится в одном, а сырость в другом. Сырость из-за грубости своего состава связана с влажностью и при исследовании выясняется, что она менее влажна.
Либо простое тело холодное и влажное, но не как вода, или холодное и сухое, но не как земля.
Соучастие элементов в материи. Поскольку каждый из этих элементов, может существовать только в смеси с другими [элементами], тогда в большинстве случаев смесь является основной целью. Эти элементы, уничтожаясь, превращаются из одних в другие. Так, очень чистый воздух от мороза замерзает, превращаясь в облака и снег, и сколько бы он ни оседал, остальные следуют за ним таким же образом. Мы наблюдали на вершинах гор, как вода, сгущаясь, превращалась в камень. Воздух путём насильственного раздувания кузнечным мехом превращается в огонь. Но это происходит из-за “скрытого предсуществования” .
Так, если бы в дереве было столько огня, сколько его в раскалённом угле, то внутри и вне его зажигающим было бы то, что с ним соприкасается. Каким же образом выходит много [огня] от огня скрытого внутри дерева, когда оно горит, и [огонь] скрыт там? Стало быть, скрытый огонь внутри дерева [не горяч], а когда горячий огонь приближается к нему он согревается и происходит превращение [из одного состояния в другое].
Однако утверждение о “скрытом предсуществовании” воспрепятствует этому. Более того, эти имеющиеся элементы в материи превращаются, но не уничтожаются, как, например, водя хотя и нагревается, но остаётся водой, и это нагревание происходит не из-за проникновения огня, ибо движение и трение убегающего животного сжигают из-за теплоты внутреннюю и внешнюю части своего тела. Трущий нагревает трущегося, и если теплота будет перенесена в другом специальном направлении, то охлаждается то, что противостоит этому направлению. Однако дело обстоит не так, да иногда случается, что в некоторых телах существует чередование теплоты и холода, однако мы здесь не будем рассматривать этот вопрос, ибо внутренняя и внешняя части движущегося нагреваются одновременно, хотя одна из них возможно нагревается больше.
Превращение в качестве и уничтожение в формах. Что-то из этих качеств не являются формой, а являются акциденциями и в действительности являются качествами не до общности имени; они также не являются естественными стремлениями, которые исчезают в естественном месте, в то время, как тело неизменно и представимо. Естественные стремления входят в качество, более того, [качественная форма] в каждом из этих элементов является другим началом, от которого происходят эти качества, если отсутствует какое-то препятствие. Это и есть смысл нашего высказывания о том, что вода является холодным, влажным и тяжёлым телом, то есть в ней существует природа, которой свойственно производить воздействие в её теле, если этому не мешает то, что подвергается воздействию определённого препятствия.
Когда превращение усиливается в качествах – например, вода сильно нагревается – оно приводит к уничтожению формы, для возникновения полной предрасположенности в материи другой формы и устранения предрасположенности этой формы. Так, полная предрасположенность – это особенность претерпевающей силы к принятию одной из противолежащих ей форм. Здесь из первых начал берётся то, что заслуживает [принятия].
Разреженность и плотность . Как мы заметили, теплота придаёт материи большой объём, когда, например, вода нагревается, пища раздувается в желудке во время пищеварения. В большинстве случаев кувшин лопается не потому, что объемлемое ими тело разделяется на отталкивающееся друг от друга части, т. е. различные части, между которыми имеется пустота. Следовательно, пустоты нет. Если существует пространство в пустоте, то природа частей различалась бы при стремительном движении в различных направлениях и когда их состояние оставалось бы единым, то их части двигались бы в одном направлении, перевозили бы содержимое [то есть тела], -а не расчленяли бы его, так как перевозить легче, чем разламывать. Происходит же это не потому, что в него [тело] вошёл огонь, ибо огонь входит и выходит одинаково, только его место различается, а затем сохраняется объем, и не потому, что то, что входит в части, отталкивается, так как части отталкиваются в одном направлении, и это делает необходимым движение в сторону частей и иногда это легче, чем разламывание, более того, увеличение тела возникает из-за сильного расширения, происходящего в стороны насильственно, не только в направлении подъёма, и поэтому посуда лопнет там, где она слабее, и движений в определённом направлении не происходит потому, что движение расширяется во все стороны.
Смесь. Так, если мелкие части вышеупомянутых элементов смешаются, то они действуют друг на друга посредством своих качеств и смешиваются друг с другом, в то время как форма сохраняется и не уничтожается до тех пор, пока они не смешиваются. Ибо уничтожение их формы приведёт к их противоположности, усиления и ослабевания в них сразу не происходит. Если взаимодействие совершается в похожих по качеству элементах, то оно называется “смесью”, а их состояние “смешиванием” .
Подобно тому, как всякий элемент имеет собственную форму, точно так же смесь имеет собственное место. Так, огонь стремится в воздухе вверх; когда воздух стремится в воде вверх, то он стремится вверх по природе, а не по притяжению и принуждению, одним словом, не насильственно, в противном случае, меньшее было бы первым и быстрым. Точно так же обстоит дело и с двумя другими [т.е. с водой и землёй], которые опускаются также по природе.
Кроме того, воздух, если будет находиться поблизости от воды, то сила его стремления устраняется. Точно таково же состояние каждого из этих элементов, если они будут находиться в своём естественном месте. Стало быть, естественное место, принадлежащее огню, находится внутри сферы луны, а воздух -внутри сферы огня. Таким образом, это происходит не как попало, а так, чтобы общий порядок был сохранен. Следовательно, не всякий воздух есть место для воды, а тот, который, сохраняет своё место по отношению к общему.
Так, и для простых элементов из качеств, необходимы только осязаемые вещи, а все остальные качества следуют за смесью. Осязаемые вещи не являются смесью, ибо смесь осязаема и не является вкусовой или видимой, а другие качества следуют за смесью, подготавливаются из действий, возникающих после неё, либо из самой вещи, либо извне.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Небесные явления . Первыми, [по причине возникновения небесных явлений] являются небесные тела. Солнце, восходя, греет то, на что постоянно попадают его лучи, то есть то, что освещается, видится нам освещённым. Эта вещь освещается путём параллельности и посредством прозрачного , подобно тому, как другие вещи изменяются путём соприкосновения без опосредствования.

ПАР И ДЫМ

Нагревание превращает влажное в пар, и сухое – в дым. Если они переходят [предел] того, что нагревается близким с землёй воздухом, нагреваемой солнечными лучами, то они доходят до воздуха, который непременно является холодным водяным воздухом, нечистым воздухом. так как между двумя элементами в большинстве случаев имеется смешение. А между воздухом и водою имеется водяной воздух, который может быть холодным, ибо то, что нагревается, немного соприкасается с землёй.
Влияние пара. Так, холод быстро сгущает горячий пар, который, быстро претерпевая, изменяется ввиду его разреженности. Нагретая вода, изменяясь под воздействием холода, замерзает и превращается в облака. Когда вода сильно замерзает, то превращается в капли дождя. Когда облака замерзают, то превращаются в снег. Иногда наружная часть облака нагревается дымообразным веществом, в результате чего холодная материя уменьшается, подвергаясь влиянию внутреннего сжатого холода, в результате усиливается действие претерпевания, и замерзающие капли превращаются в град. Такая последовательность происходит между теплом и холодом, о причинах которого мы упоминали. Иногда град возникает из-за воздействия холодного ветра на пар, в результате чего пар замерзает, есть пар, который находится в состоянии испарения, сильной теплоты и разрежённости, и ветер, сталкивающийся с паром, собирая его, возвращает его начало к его концу и, замерзая, превращает его в град, так как нагретое более восприимчиво к замерзанию.
Когда верхний слой воздуха освещается моросящим дождём и облаком, он представляется зрению в виде ярких образов, если эти образы не будут скрыты от освещающего. Если же они будут сокрыты от наблюдателя, то его взор их не видит, а если этот образ не будет сокрыт от взора наблюдателя, то в этом случае то, что он наблюдает будет представляемым образом. И вокруг ярких [огненных] вещей, подобно ореолу, появляется круг из-за одинаковости расстояния между одним отражаемым предметом и другим, а также вследствие преобладания света, существующего между отражаемым предметом и наблюдателем мелкого моросящего дождя, который не закрывает что-либо, и они будут существовать так, что будто бы не из-за преобладания света на ней существуют. Либо перед яркими огненными вещами появляется радуга, которая так светит, как гале, а это бывает из-за расстояния, существующего между гале и между представимым из огненных вещей, более того, свет гале смешан с темнотой и поэтому свет становится другого цвета, подобно тому, как белизна при смешивании с чернотой становится другого цвета, где нижняя часть будет другой, чем верхняя из-за действия разделения двух круглых образов возникает третий образ.
Влияние дыма. Что касается дыма, то, охлаждаясь, он становится ветром. Поскольку дым возникает из сухого, то он противоположен облаку, где преобладание одного из них говорит о малочисленности другого. Если дым, не охлаждаясь, поднимается вверх, то он воспламеняется и превращается в метеорит или, быстро разлагаясь, превращается в комету, или остаётся неизменным некоторое время. Поэтому, если вещество сгорает, то оно превращается в горящей уголь, или, превращаясь в уголь, образует тёмную пещеру. Иногда из дыма выделяется что-то горящее, оно спускается из-за своей тяжести и соединения со своей материей и плотностью или по причине давления чего-то падающего вниз, и является ударом молнии, или остаётся в облаках, в результате чего появляется гром, или же из-за интенсивности движения и давления теплоты выделяет молнию.

