История мусульманского государства и права Часть 2

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

История мусульманского
государства и права

Часть вторая

Учебно-методическое пособие

КАЛИНИНГРАД, 2002

История мусульманского государства и права. Часть вторая: Учеб-но-методическое пособие. – Калининград: КЮИ МВД России, 2002. – 106 с.

Автор: Старостина С.А., кандидат юридических наук

Работа является продолжением пособия «История мусульманского госу-дарства и права. Часть первая» и содержит сведения об истории развития госу-дарства и права в странах с элементами исламской правовой традиции в XIX – XX веках на примере Турции, Ирана, Саудовской Аравии, Афганистана, Йеме-на, Алжира, а также исламских регионов СНГ. Предназначена для курсантов и слушателей высших учебных заведений МВД России.

Рецензенты:

кандидат исторических наук Исаев Ю.Н.

кандидат политических наук, доцент Агеев В.В.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………………………4

Глава первая. Государство и право Турецкой республики…………………6

Глава вторая. Развитие государства и права в теократических исламских государствах……………………………………………………………………….25
§ 1. Иран……………………………………………………………………………26
§ 2. Саудовская Аравия………………………………………………………….41
§ 3. Афганистан……………………………………………………………………54

Глава третья. Особенности развития стран со смешанной государственно-правовой системой………………………………………………………………..63
§ 1. Йемен…………………………………………………………………………..66
§ 2. Алжир………………………………………………………………………….72

Глава четвертая. Государство и право стран исламской ориентации на территории СНГ…………………………………………………………………..86
§ 1. Азербайджан…………………………………………………………………..89
§ 2. Казахстан………………………………………………………………………93
§ 3. Кыргызстан……………………………………………………………………95
§ 4. Таджикистан………………………………………………………………….97
§ 5. Туркменистан………………………………………………………………..99
§ 6. Узбекистан………………………………………………………………….103

Введение
Мусульманское право – заметная часть современной мировой правовой культуры. В настоящее время правовые системы большинства исламских стран испытывают влияние шариата и включают в себя его компоненты. Вместе с тем в большинстве из указанных стран мусульманское право не является единст-венной системой действующих правовых норм. Однако во многих странах оно является господствующим.
В последние десятилетия в ряде государств наблюдается процесс форми-рования «современного» мусульманского права, основным источником которо-го является законодательство, в то время как в традиционном мусульманском праве эта роль отводилась религиозной доктрине. Теперь реализация принци-пов и норм мусульманского права в большинстве случаев зависит от их соот-ветствия общим началам правовой системы, ориентированной не на ислам, а на западные правовые модели. Одна из примечательных черт «современного» му-сульманского права – его тесное взаимодействие с европейской правовой куль-турой.
К началу XX в. лишь в странах Аравийского полуострова и Персидского залива мусульманское право сохранило свои позиции и действовало универ-сально, в своем традиционном виде. К середине XX в. многие исламские стра-ны отказались от шариата и их правовые системы с некоторыми отступлениями стали строиться по двум основным образцам: романо-германскому и англосак-сонскому, кроме брачно-семейных и наследственных отношений.
Ни в одной мусульманской стране шариат не является единственным действующим правом. За исключением Саудовской Аравии, Ирана, Афгани-стана и некоторых княжеств Персидского залива, мусульманское право не за-нимает преобладающего места в их правовых системах. С другой стороны, ни в одной традиционной мусульманской стране, кроме Турции, оно не потеряло полностью своих позиций в качестве системы действующих правовых норм.
В настоящее время наблюдается различное сочетание в государственных структурах светских и исламских элементов. По мнению В.Е. Чиркина и Л.Р. Сюкияйнена, по степени влияния ислама на государственно-правовые системы мусульманских стран их можно разделить на несколько групп.
Первую группу составляют страны, конституционно-правовая структура и официальная идеология которых является по существу светской – Турция, Индонезия.
Ко второй группе относятся те страны, в государственную структуру ко-торых, в основном светскую, включены некоторые исламские положения. Оп-ределенные исламские принципы государственной структуры и политики за-креплены в конституциях Сирии, Алжира, Туниса, Судана, Египта и др. К этой группе относится большинство государств исламского мира.
Третью группу представляют страны, официальная идеология которых обосновывает необходимость полного соответствия государственной структу-ры принципам ислама (Иран, Афганистан). Многие из них – государства с мо-нархическими режимами (Саудовская Аравия, ОАЭ, Оман). К этой группе от-носится Иран, в котором наиболее полно реализован на практике конкретный вариант шиитской модели «исламского государства».
В настоящем пособии предполагается на примере отдельных стран – представителей каждой из указанных групп рассмотреть соотношение светско-го и религиозного в их правовых системах. Повышенное внимание уделяется уголовному праву и борьбе с преступностью в указанных странах, так как дан-ное пособие предназначено для будущих сотрудников правоохранительных ор-ганов.
Целесообразно начать рассмотрение указанных вопросов на примере стран, конституционно-правовая структура которых является светской, но в си-лу многовекового исламского прошлого все стороны общественной жизни в той или иной мере содержат элементы исламских традиций. К этой группе стран, в первую очередь, необходимо отнести Турецкую республику.
Глава первая. Государство и право Турецкой республики
Турецкая Республика – государство на западе Азии и частично на юге Европы. Террито-рия – 779,4 тыс. кв. км. Столица – г. Анкара. Население – 63 млн. чел., в основном турки, а так-же курды, арабы, черкесы. Официальный язык – турецкий. Господствующая религия – ислам суннитского толка.