ГЛАВА ПЯТАЯ. МИНЕРАЛЫ

Если дым и пар задерживаются в горах и твёрдой земле, у которой нет пара, то из них образуются минералы. Если сухое смешивается с влажным и сильно нагревается, то оно становится маслообразным, близким к превращению в огонь, в котором оно сгорает, но не твердеет.
Влажное от холода твердеет, а от жары посредством сухого усиливает действие жары [тёплого] в большинстве естественных действий, и жара превращает его в сухое, как например, соль, которая образуется от сгорающей земли, смешанной с влажностью, и здесь в его силе преобладает теплота.
Следовательно, то, что затвердеет от теплоты, разлагается от холода, и наоборот.
В ковких вещах существуют твёрдость и жирность, которые не дают ему затвердеть, и они остаются мягкими и смягчающимися. В том же, что не ковко, либо явно наблюдается твёрдость, либо чрезмерная сухость то, что тает и не сгорает, зависит от водности, которая твердеет от холода, сильно смешанного с оседающей землёй. Стало быть, растворяясь, они не могут быть чистыми, а если ковкое воспламеняется или загорается, то смешивание слабое.
Наставление. В твёрдых и тяжёлых составных неодушевлённых предметах преобладают “землистость” и “водность”. В лёгких составных предметах преобладают “воздушность” и “огненность”. Земля и вода при нагревании стремятся вверх, т. е. ведут себя так, как требует теплота по своей природе.

ГЛАВА ШЕСТАЯ. РАСТИТЕЛЬНАЯ ДУША

Когда смесь становится более упорядоченной, то возникает восприимчивость к растительной силе, которой обладают имеющие рост и питание. Растительная душа имеет три силы:
1) сила, которая доставляет нечто [пищу], не будучи подобной пище в действительности, а подобной ей по возможности, а именно пищу, и уподобляет её телу с тем, чтобы восполнить то, что разложилось на протяжении жизни [особи]. Это и есть сила питания;
2) сила, которая использует пищу, распределяет её в тех местах, где она пребывает в отношении, способствующем совершенству роста в определённый промежуток времени. Это и есть сила роста;
3) сила, которая разделяет часть вещи, в которой она актуально пребывает, в результате чего концентрируется в этой вещи то, что превращает её в вид, отделяющийся от этой вещи, или что-то наподобие этому посредством питания. Это будет иметь место после совершенствования вещи. Это и есть сила размножения.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. ЖИВОТНАЯ ДУША И ЕЁ СИЛЫ

Когда смесь становится более упорядоченной, чем у растений, то она стремится быть восприимчивой к чему-то более совершенному, чем та смесь, и это есть душа, которая включает [в себя] силу роста животного, а не растения. Стало быть, эта вещь вдобавок к действиям вышеупомянутой души может двигаться по воле, происходящей от силы, которая доставляет приятное, подходящее или необходимое, а таковой является [сила] страсти, или же она устраняет вредное, а таковой является [сила] гнева.

ВНЕШНИЕ СИЛЫ ВОСПРИЯТИЯ

Эти силы возникают после восприятия добываемого и отталкиваемого, которые возникают извне.
Что касается осязаемого, то оно постигается посредством осязания; вкусовое – посредством вкуса.
Что касается обоняемого, то в него запах доставляется посредством воздуха, поднимающего его или смешивающего с паром, доставляющим этот запах к чувству обоняния. Далее воздух смешивается с запахом, несущим запахом, или смешивается с запахом, испаряющимся из частей носителя запаха. Если все носители запахов растворялись бы, то запахи не могли бы доходить до отдалённых мест из-за недостаточности распространяемых паров. Так, стервятник, чувствуя запах падали, прилетает в Грецию из страны стервятников, хотя в Греции стервятников нет.
Что касается слышимого, то оно возникает в результате сильного удара одного сопротивляющегося о другое сопротивляющееся, который колеблет воздух между двумя сопротивляющимися так, что он доходит до слухового канала, и чувство [слуха] слышит удар.
Точно так же дело обстоит с парусом – когда он колеблется, то колеблется и удар.
Зрение. Мнение математиков заключается в том, что видимые предметы суть цветные, и они видятся не потому, что выделяют нечто такое, что доставляет отдалённые вещи к зрению и постоянно покрывает их, соединяя с тем, что имеется между ними и зрением, так как если будет прекращено то, что между ними и зрением, то зрения не будет. А если это прекращается, то из зрачка животного выходило бы то, что соединяется между ним и половиной сферы мира.
Мнения врачей сводятся к тому, что видимые предметы можно видеть не потому, что эти видимые [предметы] смешиваются с воздухом и таким образом [лучи] воздуха сами по себе становятся орудием ощущения [зрения]. Если [дело обстоит так], то при большом скоплении людей они сделали бы зрительную силу воздуха ещё сильнее, и каждый видел бы сильнее. Выделяющиеся [лучи] являются инструментом передачи ощущения [видения], а не самим чувствованием [зрения]. Это обстоит так, если воздух не является выделяющим [лучи] для видения. Если бы из глаз исходило что нибудь в направлении соприкасающихся и встречающихся вещей, то их величину можно было бы видеть одновременно с их цветом, поэтому величина и уменьшение угла [видения] не имеют влияния.
Мнение естественников заключается в том, что в действительности отображение вещей, которые сами по себе светятся или их освещают, запечатлевается в таком противолежащем, которое воспринимает [формы видимых предметов] по причине своей гладкости. Если между [видимыми предметами] и бесцветным предметом, которым является прозрачное, занимающее не зрение само по себе, а посредством другого цвета, где конец доставления будет в центре хрусталика, созданном наподобие шара, будет какое-то пространство, то видимый предмет будет конусообразным, и он доходит до хрусталика; заканчиваясь в верхней части хрусталика, он запечатлевает в нём отображение этого видимого предмета. Чем дальше будет видимый предмет, тем угол зрения будет меньше и уже тем самым, запечатлеваясь предмет видится меньше. Иногда вещь оказывает воздействие на непротиволежащий предмет, а если имеется противолежащий гладкий, то гладкий предмет является инструментом доставления зрения к непротиволежащему.
Эти чувства также ощущают посредством своих качеств через величину, число, форму, положение, близость, дальность, движение и покой. В этих чувствуемых вещах происходит больше ошибок, чем в других [качествах] .

ВНУТРЕННИЕ СИЛЫ ВОСПРИЯТИЯ

Общее чувство и представление. Образы чувственно воспринимаемых вещей остаются в индивиде даже после их исчезновения, хотя они и не чувствуются. Стало быть, они остаются не в чувстве, а в более глубокой силе. Если бы эти образы не соединились в одной [силе], которая называется представлением , после доставления их в общее чувство, являющееся источником пяти [чувств], то не было бы суждения [утверждения] о том, что это чувствуемое жёлтое, текучее есть также и сладкое. Более того, можно было бы утверждать, что это жёлтое – не есть сладкое само по себе, по одному лишь суждению, хотя и принимают участие в определённых признаках объекта.
Стало быть, все чувственные формы отрешаются от своих носителей. Однако всякое отрешение абстрагированной сути [бытия] не является ощущением, а [будет таковым], если оно существует вместе с отношением к наличной материи и к материальным связям из атрибутов величины, формы, цвета и т. д. и ни один из этих атрибутов постоянно не существует в сути [бытия] постигаемого предмета, например, в человеке, который не различается в постигаемых предметах.
Если формы переходят в [силу] представления, то из них исчезают отношения [наличной] материи и устанавливаются сопутствующие признаки, ибо представление сути [бытия] человека, абстрагированное от сопутствующих признаков величины, формы, положения, не необходимо само по себе для сути [бытия] человека и является невозможным представлением. Поэтому необходимо, чтобы запечатлелась сущность постигаемых и ощущаемых предметов в какой-то материи, из-за которой изменяются частные пределы [этих предметов] во время ощущения и представления.
Догадка. память и воображение . Д алее. у животного имеется управляющая [действующая] сила, которая представляет чувствуемые вещи постольку, поскольку они не ощущаются, как, например, представление собаки о том, что какой-то индивид является её хозяином и поэтому она за ним следует, или как, например представление о волке, что он является её врагом и поэтому она чувствует отвращение к нему и нападает на него. Животное по природе не чувствует так, чтобы образовалась идея. Следовательно, постигающей идеей является [сила догадки], и её хранилищем является память. [Сила] догадки перебирает в памяти то, что существует в представлении для того, чтобы соединить их с тем, что в памяти, а затем соединить их друг с другом или разъединить, каковыми являются силы воображения и мышления.
Места внутренних постигающих сил. Всякому органу свойственно уничтожение вместе с соответствующей ему силой. Место представления находится в передней части мозга, а мышления и воображения в его середине. Память и воспоминание находятся в задней части мозга. [сила] суждения особенно главенствует над средней частью мозга, а воспоминание перебирает в памяти постигаемые формы с тем, чтобы [сила] суждения постигала их значение, которые должны постигаться, и которые затем передаются воспоминанию, чтобы сохранить их в памяти.
Резюме. Стало быть, у животного есть сила, которая направляет страсть или гнев, и сила, постигающая как внутреннее так и внешнее.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. РАЗУМНОЕ [ЖИВОТНОЕ]

Человеческая душа и её силы. Далее, если смесь становится более умеренной, то к ней стремится форма человеческой души и, несмотря на то, что она является питательной, растительной, чувственной и двигательной душой, она также является и разумной душой. Стало быть, с соединением в ней различных [элементов и чувств] возникает человек.
Силы человеческой души. Разумной силе принадлежит всё, упомянутое до неё и вдобавок к этому. Человеческий разум может отделять от представляемой формы то, что сопровождает её из сопутствующих признаков, не входящих в суть бытия вещи, как суть бытия [вещи], которая даёт ему пользу. Как, например, наше высказывание, понятие разумного животного, которое разум представляет таким образом, что оно свободно от материи и сопутствующих ей признаков, или как, например, определённая величина [количество], форма и положение. Стало быть, это представимое не подобно воображаемому, которое соответствует одному, а является общим, соответствующим всему.
Следовательно, способность человеческой души, существующая сообразно этому восприятию, есть умозрительный материальный разум.
Человеческий разум обдумывает частные явления и посредством своей способности, предрасположенной к этому, выводит основы искусств. Это есть практический материальный разум.
Субстанция, в которой существуют эти два разума, это разумная душа, обладающая способностью сущностного постижения универсалий, способностью создания и овладения искусствами и профессиями, и способностью использования животных сил путём свободного выбора. Способность, присущая свойствам – смеху, плачу, стыду и т.д., происходит из претерпеваемых человеком действий.

АБСТРАГИРОВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДУШИ И ЕЁ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ

Доказательство, основанное на природе умопостигаемых предметов. Недопустимо, чтобы материальный разум существовал в каком-то теле так, чтобы это тело было предрасположенным для принятия разумных форм, представлений и первичных утверждений, которые называются “разумом по навыку”, и приобретённых посредством умозрения и называемых “приобретённым разумом”. И если абстрагирование умопостигаемых вещей, обладающих определённым положением, и не будет существовать по сравнению с внешними вещами, а также по сравнению с наличием их в разуме так, чтобы они не были телесными, то это абстрагирование не имеет смысла. Кроме того, непременно будет различаться состояние разумов по степени запечатления воспринимаемых тел и их положений.
Поскольку иногда под телом предполагается какая-то часть, то под ней предполагается и умопостигаемый предмет. Единые умопостигаемые предметы являются предметами с точки зрения единства, которое создаёт их совокупность, не разделяется в них и не имеет части. Кроме того, если часть умопостигаемого предмета полностью не различается, то отношение понятия частного к [понятию] общего также не различается, а это абсурд. Если часть умопостигаемого различается, то хотя деление конечно, оно происходит в соответствии с частями определения или частями самого умопостигаемого предмета. Или деление не останавливается и сбивается с правильного пути. Излишне говорить, что деление происходит вместе с составлением формы частей умопостигаемого. Каким же образом в теле существует бесконечная сила, которая может постигать какие бы то ни было бесконечные умопостигаемые предметы?
Неделимый сосуд в теле далёк от того, чтобы быть вместилищем умопостигаемых предметов, дабы они находились в нём. Стало быть, он имеет обособленность в направлении, которые соединяются с каждой стороны и обособляются. Умопостигаемые предметы являются посредниками между тем, что обособляется от них, с одной стороны, и между тем, что уединяется с ними, с другой. Следовательно, они делимы. Стало быть, эта сила принадлежит субстанции, которая не является телом и, конечно, не запечатлевается в теле, а присуща какому-то телу в силу того, что занимается его управлением и использует его так, что он возникает с ним и соединяется с ним.
Доказательство сущностного постижения. Если бы душа постигала посредством какого-то органа, то она не могла бы постичь свой орган, так как душа не имеет другого органа по отношению к своему органу, разве ты не знаешь, что зрение не может видеть глаза? Каким же образом этот орган может постичь суть бытия самого органа и постоянно знать его актуально или суть бытия другого по числу, и отображаться в нём. Стало быть, две сути по числу, материи и её сопутствующим признаком едины, а это абсурд.
Доказательство несоответствия души и тела. Кроме того, если бы душа постигала тело для постижения слабого вслед за постижением сильного, как это бывает со слухом и зрением, она не могла бы вслед за постижением сильного увеличить свою силу для постижения слабого, и было бы так, что всякий бы кто повзрослел, стал бы постигать слабо, однако в большинстве случаев он становится более смышлеными.
Да, когда душа обладает действиями, которые не могут быть осуществлены без содействия силы тела, то она направляется к телу, отказывается от разума и очень отвлекается от него. Или когда душа погружена в какую-то скорбь или болезнь то она отвлекается от высокого истечения к низкой вещи. Следовательно, падение действия разума с обессиливанием тела или занятием телом не означает, что все это происходит с участием тела. Стало быть, утрата действия разума происходит без участия тела, но разум отвлекается от своего действия посредством тела. Однако неизменность действия разума при обессиливании тела и отвлекании телом означает, что разум не существует с соучастием тела.

ВЕЧНОСТЬ ДУШИ

Доказательство отделения. Поскольку тело не является одной из причин души, как это станет известно тебе путём наименьшего размышления, стало быть, устранение бытия тела происходит по какой-то причине, находящейся в теле, что не делает обязательным устранение души, так как то, что не является причиной, не предшествует неизменности и устранению. Тело не соотносится с душой, так как по своей сущности душа является субстанцией, и всякая субстанция имеет особое бытие, т. е. если в ней возникает какое-то соотнесение, оно соотносится с бытием, это не значит, что это бытие [конституируется], благодаря этому соотнесению.
Следовательно, получается, что душа либо предшествует телу, либо равносильна ему в нескольких смыслах; отсутствие связи же [между ними] понимается однозначно.
Если душа является предшествующей, то уничтожение, начинаемое с тела, не устраняет её, ибо последующее по сущности, хотя и присуще бытию, однако оно устраняет предшествующее в переносном смысле, а это означает, что последующее может быть устранено, если первым устраняется предшествующее по причине, существующей в нём самом. Если и тело существует одновременно в этом вышеупомянутом смысле, то это явно или более, чем явно.
Доказательство простоты [души]. Мы говорим: душа вообще не принимает уничтожения, в противном случае в её сущности была бы заложена возможность существовать или не существовать, хотя сущности души принадлежит актуальное существование, как, например, форма для материи, в то время как они противоположны . Стало быть, первая субстанция [души] -это то, что существует как материл, о чём мы ведём свой разговор, а именно: она является душой, имеет постоянное бытие, в противном случае она создавалась бы вторично. Она является первым субстратом, в котором то, что возникает, возникает от разумных совершенств.
Следовательно, эта субстанция не устраняется, а если устраняется, то это есть само тело.

СВЯЗЬ ДУШИ С АКТИВНЫМ РАЗУМОМ

Далее, если умопостигаемые предметы устойчиво будут находиться в этой субстанции, то они происходят из причин, которые не устраняются, ибо душа не переходит от потенциального разума к актуальному без актуального активного разума. Если этот разум соединяется с душой и с вещами, являющимися потенциально умопостигаемыми, то он подобен солнцу, а если душа соединяется со зрением и потенциально видимыми вещами и постигает их в актуальности, то это есть разум, постигающий по своей сущности, как, например, солнце, которое видимо само по себе. В противном случае возникла бы необходимость в том, чтобы разум абстрагировался ещё раз. Если активные разумы сами по себе постижимы, то они также постижимы и для нас, если мы их постигаем без какой-либо причины, которая абстрагирует их для нас и сообщает нам о них. Посредством связи, которая осуществляется между активными разумами и душой, совершенствуется душа, а это происходит без участия тела. Так каким образом происходит связь души с высшим принципом?
Конец второго раздела книги руководства по философии.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. МЕТАФИЗИКА ОБЩИЕ ИДЕИ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Предмет метафизики, её искомое и её цель. Предмет первой философии есть сущее с точки зрения того, что оно сущее. Её искомым является то, что происходит в сущем постольку, поскольку оно сущее.
Совершенство в первой философии есть знакомство с расположенными по порядку первыми принципами существующих вещей, имеющих принципы; отношениями между ними; их отношениями к безначальному первому и к тому, что касается и охватывает эти принципы.

СУЩЕЕ

Сущее сказывается по отношению к субстанции и акциденции, которых девять, но не по общности [имени], не по многозначности, не по чистой однозначности, и в бытии отношение их положения равно, а по аналогии в одном смысле – путём предшествования и последования.
Самая постоянная из акциденций та, которая имеется в бытии, и самая предшествующая та, в которой есть субстанция. Субстанция есть сущее не в субстрате, хотя форма из его совокупности находится в какой-то материи, посредством которой конституируется, но не является её субстратом. Исходными принципами субстанции являются исходные принципы общего.