Следует отметить, что и в современной научной литературе, и в литера-туре прошлых лет вопросы, освещающие государственно-правовую систему Турецкой республики затрагивались очень редко, за исключением некоторых авторов. О государственном и конституционном устройстве Турции в 50-х – 80-х годах писали Ф.Ш. Шабанов, Б.М. Данциг, М.А. Керимов. Правовая система и в частности уголовное законодательство почти не изучались. А между тем, на мировой политической арене Турция всегда занимала и занимает значительное место и обходить стороной изучение государства и права этой страны нельзя. По этой причине предполагается более подробно рассмотреть вопросы, осве-щающие государственное устройство, правовую систему и уголовное законода-тельство Турецкой республики, а также систему органов борьбы с преступно-стью.
Османская империя к концу XIX в. превратилась в полуколонию эконо-мически развитых западных держав. Формально она считалась самостоятель-ным государством. Султан был неограниченным самодержцем, в качестве ха-лифа он претендовал также и на духовную власть над мусульманами всего ми-ра. Турция самостоятельно решала некоторые международные вопросы, имела свою армию и флот и располагала остальными атрибутами суверенной держа-вы. Фактически же многие провинции империи были захвачены иностранными государствами: Боснию и Герцеговину оккупировала Австро-Венгрия, Тунис – Франция, Кипр и Египет – Англия. В других областях даже если иностранные войска и отсутствовали, иностранные, так называемые, гражданские агентства контролировали действия турецких властей, иностранные офицеры возглавляли жандармерию, иностранные инструкторы находились в турецкой армии, флоте, различных учреждениях. «Представители держав» вмешивались в любые внут-ренние дела. Иностранный капитал тормозил развитие и без того отсталой ту-рецкой экономики, инвесторы всячески заботились о том, чтобы местная про-мышленность не стала конкурентоспособной. При султане Абдул Хамиде II на-чались массовые репрессии, была ужесточена цензура, правосудие вершилось на основе доносов, для составления которых был сформирован специальный орган.
Как ответ на подобные негативные процессы в государстве, возник ряд буржуазно-революционных организаций для борьбы с абдулхамидовскиим ре-жимом. Участников этих организаций в Турции стали называть «оттоманскими либералами», а в Европе – младотурками. Они призывали к введению консти-туционного строя, причем с сохранением монархии, искоренению беззакония, насилия, введению политических свобод. Свои цели они сводили к формуле «прогресс и порядок».
В фазу наивысшего подъема младотурецкое движение вступило в 1905-1907 гг., которое привело в результате к «младотурецкой революции». Она на-чалась с восстания в Македонии, затем на сторону младотурок перешла армия, что явилось решающим этапом революции. 23 июля 1908 г. младотурки провоз-гласили конституцию и отправили султану телеграмму с требованием утвер-дить ее, что султан и сделал. Так свершилась почти бескровная младотурецкая революция. Были провозглашены принципы нового государства: свобода, ра-венство, братство, правосудие; из тюрем освобождены политические заключен-ные; отменена цензура, система доносов. Но монархическая форма правления была оставлена. Таким образом, младотурки подчеркивали «законность» рево-люции. Кроме того, они никогда не ставили задачу – ликвидировать в Осман-ской империи монархию.
Своей официальной доктриной в национальном вопросе младотурки про-возгласили доктрину «османизма», который означал равенство всех подданных султана перед законом, отрицание наличия в Османской империи национально-го вопроса. Они хотели создать «единую и неделимую» Османскую империю, что фактически означало насильственную ассимиляцию национальных мень-шинств, которых в стране было немало.
Половинчатые результаты революции привели к ее поражению. Лидеры младотурок, заняв крупные посты, установили диктаторский режим. Доктрина «османизма» была заменена доктриной «пантюркизма», которая сводилась к необходимости объединения всех «тюрков» – от Босфора до Алтая. Также куль-тивировался и панисламизм в его наиболее реакционном содержании. Это при-вело к обострению национального вопроса. Возобновились армянские погромы, карательные экспедиции против македонцев, албанцев, арабов. Во внешней политике младотурки стояли также на антинациональных позициях. Быстрыми темпами шла раздача концессий представителям иностранного капитала. Новые кабальные займы, убыточная внешняя торговля довершали разорение страны. Младотурки вместо борьбы за национальную независимость поставили своей целью выбор той или иной империалистической группировки, под покро-вительство которой можно было отдать всю Турцию целиком. Особым влияни-ем в Турции в этот момент пользовалась Германия. Неудача младотурецкой ре-волюции отбросила Турцию в своем развитии назад, но тем не менее имела и положительный опыт, став первой ступенькой на пути революции 1920 г.
С весны 1920 г. империалистические державы перешли в наступление. 16 марта 1920 г. оккупировали Стамбул и разогнали османский парламент, что явилось, по сути, объявлением войны. Прогрессивные национальные организа-ции приняли вызов и в ответ на это 23 апреля 1920 г. в Анкаре открылось Вели-кое национальное собрание Турции (Меджлис), объявившее себя высшим орга-ном власти. Председателем собрания и созданного им правительства был из-бран Мустафа Кемаль, прозванный впоследствии Ататюрк – «отец турок».
Вслед за этим не последовало каких-либо серьезных изменений в госу-дарственном устройстве Турции, так как это был период наиболее активных боевых действий против интервентов. Формально Турция оставалась монархи-ей, но реальная власть принадлежала Великому национальному собранию. По-сле окончательной победы в 1922 г. меджлис принимает решение о ликвидации султаната. Затем меджлисом принимаются еще два законодательных акта: о провозглашении республики (от 29 октября 1923 г.) и об уничтожении халифата (от 1 марта 1924 г.). 20 апреля 1924 г. Меджлисом была принята первая кон-ституция Турецкой республики, которая иначе называлась Закон об основных организациях (Тешкилят-и-эсасие кануну) № 491. Конституция состояла из шести разделов и 105 статей. В Конституции провозглашалось, что Турецкое государство есть республика (ст.1); господствующим вероисповеданием явля-ется ислам (ст.2); Великому национальному собранию принадлежит законода-тельная и исполнительная власть (ст.5); отправление правосудия осуществляет-ся от имени народа независимыми судьями (ст.8). В 1928 г. было отменено по-ложение ст.2 Конституции, провозглашающее ислам господствующим вероис-поведанием в Турции. После внесения изменений 1928 г. ст.2 объявила шесть принципов правящей народно-республиканской партии: «Турецкое государство является республикой, национальной, народнической, этатистской, светской и революционной».
Сущность принципа национализма Мустафа Кемаль разъяснил в своей первой речи в Меджлисе после избрания его председателем: «Когда я говорю о национальной политике, то вкладываю в нее следующий смысл: трудиться в пределах своих собственных границ, оберегая свое существование и опираясь, прежде всего на свои собственные силы, во имя подлинного счастья и процве-тания нации и страны».
Мустафа Кемаль отвергал панисламизм и пантюркизм. Он определил ту-рецкий национализм – тюркизм как идеологию в рамках современных границ Турции.
Принцип светского государства или иными словами принцип лаицизма в политике нового правительства был одним из основополагающих, так как Мус-тафа Кемаль считал ислам «разрушительной силой», тормозящей развитие Турции, ведущей ее к развалу и деградации. По его мнению, для создания ново-го государства необходимо было устранить все пережитки теократического прошлого и заставить жить Турцию не по отсталым нормам шариата, а по про-грессивным – светским. Но, несмотря на все усилия правительства полностью вытеснить ислам из государственной жизни, это не всегда удавалось.
О прочных позициях, которые продолжал занимать ислам в государст-венной жизни Турции, несмотря на стремление новой власти к его полному ис-коренению, говорит следующее положение: «Ведению Великого национально-го собрания подлежит непосредственное проведение в жизнь постановлений шариата». Причем после отделения ислама от государства в 1928 г., это поло-жение в Конституции осталось. В этой же статье говорится о том, что Великое национальное собрание обладает правом общих и частных амнистий, уменьше-ния наказаний, правом помилования, приостановления следствия, исполнения приговоров и утверждения смертных приговоров.
Деятельность органов правосудия регламентировалась Разделом 4 Кон-ституции, в котором говорилось о принципах и структуре судебной системы. Были провозглашены следующие принципы: законность, независимость судей, публичность судопроизводства (ст.ст.53-60). Высшей судебной инстанцией яв-лялся Верховный Суд, который учреждался Великим национальным собранием для рассмотрения дел по обвинению комиссаров, председателя и членов Госу-дарственного Совета, членов кассационной палаты и генерального прокурора в должностных преступлениях. Верховный Суд состоял из 21 члена – 11 членов от Кассационного Суда и 10 членов от Государственного Совета.
В 40-х – 50-х гг. система государственных органов Турецкой республики приобрела сформировавшийся, законченный вид и представляла собой сле-дующее. Высшим органом законодательной власти являлось Великое нацио-нальное собрание Турции – Меджлис, который избирал Президента республики, Счетную палату, Государственный Совет и формировал Верховный Суд. Пре-зидент формировал правительство – Совет министров, который руководил ра-ботой всех министерств и ведомств. Также Президент назначал губернаторов вилайетов, которые председательствовали в генеральных меджлисах вилайетов.
Избирались также муниципальные и волостные меджлисы. Органом ис-полнительной власти на местах являлись муниципальные управления, которы-ми руководили председатели муниципалитетов, назначаемые Советом минист-ров, а иногда министром внутренних дел. В селах органом власти являлся Со-вет старейших, на котором председательствовал сельский староста. Совет изби-рался на сельском сходе. Высшим органом исполнительной власти являлся Со-вет министров, в состав которого, помимо Председателя, входили министры юстиции, внутренних дел, обороны, иностранных дел, финансов, сельского хо-зяйства, общественных работ, просвещения, экономики и торговли, монополий и таможен, здравоохранения, коммуникаций, государственных предприятий и труда, а также четыре государственных министра.
Для того, чтобы лучше понять систему государственного управления Ту-рецкой республики, необходимо рассмотреть административно-территориальное устройство этой страны. Турецкая республика представляла и представляет собой унитарное государство, которое делится на вилайеты (об-ласти); вилайеты – на округа («ильче» или «каза»); округа – на волости («буд-жак» или «нахие»); волости – на поселки («касаба») и деревни («кей»). Каждая территориальная единица имеет свой меджлис, избираемый населением, за ис-ключением поселков и деревень, в которых действуют сельские сходы. Главы органов исполнительной власти на местах назначаются: вилайета – вали – мини-стром внутренних дел; округа – каймакам – назначается вали; волости – нахие-мюдюрю – избирается населением. В 1927 -1935 гг. было создано четыре ин-спекции, каждая из которых управляла группой вилайетов. Управление вилайе-та состояло из отделов – департаментов полиции, здравоохранения и т.д. Число департаментов обычно соответствовало числу министерств республики. На правах директоров департаментов находились начальники жандармского управления и полиции, муфтий и судья. Тот факт, что в 40-х гг. муфтий – уче-ный богослов, толкователь Корана, дающий заключение по духовным и юриди-ческим делам – являлся должностным лицом говорит о том, что, несмотря на проведение политики построения светского государства, полностью искоренить ислам и шариат из государственной системы не удавалось. Об этом говорит и закон «Об устройстве сел», согласно которому в селах народ избирал имама. Это можно объяснить и тем, что патриархально настроенное сельское населе-ние воспринимало и подчинялась реформам не так легко, как городское.
Города в Турецкой республике имели муниципальные меджлисы и муни-ципальные управления («беледие»). Самостоятельным органом было полицей-ское управление, начальник которого назначался председателем муниципаль-ного управления. Оно выполняло следующие функции: поддержание порядка, борьба с преступностью, сбор штрафов, преследование лиц, скрывающихся от судебных органов и т.п. Особое положение занимали Анкара и Стамбул, пред-седатели муниципальных управлений которых назначались министром внут-ренних дел и утверждались Президентом. Анкара и Стамбул разделены на рай-оны, каждый из которых имел свой меджлис. Стамбульская полиция подчиня-лась и контролировалась непосредственно министром внутренних дел.
До провозглашения республики в Турции действовали шариатские и светские суды. После кемалистской революции шариатские суды были ликви-дированы, а дела их подсудности переданы светским судам. До 1926 г. права и обязанности судей регламентировались Османским гражданским уложением. В 1924 г. был взят курс на судебную реформу, а 20 апреля 1926 г. принят Граж-данский кодекс по образцу швейцарского гражданского кодекса 1912 г. В связи с этим семейные дела и акты гражданского состояния были изъяты из ведения мусульманского духовенства и переданы муниципалитетам. В 1929 г. принят новый Уголовно-процессуальный кодекс, основанный на нормах светского ев-ропейского права. На основе Раздела IV Конституции Турецкой республики, Уголовно-процессуального кодекса 1929 г., Коммерческого кодекса 1929 г. и закона «О национальной защите» 1940 г. строилась судебная система Турецкой республики. Суды делились на: обыкновенные, административные, специаль-ные и чрезвычайные. Обыкновенные делились на основные – суды первой ин-станции по уголовным, гражданским и коммерческим делам, и мировые (в ок-ругах и волостях) для решения маловажных уголовных и гражданских дел. Ос-новные суды состояли из председателя, двух членов суда, прокурора, который выступал для защиты государственных или общественных интересов и судеб-ного следователя. При рассмотрении уголовных дел выступал специальный прокурор по уголовным делам. Для рассмотрения крупных уголовных дел фор-мировалась Уголовная коллегия в составе Председателя и 4-х членов. Админи-стративные суды создавались в центрах вилайетов. Специальные суды дели-лись на коммерческие суды, которые рассматривали споры по торговым делам, если иск превышал 200 турецких лир и военные трибуналы для рассмотрения дел о преступлениях, совершенных военнослужащими армии и флота. Чрезвы-чайные суды формировались для рассмотрения дел о тяжких преступлениях против существующего строя. В систему чрезвычайных судов входили трибу-налы и Верховный Суд, который формировался в случае необходимости Медж-лисом для рассмотрения дел о преступлениях высших должностных лиц. По-становления Верховного Суда являлись окончательными и обжалованию не подлежали. В качестве суда II инстанции выступал Кассационный Суд. Он обя-зательно утверждал приговоры со смертной казнью или лишением свободы на срок свыше 15 лет.
Как и в других государствах основным органом борьбы с преступностью в Турецкой республике была полиция, организационной основой деятельности которой в рассматриваемый период являлось «Положение об организации по-лиции» 1932 г. Согласно этому положению, полиция разделялась на полицию в униформе и полицию в штатском. Скорее всего, под этим подразумевалось: штатная полиция и внештатные сотрудники. Штатная полиция делилась на конную и пешую. При этом конная полиция создавалась в случае необходимо-сти. Условия набора разъяснялись специальными инструкциями. В вилайетах во главе полиции стоял «директор безопасности». Ст. 2 Положения гласит: «Директоры безопасности, помимо своих должностных обязанностей, которые им доверены законом и регламентом, занимаются в то же время в их провинци-альном округе охраной общественной безопасности, доброго порядка и спокой-ствия». Это положение подчеркивает особую роль полиции, как органа, выпол-няющего не только правоохранительные функции, но и выступающего в каче-стве блюстителя всеобщей нравственности и морали.
В полиции существовали следующие должности. В столице:
1) генеральный директор безопасности; 2) заместитель генерального ди-ректора безопасности и провинциальный инспектор полиции; 3)директоры от-делов безопасности, инспекторы полиции и безопасности; 4)заместители ди-ректоров полиции и безопасности, шефы отделов безопасности; 5) секретари.
В вилайетах:
1) директоры безопасности, директоры полицейских школ, директоры от-делов и управлений безопасности; 2) заместители директора отделов и управ-лений безопасности, комиссары штатной и внештатной полиции; 3) агенты по-лиции; 4) аспиранты полиции.
Чтобы поступить на службу в полицию, необходимо было отвечать тре-бованиям квалификации и выполнять надлежащие требования регламента, оп-ределенного настоящим Положением. Сотрудники полиции всех классов долж-ны были иметь дипломы государственных служащих, гражданской службы или школы права. Кандидаты на постоянную службу должны были пройти стажи-ровку на внештатной должности не менее шести месяцев. По истечении этого срока, те из них, которые способны к полицейской службе, отбирались управ-лением, которому они принадлежали, одобрялись генеральной дирекцией и на-правлялись на постоянную службу.