МАТЕРИЯ И ФОРМА

Материя. Некоторые субстанции ощущаемы, [а некоторые не ощущаемы]. К числу этих ощущаемых субстанций относятся вещи, возникающие из материи, и всякое возникающее по своей сущности до возникновения есть возможносущее до того, как действующее было бы в состоянии его создать. Если бы не было этой возможности, то действующее не могло бы создать бытие, подобно тому, как оно не может создать невозможное. Следовательно, возможность существования возникающего предшествует его бытию.
Далее, возможносущее не есть субстанция, существующая в каком- либо субстрате, которая затем умопостигается посредством её сущности, но оно является умопостигаемым по сравнению с другими. Следовательно, возможносущее имеет субстанцию, в которой оно само пребывает, и то, в чём оно имеет возможность бытия, называется “материя” или”субстрат”, как, например, дерево для кровати. Стало быть, всякое возникающее и созданное имеют какую-то материю.
В ощущаемом теле иногда посредством разъединения возникает множество, а иногда соединение, после того, как исчезает множество, оно становится потенциальным, а единство – актуальным. Следовательно, существует принимающий, который не является ни самим соединением, ни множеством, так как количество соединения или исчезает, или возникает. Стало быть, поскольку соединение исчезает посредством разъединения, то это определённое соединение исчезает, если разъединяется. А если оно соединяется, то у совокупности возникает другое количество и устраняются имеющиеся количества частей. Словом, если вещь соединяется посредством соединения, то каким образом она может принимать разъединения? Скорее всего, соединённый принимает его посредством соединения. Следовательно, форма телесности и количество имеют материю. Точно так обстоит дело у всех тех, которые не соединяются, кроме как через количество.
Форма. Естественные тела состоят из материи, которая в своей сущности не имеет ни формы, ни количества, и какой-то формы. Стало быть, эта материя не лишена формы. Если материя лишена формы, то она либо имеет какое-то положение, либо не имеет его. А если она имеет какое-то положение так, что разделяется в воображении, то она имеет какую-то форму и соединение, а если она не разделяется, хотя и существует в какой-то форме, то её направление будет различаться из-за обособленности по составу, и, как ты знаешь, она также является делимой. Если она не такова, то является необособленным концом, более того – точкой, возникающей в конце линии.
Если материя не имеет положения, а затем к ней присоединяется форма, которая не имеет положения, то материя будет умопостигаемой, так как то, что не имеет положения является умопостигаемым. Форма по своей природе также умопостигаема, следовательно, она становится указываема из-за необходимости для материи в своём бытии иметь положение.
Если материя не будет иметь положения, то совокупность двух умопостигаемых тоже не будет иметь положения. Стало быть, совокупность не будет указана посредством ощущения.
Далее, ни одно положение из универсальных положений не лучше другого. Если форма соединяется с материей, которая не имеет положения, и создаёт ей положение, то не обязательно выделять для материи определённое положение из совокупности тех положений, которые должны существовать в ней по природе. Следовательно, все места земли принадлежат комку земли, стало быть, он должен быть или в каждом месте земли, или ни в одном, а это абсурд.
Если материя неизбежно имеет какое-то положение и количество, то она либо в таком случае непригодна для разъединения, либо пригодна с трудом, либо с лёгкостью. И всё это есть свойства естественной формы и её отношения. Кроме того, эта форма с необходимостью требует специального места, которым является природа. Следовательно, состав телесных материй без формы актуально претерпевает изменения. Стало быть, Даритель форм посредством форм конституирует телесные материи.
Далее, формы являются причинами и следствиями, однако они есть причины посредством соприкосновения, следовательно, формы делают необходимым в бытии то, что соприкасается, а не то, что различается, так как материя по своей сущности не имеет количества Отсюда материя не может требовать одного и того же количества с тем, чтобы не принимать это количество, сама по себе она то, что больше и меньше количества и останется в ограниченном пределе, который не принимает [увеличения и уменьшения].
В телах по их сущности – в самих себе и в других вещах -происходят действия, которые различаются с различием сути их бытия, так эти действия либо происходят из сути их бытия, то есть их природы, либо от внешнего фактора. Некоторые тела по своей телесности не лучше другого тела, чтобы быть посредником в проистекании влияния внешнего фактора.
Следовательно, тело существует посредством своей формы, и его форма является связующим звеном. Стало быть, форма есть близкая причина и сила.
Предшествующее и последующее . В целом предшествующее – это то, к чему относится какая-то вещь так, что она не относится к другой вещи, у последующего дело так не обстоит.
Что касается предшествующего по степени, то оно либо сравнительно с определённым пределом, либо со степенью положения, как, например, человек, который является предшествующим по месту, которое находится ближе к кибле , либо по природному порядку, как, например, какой-то род следует за родом родов. “Предшествующее степени” – это, когда что-то не имеет отношения к определённому пределу, в противном случае оно стало бы его связующим звеном отношения, о котором говорится, как о предшествующем. Иногда предшествующее по порядку изменяется с изменением начинающегося с ним предела, где в результате предшествующее становится последующим, как, например, когда начало делается не родом родов, а видом видов.
Говоря “предшествующее по природе”, я имею в виду, например, как в случае с одним и двумя, где последующее из них не сможет существовать без бытия предшествующего, а не наоборот.
“Предшествующее по достоинству” говорят тогда, когда кому-то сопутствуют удача и совершенство, а кому-то нет, и этим не преследуется то, что предшествующее по достоинству является предшествующим по совершенству.
“Предшествующее по сущности и причинности” состоит в том, что из двух вещей, хотя они находятся вместе в бытии: если они возникают и в отношении, которое актуально принадлежит причине и актуально следствию, одна возникает из другой, однако бытие первой не возникает из бытия второй. Так, бытие этого последующего возникает после того, как оно не существовало. Его небытие как бы вытекает из его сущности, если оно обособлено, стало быть, его бытие происходит от другого. Так, состояние, которое существует в нём благодаря его сущности, предшествует тому, что происходит от другого.
Знай, что всякое бытие, которое существует после его небытия либо по времени, либо без него, является созданным. Признак предшествующего такой, что сопутствует ему так, что ты говоришь: “Если не это, то не было того”, а также говоришь, что если бы не было движение двигаемого путём соприкосновения, то не возникло бы движения от него. Но, конечно, ты не говоришь: “Если бы не было движения, возникающего от движения двигающего [посредством соприкосновения], то не было бы и движения, трогающего при помощи соприкосновения, когда они находятся вместе”. Недопустимо, чтобы последующее устранялось посредством какой-то вещи, которая находится в самой вещи, а затем устранялось предшествующее. Если в предшествующем случится такое, что устраняет его, то оно устраняет и последующее. Да, последующее устраняется только при том, если будет устранено предшествующее.

ПРИЧИНА И СЛЕДСТВИЕ

Причины иногда предшествуют по сущности, иногда по природе, иногда по достоинству, иной раз последуют по достоинству, как, например, материя. Кроме того, следствие иногда может быть причиной движения, как например, строитель, а иногда причиной бытия. Так, каждое из них есть либо следствие, которое соединяется с другим по его сущности, либо дело не обстоит так.
Для соединяемого следствия причина либо является частью его состава, либо нет. Если частью состава следствия является то, что существует обособленно, то оно будет следствием либо потенциально, как, например, доски для кровати, которые есть материя, либо его возникновение будет необходимым из-за актуального пребывания следствия, как например, кровать как форма. Однако, если причина не является частью, то невозможно, чтобы следствие было частью причины. Так как часть является конституирующей, более того, она есть соединяющая, не являющаяся частью в конституировании сущности того, что присоединяется к части, и она бывает либо акциденцией, причиной которой является субстрат, либо материей, причиной которой является форма. Что касается того, что является отвлечённым не по акциденции, то оно бывает либо акциденцией, которая есть цель, либо тем, что происходит из неё [акциденции], но не направлено на неё и является действующим.
Порядок расположения следствия вслед за причиной в бытии. Причина по сущности – это то, из чего по своей сущности всегда следует следствие, если нет какого-либо препятствия, и что происходит в большинстве случаев.
Причина по акциденции – это то, из чего следует какая-то вещь не по её сущности, а по причине чего-то происходящего в ней. Стало быть, то, что с необходимостью происходит в следствии, проистекает в [результате] определённой причины. И всё, что проистекает от какой-то причины, проистекает от неё, и она является причиной в актуальности, т.е. является чем-то необходимым. Стало быть, если причина становится такой, что от неё проистекает определённая вещь, и она не будет нуждаться в каком-то условии, и далее, это проистекание в ней становится возможным, чтобы существовать, и возможным, чтобы не существовать, то причинность этой вещи будет возможное, и ни одна сторона возможного не будет необходимо определённой. Кстати, иногда бывает так, что сущность, которая возникает, имеет причинность и не будет соединена с ней условиями причинности из какого-то органа или воли, или совершенствования природы. Стало быть, причина нуждается в спецификации бытия от небытия к ожидаемой причине.

ПОРЯДОК РАСПОЛОЖЕНИЯ СЛЕДСТВИЯ ВСЛЕД ЗА ПРИЧИНОЙ В ПОЗНАНИИ

Всякий, кто постигает причину с точки зрения того, что она есть причина, постигает следствие. Если ты узнал одновременно существующие причины без того, чтобы не было незамеченным что-то из них, то ты узнаешь их причины и будешь знать, к чему они будут восходить. Если знание не будет уведомлять о большинстве причин, то вещь останется, не станет неизвестной, а наоборот, в ней будет ещё больше закрепляться предположение. Именно здесь спрятан ключ к [пониманию] всего неведомого.
Когда будет сообщено о высшем мире посредством первых причин, независимо от того, являются ли они универсальными или частными и постигаются ли они полностью, или некоторые ангелы извещают о частных вещах, как о частных, то в душах во время сна и вдохновения станет возможным постижение для знания всех этих принципов через явные в бытии вещи. Необходимость этого заключается в подготовке к достижению полного знания причин и их последствий.

ОБЩЕЕ И ЧАСТНОЕ

Отрицание происхождения внешнего бытия от универсальной идеи. Мы говорим, универсальные вещи постольку, поскольку таковые не имеют бытия в конкретных вещах. Под общими вещами мы имеем в виду природу и соотнесенные с ней частные вещи. Если природа была бы таковая, то что-то одно описывалось бы посредством противоположностей, и “животность” сводилась бы к двум видовым понятиям – “лишённые ног” и “имеющие ноги”.
Каким же образом какая-то вещь одновременно может быть чёрной и белой? Так, переход одной материи в другую возможен, так как состояние двух материй заключается в том, что они имеют два общих понятия в этом состоянии. Также есть нужда в том, чтобы сказать, что постольку белое может быть им по числу, то оно может быть и чёрным, так как акциденции, которые соединяются в одном и том же субстрате, делают необходимым это различие, и это не означает, что это различие делает невозможным свою невозможность для акциденции в двух противоположных вещах. Если [бы] существовала универсальность, то одна душа принадлежала бы всем индивидам. Знай, что знание охватывает суть истинной сущности души, а не её соотношения. Если душа стала знающей по причине приобретения Зайдом знания, то все не нуждались бы для приобретения [знания], и тогда не существовало бы ни двойственности, ни тройственности. Стало быть, всеобщая единая душа состоит из замечаемых единиц постольку, поскольку она единица. Следовательно, [эти единицы] не являются единицами, [а являются одной единицей].