Женщины, которые обладали надлежащей квалификацией и соответство-вали специальным условиям, также могли быть зачислены в подразделения гражданской полиции.
Разрешалось и даже поощрялось принятие на службу иностранцев, на должности переводчиков и другие должности в администрации полиции столи-цы и вилайетов. Услуги этих лиц не создавали для них каких-либо новых прав. Им не присваивались звания, степени и классы, а уволить их можно было по усмотрению начальства, когда их услуги становились бесполезными.
Полиция являлась органом борьбы с преступностью и органом государ-ственной безопасности. В ее задачи входило: охрана государственной и обще-ственной безопасности, общественного порядка, раскрытие и расследование преступлений, а также профилактическая деятельность, в понятие которой вхо-дила охрана общественной нравственности и благочестия. В этой связи необхо-димо еще раз подчеркнуть особую роль турецкой полиции как блюстителя все-общей нравственности. Именно мусульманские традиции послужили причиной наделения полицейских этой функцией. Шариат всегда уделял особое внимание вопросам морали и нравственности, поэтому в светской Турции, население ко-торой оставалось по-прежнему мусульманским, эта функция была возложена именно на правоохранительные органы.
Турецкое уголовное право после кемалистской революции стало также развиваться в кардинально иной плоскости. Дореволюционные турецкие уго-ловные законы носили в большей степени казуальный характер, сочетали в себе нормы уголовного, уголовно-процессуального и даже гражданского права. И главное, несмотря на то, что уголовное право было отраслью, более других свободной от шариата, основой его все же было мусульманское право.
После революции был провозглашен отказ от старых правовых норм и взят курс на создание новой правовой системы европейского образца. При от-крытии Анкарской юридической школы 5 ноября 1925 г. первый президент Ту-рецкой республики Мустафа Кемаль Ататюрк сказал: «Какая отрицательная разрушительная сила обрекла нашу нацию на упадок и деградацию и в конце концов расколола и разметала в разные стороны предприимчивых, энергичных, готовых на борьбу людей, в которых иной раз не было недостатка среди нашей нации? Этой силой была именно правовая наука, которой вы пользовались до настоящего времени и ее убежденные приверженцы… Мы хотим ввести совер-шенно новые законы и полностью уничтожить старые правовые нормы».
Плодом послереволюционной правовой реформы стал Уголовный кодекс Турецкой республики 1926 г., разработанный на основе итальянского. Но наи-больший интерес представляет Уголовный кодекс Турецкой республики 1945 г., потому что он явился самостоятельным правовым актом, прошел более дли-тельный этап подготовки и был принят в период относительной стабильности для Турции.
Анализ Уголовного кодекса Турецкой республики 1945 г. как правовой основы борьбы с преступностью поможет определить в какой мере государство гарантировало защиту от преступных посягательств и в чем конкретно состояли эти законодательные меры, а также выявить место и роль шариата в уголовном законодательстве Турции и их влияние на эффективность борьбы с преступно-стью. В России этот законодательный акт ранее не изучался и на русский язык переведен не был, что определяет интерес и научную новизну исследования этого источника.
«Тюрк Джеза Кануну» или Турецкий Уголовный Закон был принят как канун № 765 в 1945 г. Он состоит из трех книг или китапов. В свою очередь каждая из книг делится на «бабы» (разделы), каждый раздел на подразделы – «фазилы» и каждый подраздел непосредственно на статьи – «мадды». Первая книга («Биринджи китап») называется «Общие положения». Она состоит из де-сяти разделов, которые делятся, в отличие от других частей кодекса, не на под-разделы, а сразу на статьи. В них говорится о применении уголовного кодекса, наказаниях и их видах, исполнении наказания осужденных, уголовной право-способности, отягчающих, смягчающих и исключающих вину обстоятельствах, о покушении на совершение преступления, соучастии; раскрывается понятие совокупного преступления и рецидива. Существует также самостоятельный раздел, в котором говорится об отсрочке наказания.
Виды наказаний перечислены в ст.11 рассматриваемого кодекса. Они де-лятся на наказания, применяемые за совершение уголовных деяний (преступле-ний) и на наказания, применяемые за совершение неуголовных деяний. Можно считать, что настоящий закон выполнял в Турции функции Уголовного и Ад-министративного кодексов.
За совершение преступления могли последовать следующие наказания: 1) смертная казнь; 2) тюремное заключение со строгой изоляцией; 3) тюремное заключение; 4) ссылка; 5) крупный штраф; 6) запрещение заниматься опреде-ленным видом деятельности.
Совершение неуголовного деяния могло повлечь: 1) тюремное заключе-ние без строгой изоляции; 2) небольшой штраф; 3) приостановление занятия определенным видом деятельности.
В этой же статье законодатель подчеркнул, что настоящий закон основан на принципе уважения прав и свобод человека, что выражено в словах: «Этот закон вынужденно ограничивает свободу личности такими мерами как тюрем-ное заключение со строгой изоляцией, тюремное заключение и тюремное за-ключение без строгой изоляции».
Говоря о смертной казни, необходимо отметить, что рассматриваемый за-кон является достаточно гуманным, так как данный вид наказания предусмот-рен им в исключительных случаях. В ст.12 говорится, что смертной казнью на-казываются, в первую очередь те, кто посягнул на жизнь. С точки зрения исла-ма это вполне объяснимо. Предписания Корана на этот счет строги и недву-смысленны – лишивший жизни жить не должен: «И не убивайте душу, которую запретил Аллах, иначе как по праву», – а также: «И воздаянием зла – зло подоб-ное ему». Однако, при рассмотрении конкретных статей о преступлениях про-тив личности, можно заметить, что не все убийства влекут за собой данный вид наказания, а только совершенные с рядом отягчающих обстоятельств. Далее в этой статье говорится, что к смертной казни приговариваются лица, совершив-шие религиозные преступления и преступления, имеющие отношение к рели-гии. Это положение говорит о том, что несмотря на стремление к созданию правовой системы, свободной от религии и то, что в момент принятия настоя-щего закона Турция не одно десятилетие являлась светским государством, тра-диции оказались сильнее реформ. Об этом говорит и следующая часть ст. 12: «К смертной казни приговаривается тот, кто совершил убийство отца или мате-ри. Его одевают в одну черную рубашку и с непокрытой головой привозят к месту казни, после чего приговор приводится в исполнение». В отличие от предыдущих частей ст.12 в данном случае указано не только преступление, за которым следует смертная казнь, но и описан сам процесс, который представ-ляет собой своеобразный ритуал. Рассматривая эту статью, нельзя не заметить влияния ислама, согласно которому не то, что убийство, но и просто неуважи-тельное отношение к родителям считается тяжким грехом. Но в то же время следует отметить, что частично положения этой статьи заимствованы из Уго-ловного кодекса Франции 1810 г., которая гласит: «Приговоренный к смерти за отцеубийство препровождается на место казни в рубашке, босиком, с черным покрывалом на голове. Он выставляется на эшафоте, в то время как судебный пристав читает народу обвинительный приговор; вслед за этим ему отсекается кисть правой руки и он предается немедленной смерти». Анализ обоих кодек-сов показал, что схожими являются только эти положения. Вероятно, статью о наказании за убийство родителей турецкие законодатели перевели в Уголовный кодекс 1945 г. из предыдущих уголовно-правовых актов, которые составлялись под сильным влиянием французского права, с учетом того, что содержание этой статьи соответствовало многовековым традициям турецкого общества.
Тела казненных, с письменного разрешения, выдавались родственникам для погребения. В кодексе не говорится о видах смертной казни. Вероятно, вид смертной казни избирался на основе исламской и османской традиций.
Вторая книга («Икинджи китап») называется «Преступления» («Гюрюм-лер»). Она включает в себя десять разделов, подразделы и статьи в которых сгруппированы по объекту преступления:
1. Преступления против государства (4 подраздела, ст.ст. 125-173).
2. Преступления против независимости (6 подразделов, ст.ст. 174- 201).
3. Преступления против государственного управления (12 подразделов, ст.ст. 202-281).
4. Преступления против судебной власти ( 8 подразделов, ст.ст. 282-310).
5. Преступления против общественного порядка (2 подраздела, ст.ст. 311-315).