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО УМСТВЕННОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ УНИВЕРСАЛЬНОГО ПОНЯТИЯ

Да, универсальное [понятие] только умопостигаемо, в уме представляется множество понятий, то есть в сборе умопостигаемо от формы, существование которой в бытии возможно. Если форма соединяется с какой-то материей, то [форма] предполагается без других [материй].
Стало быть, сопутствующие признаки материи существуют в ней по её сущности так, что от них проистекает индивид, связанный с какой-то материей и другими сопутствующими признаками, не являющимися этим индивидом и которые могут не существовать после того, как они возникают специально предназначенными для одной формы, напротив, когда они являются разумами, существующими по причине своей сущности.
Кроме того, образование универсального в уме не препятствует по какой-то причине существованию этих внешних форм. Однако, если из того, что существовало раньше, и от чего разум берёт только разумную форму, возникает нечто другое из его вида, то от этого разум не претерпевает изменений, изменяются лишь качества этого другого. Если это второе существовало бы раньше первого, то оно выполняло бы те же самые действия, что и первое.
Всё что невозможно в сущности вещи, возможно при всяком состоянни, ибо всякая из противоположностей может пребывать в субстрате, но если одна из них предшествовала, то невозможно, чтобы её противоположность пребывала в субстрате, кроме как при условии исчезновения [первого].
Бытие сущности и частей определения. Возвращаясь к [своему исследованию], отметим, что бытие универсального понятия по своей сущности недопустимо по отношению к одному индивиду, в противном случае оно не переходило бы к другому [индивиду], но допускается бытие универсального по своей сущности по отношению к одному индивиду. Универсальное понятие в этом индивиде возникает по какой-то причине. Точно так же обстоит дело, когда универсальное понятие разделяется посредством видовых отличий. Стало быть, видовые отличия актуально осуществляют его существование. Следовательно, видовые отличия являются причинами универсального понятия. Так, видовое отличие, которое находится вне смысла [понятия], принадлежащего роду, не входит в суть бытия рода, хотя она входит в его бытие, то есть является причиной его конституирования, как какого-то сущего, но не из-за того, что является частью сущности рода как, например, животное с ощущающим телом по сути своего бытия, оба видовых отличия не образуют рода, хотя и не входит в видовое отличие говорящего. Отсюда, следует, что нет нужды в том, чтобы тело было как тело и животное как животное. Таким образом, если универсальная идея может быть следствием, то она также допускает наличие в ней разделяющего видового отличия, и эта общая идея может быть родом, [разделяющимся посредством] видовых отличий.
Суть бытия рода предшествует по природе, а суть бытия видового отличия – по совершенству, в то время, как каждая часть, определённая в бытии, является сущностью определяемого, ибо существующий человек есть животное, называемое говорящим. Поэтому можно предицировать суть бытия рода на природу вида, так как ни род, ни видовое отличие не являются в бытии частью вида, а являются частью определения. Следовательно, нельзя предицировать части определения на определение вида. Это может стать ясным тебе, если ты будешь знать, что мы под словом “животное”, которое есть род человека, не имеем в виду животное с условием его абстракции от говорящего и животного другого, а без всякого условия. Тот, который выдвигается с условием абстракции, не предицируется на человека, а представляет собой материю, к которой присоединяется форма речи [говорение], которая не есть видовое отличие в качестве предиката, а является частью видового отличия в качестве предиката. Более того, животное в качестве предиката является телом, наделённым душой и чувством, каким бы оно ни было, и совокупность тела, наделённого душой и чувством, является человеком. Точно так же обстоит дело в отношении говорящего.
Что касается речи и подобного ей, то речь не может быть частью говорящего, а существует по его сущности.

ЕДИНОЕ И МНОЖЕСТВО

Истинное единое. Из того, что допускается ошибка в [вопросе] универсальных понятий, наше высказывание [доказывает], что это и то является единым в человечности, в то же время единое употребляется в нескольких значениях. Так, истинное единое – это то, что актуально в своей сущности, не имеет множества, от которого слагается его природа, либо вообще, как, например, эта сперма и этот разум, либо посредством постоянства как, например, эта вода, либо посредством индивидов, как, например, индивид Зайда. Наиболее истинное, называемое единое посредством – это видовое отличие количества, а далее, то, в котором конец один, как например, угол, затем, то, от которого следует движение, которое подобно естественной связи или неестественной связи и т. д.
Единое по соединению бывает либо в одном расстоянии, как, например, линия, либо в двух расстояниях, например плоскость, либо в трёх [расстояниях], например тело. Линия в обособленности не имеет бытия, в противном случае она имела бы два лица, так же обстоит дело с плоскостью. Актуальное существование линии и плоскости ограничивается концами [пределами], которые являются акциденциями. Фигуры, возникающие в телах, более достойны, чем [сами] концы [пределы], являющиеся акциденциями.
Если тела кончаются в плоскостях, и плоскости и линии конечны, то точка существует. Так как простая фигура простых вещей [т.е. элементов], каковым является сфера [шар], существует, то её пересечение, которое есть круг, так же существует, особенно, когда ты ставишь какое-то тело в какое-то положение, а затем отталкиваешь его так, чтобы оно встречалось только с одной стороны своего положения, то здесь может быть только круг, так как существует противоположная сторона [параллельность] и существует прямолинейность.
Число слагается из единиц. Так, единица – это не конституирующее наличие [пребывания] какого-то существа, которое и есть какая-то вещь, какая-то субстанция или нечто в какой-то субстанции. Стало быть, единица есть сопутствующая акциденция, и сумма [совокупность] единиц является акциденцией.
На высказывание о том, что математические понятия конституируются отвлечённо, также не обращают внимания, как и на идеи, которые являются какими-то формами в физике, так как говорят, что они отвлечённы, и в разуме нет форм, ибо если природа рода отвлечена, она отвлечена из-за противолежащих видовых отличий, при помощи которых сущностью этих видовых отличий становится одна вещь.

МЕТАФОРИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА

Что же касается других сторон единицы, то мы говорим, что некоторые из них существуют посредством отношения, а некоторые существуют метафорично. Если вещи, обладающие различной природой умножаются, то они принадлежат к тем вещам, которые мы описываем, в том смысле, что в отношении каждой из них допустимо то, что мы сказали. Это происходит по какой-то причине. Стало быть, они относятся к одному, существующему в уме умопостигаемому, и говорят, что они единицы, и это не значит, что вне бытия есть одно понятие, при помощи которого множество становится единым. Даже время является чем-то таким одним, что объединяет всё время. Мы говорим, что всякое время, с точки зрения того, что оно существует как таковое, является одной вещью, но это невозможно. Напротив, с точки зрения отношения с умопостигаемым это означает, что универсальное понятие иногда может быть сущностным, родом или видовым отличием или определением, а иногда может быть акцидентальным отношением, или установленным понятием в сущности вещи, которая не обращена в сущности вещи к другому понятию.
Отношение подобно состоянию числа шесть при соотношении с числом три, что подобно соотнесению чисел четыре и два. Установленное подобно белизне по отношению к гипсу и снегу.

ГЛАВА ВТОРАЯ.

АЛЛАХ – НЕОБХОДИМОСУЩЕЕ

Введение. Мы говорим иногда, что существование вещи необходимо само по себе, и [это существование] не обусловлено какой-то причиной или благодаря чему-то другому, и если эта вещь не существует, то она могла бы не существовать сама по себе. Иногда существование вещи не необходимо само по себе, так как ее существование является само но себе возможным постольку, поскольку она может существовать. Стало быть, она является возможной с точки зрения сущности, необходимой с точки зрения своей причины и невозможной при условии отсутствия причины.
Следовательно, результат этой вещи по существу заключается в том, что она состоит из какой-то необходимости, исходящей от другой вещи, и является возможностью в сущности. Стало быть, она чётное.
Единство необходимосущего. Необхолимосущее едино по своей сущности. Если бы оно было разделено на части, то часть должна была бы существовать благодаря части, в то время как [необходимо-сущее] оно не таковое. Если необходимосущее посредством видовых отличий разделялось так, что по существу необходимосущее принадлежало бы множеству различных предметов посредством видовых отличий, то видовые отличия были бы конституирующими необходимосущего по сущности и входили бы в суть бытия необходимосущего, так как его бытие есть суть его бытия, или суть бытия необходимо-сущего отличалась бы от его бытия, а всё это невозможно, так как необходимо-сущее – это подтверждение сущего, а не чего-то такого, в котором возникает существование по какой-то причине, в то время как оно не таковое. Поскольку существование не есть животность, поэтому оно возникает в ней по какой-то причине, которая не является существованием, в то время как причина существования не есть животность. Не может быть, чтобы необходимосущее было атрибутом двух индивидов. И это делает необходимым, чтобы каждый из двух [индивидов] был следствием с точки зрения тождественности, и к необходимосущему сам по себе не присоединялся бы какой-то сопутствующий признак, через который оно было бы невозможным, в противном случае его бытие было бы связано с двумя причинами, и его наличие и неналичие не отделялось бы от двух причин, и эти два индивида были бы двумя его следствиями, где причина [одной] причины была бы невозможна сама по себе, а это абсурд, либо они были бы вместе с ним двумя необходимыми, что привело бы к множеству необходимосущего. Следовательно, необходимосущее само по себе необходимо во всех отношениях.
Совершенство необходимосущего. Изначальное само по себе едино, как и то, что создано кроме него, в его сущности, тогда как его бытие не связано с какой-либо сутью бытия, кроме как с самим бытием. Следовательно, необходимо сущее не имеет ни из сути бытия, ни рода, ни видового отличия, ни определения и ни подобного себе. Кроме того, поскольку оно освобождено от материи, то не имеет противоположного.
Что касается акциденций, соединяемых по качеству, количеству, месту положения и т.д., то они далеки от необходимо-сущего. Поскольку необходимо-сущее едино, то оно не имеет частей, стало быть, не имеет равного. Оно есть истина, так как является истиной бытия, оно [есть] благо, стало быть, оно является истинным совершенством, и то, что пребывает в нём, является возможностью, а не силой не недостатком и не злом, стало быть оно также является началом всякого совершенства.
Поскольку необходимосущее отделено от материи, то оно по сущности познаваемо. Необязательно, чтобы умопостигаемое имело другое умопостигающее, а достаточно только одного умопостигающего, так как между умопостигающими есть
разница, подобно тому, как есть разница между двигателем и другим двигателем. Если не было бы разницы между ними, то было бы известно, что движущееся имеет двигатель, которому нетрудно быть двигателем самому по себе; из этого выясняется, что оно [необходимосущее] является двигателем по своей сущности, и существование другого двигателя в его сущности исключено. Следовательно, необходимосущее познаёт свою сущность, так как его сущность имеет свою абстрагированную индивидуальную сущность, стало быть, необходимосущее знает свою сущность, так как его сущность имеет отдельное бытие, которое есть знание [разум]. Общее имеет одно значение, то есть необходимосущее есть познание, познающее и познанное, то есть оно познаёт, знает свою сущность как истину, благо, совершенство.
Так, всякий постигающий какой-то постигаемый предмет является его совершенством и подобающим благом, стало быть, он его любит, то есть узнаёт его, представляет его добродетель, ощущает ощущением, разумом, следовательно, он является любящим свою сущность, является любимым у всякого, который получает от него по мере того, что получает.
Его великолепие [блеск], совершенство, красота не сопоставимы с [другим великолепием, совершенством и красотой. Стало быть, его любимость и влюблённость не сопоставимы с [другой] любимостью и влюблённостью. Следовательно, он восхитителен по своей сущности, но не претерпевающимся великолепием, а действительным, совершенным великолепием.
Доказательство бытия необходимосущего. Доказательство бытия необходимо-сущего заключается в том, что всякое, обладающее какой-то причиной с точки зрения существования, приобретается по своей причине и оно нуждается в своей причине постольку, поскольку оно является следствием, так как следствие в своём движении [нуждается] в своей причине во время своего движения, как, например, дом нуждается в строителе. Стало быть, строитель является причиной собирания частей дома, а не его существования и устойчивости. Причина существования дома и его устойчивости заключена в его существовании, как, например, причина структуры дома связана со структурой частей дома и его положения. Так причина и следствие существуют вместе и имеют определённый порядок, стало быть, как ты знаешь, этот порядок не доходит до бесконечности. Следовательно, этот порядок доходит [распадается] до причины, которая не имеет причины, и доходит до начала, которое не имеет начала, то есть он является необходимосушим, в то время, как стало ясно, что оно необходмосущее едино [по своей сущности]. Следовательно, общее восходит к единому.