6. Преступления против общественного доверия (5 подразделов, ст.ст. 316-368).
7. Преступления против общественного благополучия (4 подраздела, ст.ст. 369-413).
8. Преступления против семьи и всеобщего благочестия (6 подразделов, ст.ст. 414-447).
9. Преступления против личности (7 подразделов, ст.ст. 448-479).
10. Преступления против собственности (8 подразделов, ст.ст.491-525).
Количество подразделов и статей в каждом разделе указано специально, чтобы, судя по объему, можно было сделать вывод о том, какие преступления, с точки зрения турецкого законодателя, являлись наиболее значимыми в рас-сматриваемый период.
Как видно из расположения разделов, на первое место законодатель ста-вил преступления против государства и общества, преступления же против личности и собственности включены в два последних раздела. С точки зрения ислама это вполне объяснимо. Согласно мусульманской религии, на первом месте всегда непременно выступают интересы общины, а интересы конкретной личности должны быть направлены на достижение всеобщего блага, и когда в обществе будут царить мир и благополучие, тогда и каждый ее член будет ог-ражден от различного рода неблагоприятных явлений, в том числе и преступ-ных посягательств.
«Преступления против государства», согласно Турецкому уголовному кодексу 1945 г. включают в себя преступления против международного поло-жения государства (ст.ст. 125-145), против силы и могущества государства (ст.ст. 146-163), против представителей иностранных государств и послов (ст.ст. 164-167), против международной коллективной законности (ст.ст. 167-173).
«Преступления против независимости» – это преступления против неза-висимой политики государства (ст. 174), против свободы вероисповедания (ст.ст. 175-178), свободы личности (ст.ст. 179-192), неприкосновенности жили-ща (ст.ст. 193, 194), тайны переписки и личной тайны (ст.ст. 195-200), против свободы труда и отдыха (ст.201).
«Преступлениями против государственного» управления являются при-своение денежного долга и хищение, совершенные должностным лицом (ст.ст. 202-208), злоупотребление властью (ст.ст. 209,210), взятка (ст.ст. 211-227), зло-употребление служебным положением (ст.ст. 228-240), а также незаконное за-владение наследством, незаконное присвоение титула или почетного звания. Существует также подраздел под названием «Преступления против имамов, имамов-хатибов, проповедников и религиозных глав» (ст.ст. 241,242). Выделе-ние этой группы преступлений в отдельный подраздел еще раз свидетельствует о том, насколько сильны были еще традиции в момент принятия этого закона.
«Преступления против общественного доверия» включают в себя престу-пления, которые иными словами можно назвать должностными. Некоторые из этой категории преступлений уже упоминались в разделе о преступлениях про-тив государственного управления.
Под «общественным благополучием» в разделе о преступлениях против общественного благополучия следует понимать общественную безопасность.
В разделе о преступлениях против личности (ст.ст. 448-479) в основном говорится о различных видах убийств и телесных повреждений. В большинстве случаев убийства карались тюремным заключением со строгой изоляцией сро-ком от 15 до 22 лет. Убийство с отягчающими обстоятельствами или убийство отца или матери влекли за собой смертную казнь. В двух случаях: нанесение легких телесных повреждений и оскорбление словом или действием, преду-смотрен альтернативный вариант – простое тюремное заключение или штраф.
К преступлениям против собственности (ст.ст. 491-525) относились кра-жа, как простая, так и квалифицированная, грабеж, разбой, мошенничество и др. Эти преступления влекли за собой в большинстве случаев тюремное заклю-чение со строгой изоляцией или простое. В некоторых случаях был предусмот-рен крупный штраф.
Третья книга («Учунджу китап») рассматриваемого закона носит назва-ние «Правонарушения» («Кабахатлер»). Термин «кабахатлер» в турецком пра-воведении понимается как неуголовные деяния, в отличие от термина «джю-рюмлер» («гюрюмлер») – уголовные деяния или преступления. В научной лите-ратуре настоящий закон именуется не иначе, как Турецкий Уголовный кодекс, хотя его название «Turk Geza Kanunu» дословно переводится как «Турецкий закон о наказаниях», то есть о наказаниях за противоправные деяния. Учитывая то, что в этом законе рассмотрены как уголовные, так и неуголовные деяния, такое название было бы более уместным.
Книга «Правонарушения» состоит из четырех подразделов:
1. Правонарушения, связанные с общественным порядком (7 подразде-лов, ст.ст. 526-548).
2. Правонарушения, связанные с общественным благополучием (7 под-разделов, ст.ст. 549-565).
3. Правонарушения, связанные с всеобщими моральными устоями (4 под-раздела, ст.ст. 567-577).
4. Правонарушения в сфере охраны частной собственности (4 подраздела, ст.ст. 578-592).
Правовые нормы в книгах «Преступления» и «Правонарушения» состоят из гипотезы, диспозиции и санкции. Например, ст. 448 гласит: «Тот, кто первый раз кого-нибудь убьет, приговаривается к 18 годам тюремного заключения со строгой изоляцией».
Если сравнить Уголовный кодекс Турецкой республики 1945 г. с Уголов-ным кодексом Франции 1810 г., который в полной мере отразил идеи классиче-ской школы романо-германской системы права и оказал огромное влияние на законодательство многих стран мира, то сходство можно заметить в наимено-вании основных частей кодекса и построении некоторых статей. Так же, как и во Французском кодексе 1810 г. основные части УК Турецкой республики 1945 г. именуются книгами. Определенное сходство наблюдается при рассмотрении статьи об отцеубийстве. В целом же система преступлений и наказаний во мно-гом отличаются.
Как видно из вешеизложенного, Уголовный кодекс Турецкой республики 1945 г. создавался по европейскому романо-германскому образцу, о чем гово-рят его содержание, структура и принципы, на которых он основан. Но при ближайшем рассмотрении, можно увидеть, что многие статьи наполнены ис-ламским содержанием.
В настоящее время Турецкая республика – унитарное государство. В ад-министративном отношении делится на вилайеты (провинции, всего 76). Дей-ствующая конституция принята в ноябре 1982 г. в условиях военного режима. По Конституции Турецкая республика является демократическим, светским и социально-правовым государством. Однако большинство населения по-прежнему придерживается ислама суннитского толка. По форме правления Турция – смешанная республика. Политический режим – развивающаяся демо-кратия. Законодательная власть принадлежит Великому национальному собра-нию Турции – однопалатному парламенту (меджлису), состоящему их 550 де-путатов, избираемых на основе прямых, всеобщих, равных и одностепенных выборов сроком на пять лет. Допускается совмещение депутатских мандатов и министерских постов. Глава государства – президент республики, доминирую-щий в государственном механизме: согласно Конституции, он олицетворяет единство и неделимость республики и нации, наделен обширными полномо-чиями в области законодательной, исполнительной и судебной власти. Прези-дент избирается парламентом сроком на семь лет без права переизбрания. При нем действуют Президентский совет, Совет национальной безопасности (СНБ) и Совет государственного контроля (СГК). Эти органы наделены политико-консультативными и контрольными функциями. Рекомендации СНБ по всем вопросам, связанным с принятием решения по так называемой «политике на-циональной безопасности», должны учитываться правительством. Исполни-тельную власть осуществляют президент и Совет министров, который действу-ет под строгим парламентским контролем. Совет министров несет коллектив-ную ответственность перед меджлисом, который может вынудить уйти в от-ставку как все правительство, так и отдельного министра. В настоящее время Турция входит в романо-германскую правовую семью, занимая в ней обособ-ленное место.
Таким образом, правовая история Турции делится на три периода. Пер-вый (до 1839 г.) отмечен безраздельным господством мусульманского права. Второй период (1839-1918) ознаменовался попытками реформировать мусуль-манское право с учетом европейского опыта. Третий период характеризуется полной вестернизацией турецкого права. После кемалистской революции 1920-1923 гг. новое турецкое государство (единственное из всех мусульманских стран, не считая республик бывшего СССР) пошло на полную деисламизацию правовой системы. В ходе радикальных государственных реформ были ликви-дированы султанат и халифат, церковь отделена от государства, реципировано романо-германское право. До настоящего времени Турция сохраняет стойкую приверженность принципам светского государства и права; любые попытки по-ставить вопрос о пересмотре этих принципов решительно пресекаются прави-тельством.