ЗНАНИЕ НЕОБХОДИМОСУЩЕГО

Поскольку необходимосущее познаёт свою сущность, а из его сущности происходит существование всех вещей, то все вещи универсальные и частные с универсальным видом, которые опишем ниже, познаются им благодаря его сущности.
Известные умопостигаемые формы не умножаются, как части в сущности необходимо-сущего, так как его знание является не душевным речевым познанием, а разумным познанием, находящимся выше всякого разумного познания, то есть оно близко к тому, что было указано в твоем положении при разговоре с каким-то человеком относительно какого-то подробного вопроса, в котором имеется множество сообщений, на которые следует ответить. Затем в твоём уме возникает одна идея, при помощи которой ты убеждён, что знаешь все вопросы, на которые ты отвечаешь, и это есть простое разумное знание. Далее, когда ты разговариваешь с кем-нибудь, то в твоём уме формы следуют одна за другой. Стало быть, это есть душевное знание, в котором заложена душа, которая является совершенством души.
Первая идея является знанием благодаря тому, что она является началом для возникновения умозрительных форм, отвлечённых иногда, в душе, а иногда. посредством души, в материи.
Что касается вопроса о способе постижения частного общего и частного частным, на чём остановимся ниже, то ты знаешь, каким образом происходит всякое затмение? В какое время и сколько раз в это время оно может быть? После какого затмения бывает это затмение? Если бы был создан какой-то инструмент, который бы двигался и от него происходили бы какие-то явления, то ты бы узнал, что каждое из этих явлений существует, и после каких [по счёту] затмений может быть следующее затмение, и ты бы постоянно имел неизменное суждение.
Если ты используешь время и [понятие] “теперь”, то, возможно, ты не знаешь, является ли оно “теперь” или “вчера”, или это затмение, или оно таковым не является, в то время как ты находишься в “теперь” и во времени, а как не иначе, когда то, что не входит во время каким-то образом, не может соединиться с каким-нибудь движущимся.
Если ты вместе со своим знанием первого [также] познаёшь сущность “теперь”, то это означает какое-то изменение в тебе. Так, если ты утверждаешь, что вот это “теперь” не существует, то есть какое-то суждение или какая-то вещь в твоей сущности, то это суждение является не самим несуществованием вещи, а явлением, соотнесенным с состоянием. Знание [также] не является самим существованием известного, когда ты познаёшь его как известное, а оно есть устойчивая вещь в твоей душе. И когда ты после этого познаёшь, что вещь существует, то при этом исчезают не только соотношения, но исчезает и вещь, которая была описана в тебе вместе с соотношением. Стало быть, соотношение превращается и изменяется, в то время как истина не подвергается изменению. Следовательно, первое, то есть необходимосушее, по какой-то причине познаёт всякую вещь посредством общего познания и нет необходимости в познании другого рода.
Воля необходимосущего. Поскольку необходимосущее является знающим, постигающим в отношении того, что вытекает из него, то оно знает, что является совершенством и благом, и благо исходит из него, поскольку необходимосущее является началом всякого блага. Стало быть, оно является желаемым в том смысле, что необходимосущее знает то, что исходит из него и удовлетворяется этим. Забота необходимосущего об общем означает, что оно полностью знает благо [добра], знает каково оно есть и каково должно быть, знает, что его бытие есть благотворительность, оно влюблено в свою сущность, которая является началом этого, не из-за того, что оно является началом для него, а ради его сущности. В необходимосущем нет того, что противодействует проистеканию блага от него. Следовательно, необходимосущее в этом смысле есть желаемое.

МОГУЩЕСТВО НЕОБХОДИМОСУЩЕГО

Поскольку из необходимосущего происходит то, что оно желает, то если оно этого не пожелает, оно не может произойти. Постольку возможно, чтобы от него происходило то, что оно желает, когда оно этого захочет, стало быть, оно могущественно. Коль скоро оно постоянно хочет того, что есть благо и истина, то это не может быть препятствием, если же оно не хочет этого делать, то не сделает, так как категорические суждения не противоречат условным суждениям. Могучим бывает не тот, кто иногда [желает, а иногда не желает], напротив, могущественным является тот, кто что-то желает, когда желает, и не может быть в его действии того, чего он не желает, когда он не захочет.

ЗНАЧЕНИЕ ОПИСАНИЯ НЕОБХОДИМОСУЩЕГО ПОСРЕДСТВОМ МНОЖЕСТВА

Эти идеи в его сущности не умножатся, если же идеи подвергаются изменению, то изменяются они посредством соотнесения, которое соединяет разум по своей сущности. Когда к идее присоединяется какое-то добавление, то следующая идея возникает вместе со следующим добавлением или с отрицанием добавления, или с изменением добавления. Мы допускаем, что первое [то есть необходимосущее] имеет множество отношений. Точно так же из него вытекает много отрицаний, где каждое отрицание из множества отрицаний влечёт за собой бытийное имя [название], как, например, единство, которое сказывается в том смысле, что оно является сущим, которое не имеет части или подобного, в то время как отрицание не фиксирует идеи [значения], хотя и называет бытийные названия, в противном случае одна и та же вещь может иметь бесконечные отрицания в каком-то отношении и бесконечные отрицания в каком-то отношении и бесконечные идеи. Да, отрицание присоединяется к силе, и, возможно, из-за этого полагают, что оно выражает какую-то идею. Однако дело с отрицанием первого так не обстоит.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. АНГЕЛЫ: НЕБЕСНЫЕ РАЗУМЫ И ДУШИ

Истечение: проистекание множества из одного. К первому [началу] обращён смысл общего, и он становится необходимым посредством его же. Это то, что стремится к бытию и влюбляется в него, стремится к нему по природе или по воле, хотя и не знает об этом стремлении. Бытие того, что вытекает из первого начала и от всякого начала возникает по необходимости, как ты это знаешь, стало быть, от первого одновременно не может происходить две [сущности] постольку, поскольку первый является единственным в своём роде по желанию и если чего-то захочет, поскольку от него истекает один из них, то от него истекает и это другое. Следовательно, другое не следует из-за того, что за ним следует первое [начало], в другое вытекает постольку, поскольку его [состояние] не таковое, а потому оно и является другим. Стало быть, первое [начало] само по себе умножается, а это абсурд.
Так первые следствия первого [начала], существующие по его единственному желанию, являются едиными по отношению к нему, Стало быть, первые следствия также есть разумные отвлечённые необходимо быть самим по себе возможно-сущими. Следовательно, первые следствия познают свою сущность, как она есть, а это является их возможностью, и они познают свою необходимость от первого, который познает их, оставаясь их причиной. Стало быть, отсюда допустимо, чтобы от первого [разума] происходил второй в двух отношениях.
Доказательство существования небесных душ. Небесных сфер множество, и они существуют до [вещей], которые имеют прямолинейное движение, как ты узнал об этом.
Множество прямолинейных движений не может происходить иначе, кроме как из множества небесных сфер, и из их двигателей проистекают частные движения. Следовательно, небесные сферы не являются чистыми разумами, ибо проистекание вещи от разумного представления бывает подобно другим проистеканиям от устойчивых причин, которые являются необходимыми и остаются присущими движущемуся. Стало быть, всякое движение может и не быть неотъемлемым от движущегося и устраняться. И всякий двигатель имеет какое-то представление, и приведение его в движение осуществляется посредством частного воображаемого представления, где вместе с ним и воображается [представляется] его смысл и возобновляется вместе с ним. Это [представление] осуществляется посредством какого-то вида из телесного воображения.
Близкие двигатели имеют души, но они не являются не постигаемыми душами, так как они двигаются в сторону разумного выбора, поскольку они не нуждаются в желаемом, поэтому они не имеют удовольствия от тел, которые полезны для их субстанции, они не имеют [также] гнева, так как тела не наносят им вреда. Скорее всего, выбор, присущий им, является разумным выбором для движения. Следовательно, всякая такая душа черпает силы из какого-то разума.
Проистекание сферы от разумов, а не от душ. Бытие каждой сферы неизбежно происходит от разума, так как существование их форм, которые присущи их душам в своём месте [в изначальной форме], является отрешённым разумом и простым отрешённым следствием. Следовательно, телесная форма не может создать другое тело, так как её влияние не может распространяться на её материю. Её сущность также не может влиять на её материю, а всё, что она может делать, делает посредством своей материи, и её близость и противоположность к другому телу есть нечто другое. Телесная форма оказывает влияние на что-то близкое или параллельное не потому, что она является причиной существования близкого и параллельного, в противном случае она была бы причиной бытия близкого и параллельного, посредством близости и параллельности, которые существуют только после бытия тела, а это абсурд. Следовательно, множество [небесных] сфер происходит из простых отрешённых следствий [т.е. отрешенных небесных разумов].
Последовательность разумов и небесных сфер и бытии. Недопустимо, как ты это узнал, чтобы от одной отрешённой простой причины одновременно в какой-то небесной сфере происходило много сфер. Если дело обстоит таким образом, то отрешённые причины следуют друг за другом в причинности, с одной стороны, и в небесных сферах их душ, с другой. Скорее всего, они следуют друг за другом с тем, чтобы из них логически вытекал какой-то разум со стороны какого-то разума, со стороны какой-то души вытекала какая- то сфера, а посредством души -какое-то тело в её материи. Это что касается отношений множественности, о которых мы упомянули.
Из наидостойнейшей причины [отношения] следует наидостойнейшее сущее. Так, поскольку разум умопостигает первое, посредством которого оно является необходимым, то логически из этого вытекает разум, в котором нет изменения, и поскольку он постигает свою сущность, посредством которой оно является возможным в своей сущности, то из этого логически вытекает природа возможности сущности души, которая подвергается изменению и постигает частные вещи как таковые, и его изменения обуславливают изменения в положении его тела.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. СВЯЗЬ АНГЕЛОВ ДРУГ С ДРУГОМ И С ЗЕМНЫМ МИРОМ

Влияние небесных тел и их [душ] на мир элементов. Влияние небесных тел длится, пока они полностью не завершат своего существования, и происходит так, что при их помощи и посредством божественного истечения возникают элементы. Стало быть, их общая материя происходит от естественной материи, которая существует либо сама по себе, либо посредством соучастия, и их бытие сохраняется посредством форм, проистекающих от форм, существующих либо сами по себе, либо с соучастием простых отрешённых причин, соединяемых с ними. Другой простой отрешённой причиной, которая следует за нами, оказывает влияние на наши души и совершенствует их, является активный разум, который очень близок к ангельскому [разуму].
Свойства предрасположенности элементов [для принятия качества и различных форм] происходит из свойства действующих движений. Следовательно, лето происходит из зимы и тому подобное, в которых возникновение и уничтожение обусловлено близостью и отдалённостью их причин. Близость и отдалённость возникают по причине движения, проистекающего от другого движения. Ибо действующая вещь посредством движения либо приближается к претерпевающему, либо удаляется от него и возникает другое движение, через которое действующая вещь или приближается, или удаляется, если первый двигатель не отдалён.
Поскольку есть необходимость для существования какого-то сохраняющего с тем, чтобы частные движения следовали друг за другом, то это есть созидательное общее движение. Стало быть, оно постоянно. Что касается второго движения, то оно изменчиво. Стало быть, вторые движения делают необходимыми изменения отношений, в которых нуждаются движения. Первое [общее созидательное движение] делает необходимым сохранение связи с изменениями отношений и их повторениями.
Отрешённые [то есть ангелы] полностью постигают все вещи постольку, поскольку они являются причинами этих вещей. Души [небесных тел] также полностью или частично постигают вещи. Разумы [отвлечённые] же постигают вещи только разумно. Души разумные бывают разумными душевными, а также неразумными душевными, как, например, когда кто-то что-то делает, знает, что он делает, но он этого сейчас не знает.

ДОБРО И ЗЛО

Знай, что формы мирских элементарных материй не происходят от их сущностей, а подчиняются представлениям первичных принципов, и элементарные материи не являются целями для первичных принципов, ибо то, что их существование или несушествование относительно одного действующего одинаково не является какой-то целью, а цель должна проистекать от более лучшего и достойного, как в реальности, так и в предположении.
Вещи, которые не могут совершенствоваться без первичных принципов, т. е. без отрешённых разумных субстанций, не могут оказать воздействия на эти качества, [т.е. не могут осуществить свою цель], а их существование является существующая в телах так, что путём представления отвлечённым разумом возникает нагревание, охлаждение и испарение, часть которых распространяется в органы. Чудеса не возникают из соответственных понятий так, чтобы начало этого возникновения было естественной силой, как, например, [понятие] теплоты возникает посредством теплоты, [понятие] холода от холода. Стало быть, вполне возможно, что некоторые сильные души достигают такой степени, что им подчиняется материя, находящаяся вне их тела, так как она из его природы и материи, и подчиняется ему материя мира так, чтобы соответствовали ему отвлечённые вещи, которые запечатлеваются и представляются в нём. В результате возникают в мире чудеса, связанные с теплотой, холодом и т.д., если они естественные.

МОЛИТВА И ВЕДЕНИЕ ПО ПРАВИЛЬНОМУ ПУТИ

Когда благородные души просят блага [добра] и взывают к великому Аллаху, ангелы об этом знают и также знают, что обращающийся к Аллаху с мольбой, заслуживает этого блага своей предрасположенностью и своим состоянием из-за вероятности существования такого блага. Стало быть, эти представления обусловливают существование этих вещей в материи или же за ними следуют представления, призывающего человека к достижению ведения по правильному пути. Однако [для достижения искомого] бывает так, что в противоположность ожидаемому, в этих силах наступает усталость, и призывы не оказывают воздействия на первые принципы, а если здесь бывает какое-либо претерпевание, то оно исходит от представления этих призывов, так как здесь есть искреннее прошение и цель представления этого у просителя, ибо молит таким бытием, от которого проистекает только лишь польза, подобно тому, как [такое качество] в какой-то мере проистекает от здоровья, ибо здоровье по своей сущности не совершенствуется для того, чтобы им пользовались другие, и его бытие ещё не есть само здоровье, хотя состояние этих вещей не является здоровьем в другом смысле, так как эти вещи, умопостигая благо, удовлетворены тем, что эти блага проистекают от них, и их умопостижение является причиной того, что оказывает воздействие на благо, если существует предрасположенность. Однако дело со здоровым так не обстоит.
Что касается существования зла в вещах, то оно редко и акцидентально проистекает от первичных принципов вещей. В таком случае существование того, в чём нет зла, в каком-то смысле проистекает от первичных принципов, где иногда умопостигает благо и следует за его существованием. Стало быть, так же обстоит дело с существованием того, что не имеет бытия и связано с благом, однако оно бывает таким, что следует за ним и сопутствует ему какое-то зло, хотя большинство его сущностные состояния и его целью является благом как, например, состояние огня, который по своей сущности приносит пользу, хотя иногда также сжигает некоторые ценные вещи. Стало быть, его существование предпочтительно в уме, чем его несуществование, хотя его свойство есть такая благотворительность, что от его существования возможно проистекание беды.
Всё, что его бытие заслуживает представление в уме, вполне удовлетворяется в [необходимости] своего истечения от первичных принципов. Стало быть, оно проистекает.
Чудеса . Человеческие души сходны с отвлечёнными разумами и им подчиняется элементарная материя [т.е. первичная материя], вот он имеет на это право, или у него сейчас [есть] представление того, что он имеет право просить. И начало этих представлений является причиной возникновения других представлений, а именно таких представлений, существование которых было бы достойно. Эти вторичные причины являются причинами истечения этих существований [то есть отвлечённых начал и небесных душ].
Что касается ведения по правильному пути, то он является истечением, и самое правильное во всякой вещи и самое достойное благо в ней есть умопостигаемое, которое является наивысшим. Воспринимающий не принимает истечения ведущего по правильному пути из-за какой-то причины, существующей в нём. Иногда мольба воспринимается душой как полная [совершенная] предрасположенность для принятия этого ведения по правильному пути, как, например польза от размышления заключается в предрасположенности для принятия истечения, оказывающего воздействие на познание, или совершается по причинам, которые связаны с целью с наибольшей предрасположенностью. Следовательно, если не будет мольбы, будет то, чего не должно быть, и всё, что представимо у ангелов, является в каком-то смысле благом, то есть бытие предпочтительнее, чем небытие. Стало быть, оно [благо] постоянно существует, как, например, здоровье, которое является благом [убеждением] для больного. Более того, необходимо, чтобы эта причина была связана с предрасположенностью в принимающем и отсутствием препятствия, которое мешало бы этому умопостижению. Поэтому у причины, от которой проистекает [представления] ангелов и их умопостижения, не должно быть препятствия, ибо преобладающее препятствие мешает истечению.