Глава вторая. Развитие государства и права
в теократических исламских государствах

Концепции «исламского государства» представляют собой различные попытки теоретически разработать такие формы власти, которые бы полностью соответствовали единству светского и духовного начал. Суннитские концеп-ции исламского государства начали разрабатываться исламскими реформато-рами арабских стран (Абд ар-Разик) и Южной Азии (М. Икбал) еще в первой половине XX в. Икбал выдвинул термин «исламская демократия» и обосновал принцип синтеза западных – светских и исламских государственных институ-тов. Эти идеи были частично реализованы в пакистанском законодательстве. Суннитская доктрина основывается на принципе выборности главы государст-ва. Исходя из этой доктрины, модернисты пытались совместить главную идею традиционного ислама о верховном суверенитете бога с западными парламент-скими институтами и их трактовкой как представительство народа. Парламент рассматривался при этом как институт, воплощающий в современных условиях исламский совещательный принцип – шура.
Например, Пакистанский реформатор 60-х гг. Парвез утверждал, что го-сударственная система в исламском государстве основана на Коране, но госу-дарство с учетом особенностей определенного этапа развития может создавать новые государственные институты и принимать новые законы при условии, ес-ли они соответствуют «духу ислама». При этом исламское государство проти-вопоставляется и западным государствам и социалистической модели государ-ства как особая модель исламского пути развития.
В этой главе предполагается рассмотреть суннитскую и шиитскую кон-цепции исламского государства, сделав акцент на изучении вопросов, касаю-щихся борьбы с преступностью. Если суннитскую модель исламского государ-ства мы можем рассмотреть на примере Афганистана и Саудовской Аравии, то конкретный вариант развития шиитской модели исламского государства наибо-лее полно реализован в Исламской Республике Иран.
§ 1. Иран
Исламская Республика Иран (ИРИ) – государство в Юго-Западной Азии. Территория – 1,65 млн. кв. км. Столица – г. Тегеран. Население – 65 млн. чел., в основном персы, живут также азербайджанцы. Официальный язык – персидский (фарси). Государственная религия – ислам шиитского толка.
Вплоть до начала XX в. политическое устройство Ирана сохраняло черты средневекового феодального государства. Формой правления была абсолютная монархия, имеющая теократический характер, обусловленный сильным влия-нием ислама. Основу судопроизводства составляло мусульманское право, ис-точниками которого были Коран и Сунна. Главными пороками государственно-го аппарата были взяточничество, коррупция, незаконные конфискации, про-извол и бесчинства.
К середине XIX в. назрели предпосылки для проведения реформ, которые провел премьер-министр при шахе Насер эд-Дине Мирза Таги-хан. Основной задачей его реформ было оздоровление финансовой системы и централизация государственного управления путем полного подчинения шаху местных прави-телей. Он также сократил число высших чиновников и повел борьбу с злоупот-реблениями губернаторов и казнокрадством, ввел изменения в налоговой сис-теме.
Из наиболее прогрессивных мероприятий Мирзы Таги-хана была попыт-ка установления в Иране гарантий безопасности личности и собственности. Управление было основано исключительно на законе. Велась борьба со взяточ-ничеством. Он внес изменения и в судебную систему, ограничив компетенцию шариатских судов. Судебные дела иноверцев не рассматривались в шариатских судах, а направлялись сразу в светские, специально для этого учрежденные. Были запрещены пытки обвиняемых, установлено, что мера наказания должна соответствовать составу преступления.
Придворным кругам, оказывавшим большое влияние на шаха и, в первую очередь, духовенству реформы не понравились, и в 1851 г. они были свернуты, а Мирза Таги-хан сначала выслан, а потом казнен.
В 1905-1911 гг. в Иране была совершена буржуазная революция, участ-ники которой выступили с требованиями национальной независимости, огра-ничения шахской власти и ликвидации произвола помещиков, введения кон-ституции и созыва меджлиса. 1 июля 1906 г. шах Моззаффар эд Дин издал фирман о создании меджлиса (парламента), который состоял из помещиков, представителей духовенства и купечества, чиновников. Меджлис первого созыва принял конституцию, установившую в Иране новую форму государст-венного правления – конституционную монархию.
Первая часть конституции – Основной закон включала 51 статью, кото-рые определяли обязанности, права и полномочия меджлиса. В октябре 1907 г. меджлис утвердил «Дополнение к основному закону» , являющееся наиболее важной частью иранской конституции. «Дополнение» содержало 10 разделов: общие постановления, права иранского народа, государственная власть, права членов двух палат, права иранского шаха, министры, судебная власть, провин-циальные и областные энджомены (советы), финансы, армия.
Роль и влияние шиитского духовенства в стране нашли свое отражение в Дополнении: ислам шиитского толка провозглашался официальной религией Ирана. Все принимаемые меджлисом законы не должны были противоречить исламу. Комитет при меджлисе, состоящий из высших представителей иран-ского духовенства, согласно ст.2, получил право накладывать запрет на законы, если они, по его мнению, не соответствуют принципам ислама.
В «Дополнении» официально провозглашалось равенство всех иранских подданных перед законом, их неприкосновенность, охрана частной собственно-сти, свобода печати, обществ и собраний, если они не направлены против пра-вительства, «не вносят религиозной или государственной смуты и не нарушают общественного порядка».
По форме правления Иран в этот период являлся конституционной мо-нархией. Во главе государства стоял шах (шахиншах), имеющий широкие пол-номочия. Иранский парламент состоял из двух палат: верхней – Национального собрания (сената) и нижней – Национального консультативного собрания (меджлиса). Исполнительная власть в Иране осуществлялась кабинетом мини-стров и государственными чиновниками под верховным руководством шаха. Конституция устанавливала, что законы и постановления приводятся в испол-нение министрами и государственными чиновниками именем шаха.
Система местных органов власти и управления Ирана строилась в соот-ветствии с административно-территориальным делением страны. Иран делился на 10 провинций (астанов), которые в свою очередь состояли из 57 губерний (шехрестанов). Губернии делились на 290 уездов (бахшей), а уезды – на сотни волостей (дехастанов), куда входили иранские деревни и небольшие населен-ные пункты. Власть в провинциях, губерниях, районах, волостях и деревнях осуществлялась местными государственными органами, которые подчинялись центральному правительству. Во главе провинций стояли генерал-губернаторы (астандары), губерний – губернаторы (фермандары), уездов – уездные началь-ники (бахшидары), во главе волостей и деревень – волостные начальники и де-ревенские старосты. Руководители местных органов власти вплоть до волост-ных начальников назначались правительством по представлению МВД, с одоб-рения шаха. При губернаторах существовали административные советы, члены которых назначались министром внутренних дел с одобрения правительства Ирана из числа наиболее известных в провинции купцов, помещиков, общест-венных деятелей. В городах функционировали муниципалитеты.