ГЛАВА ПЯТАЯ. ПОЗНАНИЕ

Интуиция. Мысль постигает истину и понимает её. Однако мысль различается по степени догадливости. Интуиция осуществляется при помощи средней посылки без соответствующего обучения. Стало быть, допустимо, чтобы одна из душ, озаряемая святой силой, понимала все вещи [науки] подряд, сначала и до конца из-за сильной связи души с активным разумом. Отсюда, если есть степень уменьшения, то наверняка есть и степень увеличения. Следовательно, эта сила есть пророчество по отношению к вещам.
Сновидение. Поскольку человек во время сна постигает частные вещи, связанные с будущим, с помощью отвлечения его воображения и внутренних сил от чувств и его связи с ангелами, сущность которых как бы является умопостигаемыми формами бытия, охватывающими понятия [идеи] универсальных вещей и [предсказания] будущего, то он представляет посредством этих форм, а затем они передаются в память.
Если душа спокойна и сила воображения не мешает ей, то она [после сна] передаёт формы в их истинном состоянии. Но если сила воображения, как это заложено в её природе, начинает передавать душе формы, как, например, наличие какого-то темперамента [тела], представление о какой-то вещи, существовавшей раньше с её схожими и противоположными [признаками], то она передаёт то, что видит. Затем бывает так, что всё это после исчезновения самой вещи остаётся в представлении, поэтому возникает нужда в толковании через воображение, когда части постигаемых вещей сопоставляются с теми частями, которые видели первоначально, если сновидение не из числа двух вышеупомянутых родов [сновидений].
Откровение и видение ангела. Когда у человека сильное воображение, оно расширяет возможности души, и чувства не могут отвлечь мыслительную силу человека от сущности её силы, человек предпочитает во время бодрствования связаться посредством воображения с ангелами и избежать частных вещей. Иногда ангелы видятся не в истинных своих формах. Когда сила воображения предупреждается об этом, то эти формы от неё передаются в душу, и когда формы занимают место в душе, то они передаются в общее чувство, задачей которого является принятие форм снаружи и изнутри, если эти формы закрепляются в нём. Это происходит не так, как с желчными людьми, глаза которых видят только то, что может видеть их воображение, а это происходит из-за слабости их ума, подавленного воображением. Всё это зависит от силы воображения человека и степени ангельского озарения, которая проявляется в людях изнутри и снаружи. Часть тайного и явного, которые постигаются разумом умозрительно или практически, передаётся воображению, а часть – ощущению. Это происходит потому, что то, что можно вообразить, отображается в общем чувстве. Таковым является постижение изнутри. Стало быть, мы можем также постигать и снаружи, если постигаемое отражается в общем чувстве. Следовательно, этот человек может видеть удивительные формы ангелов, которые ему представляются. Если человек правильно руководит [собой], то это устойчиво займёт место внутри него. Он может делать какие-то приказы и запреты, слушаться и повиноваться им.
Необходимость пророчества. Пророчеством обладают три категории пророков. Подобное пророчество имеет место в человеческом быту. Когда гражданское управление абсолютно в том смысле, что все существующие вообще, в том числе и человек, не могут существовать без элементов [то есть первых элементов], то все живые существа возникают от этих элементов. Когда гражданское управление абсолютно, человек не может существовать без соучастия. Следовательно, один не может обеспечить себя одной какой-то профессией, едой и водой, а необходимо, чтобы каждый по отношению к каждому работал в равной мере, а это он должен осуществить на основе цивилизованности и согласия в отношении торговли, которая ради себя предполагает справедливость, а не условность и тайный сговор, ибо каждый имеет своё мнение о том, что из себя представляет справедливость.
Более того, необходим такой человек, который отличался бы от всех других людей такими качествами, благодаря которым за ним последовали бы люди. Также необходимо, чтобы этот человек стал примером в полном соблюдении своего обещания. Он также должен ознакомить всех с Создателем, с тем, что он есть сущее, тот, у которого просят и которого устрашаются. Он должен возлагать на них обязанности, чтобы даже когда они занимались ими, они вспоминали вознаграждающего и наказывающего [т.е. Бога] и этого человека, хотя бы он и умер, в противном случае вскоре они забудут его и его законы. Всё это разумно необходимо и возможно в бытии, а бытие следует за разумным. Следовательно, пророчество, которое является причиной существования человеческого рода, существует, и если бы не оно, человек бы не существовал.

ГЛАВА ШЕСТАЯ. СЧАСТЬЕ

Виды удовольствия и их порядок [место]. Поскольку совершенство всякого постигающего есть постижимое, то считай удовольствие совершенством силы страсти; победу -совершенством гнева, а мечту – совершенством воображения.
Подобно этому, разумной силе принадлежит представление посредством разума универсума для того, чтобы его знание само по себе становилось душевным, и всё то, что существует во внешнем мире, существует разумным образом. Стало быть, постижение разумной силы предпочтительнее, и объект её постижения сильнее и глубже, и поэтому её удовольствие – и её [противоположное], то есть боль. хотя они и не могут совершенствоваться, – сильнее.
Зависимость сознания от удовольствия после исчезновения препятствия. То, что вещь посредством совершенствования своего удовольствия, заложенного в её природе, в случае возникновения какого-то препятствия в получении удовольствия испытывает трудности, не является доказательством того, что если это препятствие исчезает, то она не может получить удовольствие, подобно тому, как вкусу что-то мешает получить удовольствие от сладкого. Если постигающая сила не чувствует отсутствия [страдания], то страдания нет по причине какого-то препятствия, как, например, в состоянии онемения человек не чувствует боли; вкус, когда чувствует удовольствие от себе противоположного, как, например, у кого в желудке плохая смесь, чувствует удовольствие от острой пищи, или, если в мозгу какая-то смесь наслаждается от зловония, но это не означает, что то, что больно не есть боль, и то, что от неё наслаждаются, естъ наслаждение. Кроме того, если человек не желает полезного себе, подобно тому, как человек, страдающий болезнью “булисмус” [голодный не чувствует голода], не означает, что желаемое не является желаемым и страдаемое не есть боль, наоборот, как только исчезнет препятствие, станет явной степень наслаждения, страдания и нужды.
Зависимость счастья от разумного совершенствования. Ах, [если бы] счастье, вызывающее удовольствие, связанное с высшим царством, могло бы наблюдать чистую истину и то, что вытекает из нее. Ах, [если бы] несчастье и страдание, противоположные ей, сообщили о том, с помощью чего совершенствуется счастье. Ибо познание о том, посредством чего совершенствуется разумная душа, само по себе не явно, оно приобретается. Если душа, приобретая знание, не приобретает при этом искомого совершенствования, то она остаётся в вечном страдании.
В душе, покидающей тело, возникают состояния в виде навыков, которые предназначены для тела. Стало быть, когда она покидает тело, происходит так, что она как будто не покидает тела, так как она по своей сущности не смешивается с телом, а смешивается с теми состояниями. Когда душа отделяется, то она из-за этих состояний лишается более величественного совершенствования, и не будет находиться в человеческом теле и заниматься им. А человеческое тело при воскрешении будет иметь другой темперамент и другой состав, стало быть, она подобна онемевшему, который чувствует боль при исчезновении онемения. Однако это странное состояние может оставаться только в месте действия этого состояния, и затем оно исчезает.
Что касается души простолюдина, любящей законные поступки [деяния], то она думает о добром деле, а душа, ненавидяшая законные поступки, думает противоположно этому. Точно так обстоит дело в отношении наказания. Стало быть, душа имеет воображаемое счастье, которому противостоит воображаемое страдание, хотя оно не является чисто воображаемым.
Разумные и чувственные совершенства. Так, пусть каждый человек ищет совершенство для того, чтобы представить отношение вещей к отвлечённым существам и чтобы он вооружился совершенством у отвлечённых существ и поступал так, чтобы с ним не имели связи телесные формы. Это для того, чтобы эти силы были использованы в качестве посредника, например, сила страсти – для благочестивости, а гнева – для храбрости. Ведь посредничество, с одной стороны, отрицательно, и тот, кто покидает [тело], не будет находиться в этом состоянии [красоты], в которой не будет изменяться созерцание первой истины, и то , что за ним следует. Стало быть, всё это будет представляться в его сущности. Он подобен своей сущности, поскольку является разумной душой и истинным господином своего тела, хотя он этого и не чувствует.
Что касается сладкого, мягкого, приятного запаха и красивого зрелища, то все они являются совершенствами, входящими в разряд низких вещей, которыми в данный момент человек обладает. Поэтому мы воображаем, что нет более удовольствия, чем эти вещи, как, например, мальчик всегда думает, что нет более приятного, чем игра, в которую он играет. Что до тех удовольствий, которые предпочитают взрослые, то они являются порою своеобразным сумасбродством.
Счастье, относящееся к загробной жизни. Хотя мы в данный момент не представляем удовольствия, относящегося к загробной жизни через его [истинное] качество, однако мы знаем о его существовании. Ведь, если импотент не чувствует удовольствия от совокупления, это не означает, что совокупление лишено удовольствия и потеря преставления о последнем не препятствует убеждению в существовании удовольствия. Поэтому, когда говорят, что удовольствие, относящееся к загробной жизни, имеет аналогию в мирских вещах, то это бывает тогда, когда кто-то, решая какую-то трудную задачу, [получает от этого удовольствие].
Когда перед достойным человеком ставится выбор, решать ли сложный теологический вопрос или иметь наиболее приятное чувственное удовольствие, более тоге, все [мирские] чувственные удовольствия, то он выбирает первое, так как решение этого вопроса доставляет ему беспредельное удовольствие. Вместе с тем, это представление по сравнению с удовольствием, связанным с загробной жизнью, слабо и более отдаленно от воображения чувства обоняния по отношению ко вкусу. Если ты желаешь познать работу о внутренних удовольствиях и страданиях в том смысле, что они более сильные, чем им подобные внешние чувственные удовольствия, то размышляй над тем, предпочитает ли большинство людей или естественные удовольствия, или осязаемые, или удовольствия от совокупления перед возможностью [возникновения] стыда или публичного позора, хотя от этих вещей они не испытывают никакого страдания. Как мы видим, [большинство людей] не переносит этого, а предпочитает победу над удовольствием или опасностью, оставление славы о себе, более того, они предпочитают эти вещи всей жизни. Поэтому люди в большинстве своём гружены в телесные силы.
Следовательно, эти мерки не должны использоваться по отношению чувственно-воспринимаемым вещам, знай, что устремление к вечным вещам более благородно, чем слава [которая] отягощает, становится стыдом, помехой.
Что касается воскрешенного тела, если оно счастливо, то получит своё от телесных удовольствий. Если тело несчастливо, то оно получит своё телесное страдание. Однако духовные удовольствия и страдания каждый из них в [отдельности] более действенно испытывает на своём месте, более того нет соотнесения к нему. Ведь Аллах – податель милости.