В отличие от Европы дореволюционное монархическое управление Ира-на не знало системы государственного судоустройства. Официально, верховная судебная власть принадлежала шаху. Продавая посты местных правителей, шах делегировал откупщику, провинциальному губернатору всю полноту своей власти на местах. Обычно правосудие оказывалось на стороне наиболее щед-рого из тяжущихся. При рассмотрении уголовных дел все преступления, за ис-ключением тех, которые направлены непосредственно против государства, рас-сматривались как частное дело. Губернатор склонял потерпевшего к примире-нию. И тем сильнее было влияние губернатора, чем беднее потерпевший. В случае отказа сторон примириться, виновный выдавался потерпевшему для на-казания по принципу талиона. При убийствах полагалась кровная месть или выкуп. Если «деньги за кровь не принимались, убийца часто выдавался родст-венникам жертвы для совершения над ним казни. В таких случаях детей убито-го поощряли заколоть убийцу и полить себя его кровью». При этом отсутст-вие умысла или состояние необходимой обороны не могли играть существен-ной роли для облегчения налагаемого наказания.
Тяжущиеся за разрешением своего спора могли обратиться непосредст-венно в духовный суд. Правом судить пользовался любой ученый перс, знаю-щий мусульманское право. Чем выше духовный сан подобного судьи, тем авто-ритетнее его решение. Решение духовного суда должно было быть основано на норме шариатского права. Духовные суды не имели в своем распоряжении ис-полнительного органа, их решение приводилось в исполнение обязанной сто-роной в силу общественного давления.
Иранское духовенство ведало всеми делами гражданского и уголовного характера до 20-х гг. XX в. Светских кодексов гражданского и уголовного пра-ва не было. Все судопроизводство было построено на основе шариата. Шариат-ские суды при вынесении решений считались с мнениями губернаторов и дру-гих чиновников. Эти чиновники при осуществлении правосудия чинили произ-вол в отношении жителей, брали взятки, использовали угрозы и давление. Ре-волюция 1905-1911 гг. поставила вопрос о формировании светского законода-тельства. В 1910 г. были приняты первые светские кодексы: «Временный устав судопроизводства», «Устав о судопроизводстве», «Устав торгового судопроиз-водства», воспринявшие многое из французского законодательства. В 1910 г. учреждаются суды, которым надлежало руководствоваться вновь изданными кодексами. Но отсутствие кадров подготовленных судей и поручение отправле-ния правосудия судьям из мулл препятствовали упрочению светского судопро-изводства в Персии. Муллы применяли по-старому нормы адата и шариата.
В начале 20-х гг. правительство приступило к осуществлению судебной реформы. Реформа должна была соответствовать принципу разделения властей. В 1922 г. были приняты «Устав судопроизводства», «Временные правила судо-производства», «Законы об актах гражданского состояния». 12 декабря 1925 г. меджлис утвердил Общую часть Уголовного кодекса Ирана. Окончательно же кодекс был утвержден в 1926-1927 гг. Большинство норм этого кодекса заимст-вовано из Уголовного кодекса Франции 1810 г. В 1931 г. меджлис одобрил за-кон о наказаниях, в 1934 – закон об осуждениях и наказаниях и об образовании Кассационного суда. В 1928 г. был разработан первый том гражданского зако-нодательства, в 1934-1935 гг. – второй и третий. «Устав гражданского судопро-изводства» был одобрен меджлисом в 1939 г.
После реформы судебная система в Иране представляла собой следую-щее: суды делились на общие и специальные. Общие суды разбирали все дела (гражданские и уголовные) за исключением тех, которые изымались у них на основе специальных распоряжений. Специальные суды занимались разбором только тех дел, которые определены законом. Для занятия судебных должно-стей будущий судья должен, согласно закону, быть иранским подданным, ис-поведовать ислам шиитского толка, быть не моложе 30 лет, иметь диплом об окончании курса юридических наук.
Общие суды делились на 4 категории: мировые (сольхие), губернские (бедает), провинциальные апелляционные суды (истинаф) и Верховный касса-ционный суд. Мировой суд – самая низшая ячейка судебной системы. Они су-ществовали в небольших населенных пунктах. Состояли из 1 судьи. Из уголов-ных дел мировые суды рассматривали дела о незначительных проступках, за которые полагалось наказание не более 2 месяцев тюрьмы или штраф не свыше 200 риалов. Задача мировых судей заключалась главным образом в том, чтобы добиться примирения сторон. Губернский суд действовал на территории губер-нии. Он также состоял из одного судьи, но в зависимости от численности насе-ления в губернии, мог иметь несколько отделений, каждое из которых имело своего судью. Губернские суды рассматривали основную часть уголовных дел и могли накладывать следующие наказания: лишение некоторых прав, прину-дительное поселение и запрещение местожительства в определенных пунктах, штраф, тюремное заключение. Также губернские суды были уполномочены проверять решения и постановления мировых судей. Апелляционные суды дей-ствовали на территории провинций. Рассматривали апелляционные жалобы на не вступившие в законную силу решения мировых судей или губернских судов. Апелляционный суд состоял из председателя и 2 советников. Если имелось не-сколько камер, то председатель первой камеры являлся председателем суда. Первая камера являлась судом ассизов – судом присяжных, который рассмат-ривал дела о таких преступлениях как убийство, грабеж с применением оружия, подделка важных документов или покушение на независимость страны. Суды ассизов могли приговаривать к лишению гражданских прав, ссылке, тюремно-му заключению, каторге и смертной казни. Суд ассизов состоял из 8 членов, 5 из которых могли приговаривать к высшей мере наказания – смертной казни или пожизненному заключению с принудительными работами. Остальные 3 члена имели право решающего голоса во всех других случаях.
Верховный кассационный суд являлся высшим судебным органом Ирана. Он делился на 7 отделов по гражданским и уголовным делам. Каждый отдел состоял из председателя и 3 советников. Председатель первого отдела был и председателем Верховного кассационного суда. Этот суд занимался проверкой соответствия законам вступивших в законную силу решений нижестоящих су-дов. В качестве первой инстанции он мог рассматривать дела о преступлениях высших должностных лиц Ирана.
К числу специальных судов Ирана относились шариатские суды, админи-стративные суды (для государственных чиновников), дисциплинарные – для работников министерства юстиции, военные трибуналы, трибуналы полиции, суды военного времени и др.
Как при общих, так и при специальных судах существовал институт про-куратуры с целью поддержания государственного обвинения, расследовании дел о нарушении общественного порядка и общественный устоев.
Охрана безопасности и общественного порядка страны была возложена на иранскую жандармерию и регулярную полицию. Согласно закону, жандар-мерия занималась охраной внутренней безопасности страны в целом. Жандар-мерия подчинялась МВД, а часть ее в 1949 г. была передана в ведение военного министерства и входила в состав регулярной армии. Жандармерия при МВД занималась исполнением судебных решений.
Назначение иранской полиции состояло в охране общественного порядка, предупреждении преступлений и всякого рода происшествий в губерниях, го-родах и иных наиболее важных населенных пунктах. Полиция подчинялась МВД. Согласно инструкциям, полицейские должны были хотя бы в самой ми-нимальной степени ознакомиться с основами уголовного права, в связи с чем и были созданы первые училища для полицейских. Полиция выполняла все при-казы чиновников юстиции, преследовала нарушителей закона и преступников, содействовала в обнаружении, раскрытии и расследовании преступлений. В крупных городах существовали специальные полицейские участки или поли-цейские комиссариаты. Местные полицейские посты находились под руково-дством начальника полицейского комиссариата. Была также и тайная полиция, опирающаяся на сеть осведомителей.
Согласно закону от 10 августа 1907 г. «О порядке организации управле-ния провинциями и областями и о деятельности губернаторов», в провинциях и областях создавались специальные учреждения по охране безопасности на до-рогах. Служащие этих учреждений назначались министром внутренних дел и подчинялись ему и губернатору. В их обязанности входило: организация на опасных участках дороги специальных постов, охрана безопасности дорожного движения на этих участках, обеспечение регулярного движения на дорогах, за-щита караванов от нападения разбойников. В районах, где отсутствовала регу-лярная полиция, служба дорожной безопасности должна была ее заменять. В условиях Ирана того времени, когда торговые караваны и частные лица до-вольно часто подвергались нападениям, ввиду того, что дороги находились за пределами населенных пунктов и какая-либо власть на них отсутствовала, уч-реждение службы дорожной безопасности было насущно необходимым.
В 70-80-х гг. XX в. в ряде афро-азиатских стран (Ливии, Пакистане, Мав-ритании, Судане и др.) в связи с активизацией ислама на мировой политической арене наметилась тенденция к возрождению принципов и норм мусульманского права, в том числе и уголовного. И особенно широко процесс исламизации про-текал в Иране после антишахской революции. Иран был провозглашен Ислам-ской республикой 1 апреля 1979 г. после проведения референдума. В декабре 1979 г. была принята Конституция Исламской республики Иран, которая пол-ностью соответствовала концепции “исламского образа правления” и предос-тавляла улемам неограниченные возможности в управлении государством. Шиитские улемы за короткий период времени смогли захватить верховную по-литическую власть в стране. Аятолла Хомейни – руководитель и главный идео-лог революции, глава иранского духовенства, неоднократно высказывался о том, что только шиитское духовенство «в соответствии с указаниями Аллаха, Кораном и шариатом» должно «воплотить в жизнь божественное предписание» и во главе с имамом управлять шиитской общиной (уммой), поскольку осталь-ные люди несовершенны, отступают от исполнения исламских законов. Сама же светская власть, по мнению Хомейни, является «богопротивным делом».
Пропагандируя идею создания «исламского правления» во главе с шиит-ским имамом, аятолла Хомейни и его сторонники призывали к свержению «та-гутов» (дьяволов), то есть антиисламской власти и созданию исламской рес-публики в Иране. Сущность исламского государства Хомейни видел во власти божьих законов над народом, а наилучший принцип конституции во власти ду-ховенства. Конституция провозгласила и ряд демократических прав и свобод человека, но их обеспечение было неразрывно связано с нормами ислама. Каса-лось это и международно-признанных прав. В комитете ООН по правам чело-века представитель Ирана заявил, что в случае расхождения положений Пакта и учения ислама, предпочтение отдается последнему. Сразу после прихода к власти шиитских улемов началось уничтожение политических противников под прикрытием того, что все они являются государственными преступниками. Ре-волюционный террор осуществлялся членами «исламских революционных три-буналов», которые никому не подчинялись и никому не давали отчета в своих действиях. Такое положение открывало путь беззаконию и произволу, наруше-нию прав подследственных – вплоть до казни людей, чья вина доказана не бы-ла. По оценкам западных источников в первые 5 лет исламского режима было казнено от 8 до 12 тысяч человек, заключено в тюрьмы более 100 тысяч чело-век. Массовые казни при этом рассматривались как «справедливые меры с точ-ки зрения ислама».
До революции в стране отдавалось предпочтение нормам европеизиро-ванного уголовного права, тогда как сразу после революции новые судебные органы стали широко использовать нормы мусульманского права шиитского толка. Конституция Исламской Республики Иран 1979 г. провозгласила, что все уголовные законы должны соответствовать принципам ислама (ст.4) и при ус-тановлении ответственности за уголовные преступления следует применять только нормы шариата (ст.156). В апреле 1981 г. в силу вступил уголовный за-кон, предусматривающий в соответствии в мусульманским правом шиитского толка джафаритского мазхаба систему жестоких наказаний за вероотступниче-ство, убийство, телесные повреждения, воровство, прелюбодеяние, употребле-ние спиртных напитков. За применение старых светских законов устанавлива-лась уголовная ответственность. К смертной казни приговариваются за убий-ство, государственные преступления, коррупцию, преступления против рели-гии, половые преступления. Воровство наказывается отсечением рук и пальцев. Так, например, по данным газеты “Кейхан” в 1983 году в тюрьме “Каср” была опробована машина для отсечения пальцев, также сообщалось об изобретении электрической машины для отсечения рук.
Судебные процессы в Иране, как правило проходят при закрытых дверях с сокращенной процедурой, без защитников и права на апелляцию. Широко применяются пытки: лишение сна, вырывание языка, нанесение увечий мучи-тельным способом, пытки членов семей на глазах заключенных, казни в при-сутствии родственников. В соответствии с религиозным декретом Хомейни, арестованные и заключенные в тюрьму женщины, автоматически относятся к разряду “военной добычи” и поступают в полное распоряжение своих палачей. Показания, полученные в результате пытки считаются одним из видов доказа-тельств, а сами пытки и жестокие наказания – методами борьбы с преступно-стью и профилактики правонарушений. Мусульманское духовенство считает, что если казни и телесные наказания осуществляются в соответствии с исла-мом, то они не могут рассматриваться как пытки. Иранские власти широко используют институт шехидата – жертвенности во имя священной защиты ис-лама. Проповедь жертвенности означает пренебрежительное отношение к жиз-ни подданных со стороны шиитского руководства.
Революция в Иране поставила вопрос о создании системы органов госу-дарственной власти, которая бы сменила государственный аппарат шахского режима. Теоретическая модель формы государства была разработана Хомейни, исходя из шиитской государственно-правовой концепции. Согласно этой кон-цепции власть в мусульманском государстве должна принадлежать алидам – потомкам халифа Али, единственного халифа – родственника Мухаммада. По мнению шиитов истинных имамов было одиннадцать. Теория Хомейни связана с появлением Махди (мессии) – двенадцатого имама, который является абсо-лютным владыкой над всеми мусульманами. Махди “единолично устанавлива-ет законы, назначает исполнительные и судебные органы, руководит армией, организует финансы. Он приводит в действие весь механизм власти…” До по-явления Махди шиитской общине необходима особая форма правления, кото-рой, по мнению Хомейни, является исламская республика. Он дает такое опре-деление республики: “Республика в современном понимании – это демократи-ческий строй, во главе которого стоит не монарх, а суверенитетом обладает весь народ, выражающий всеобщую волю избрать государственные органы и вручить им власть”. Таким образом, Хомейни вступает в противоречие с глав-ным догматом шиизма – наследственном характере власти потомков Али. Оп-равданием этого противоречия служит положение о временном характере такой власти до прихода Махди.
Хомейни выделяет три группы, составляющие органы власти в исламской республике: 1) группа принятия решений, основанных на шариате; 2) со-вещательная группа; 3) исполнительная группа. Группа принятия решений – ор-ган законодательной власти, состоящий из муджтахидов. Решения выносятся в виде фетв, принимаемых единогласно. Совещательная группа – представитель-ный орган, аналог парламента. Основываясь на фетвах Группы принятия реше-ний, выносит различные подзаконные акты и передает их Исполнительной группе. Исполнительная группа – коллегия министров, в обязанности которой входит исполнение программ высших органов власти. Связь между высшими органами власти осуществляет Президент. Особое значение имеет пост Руково-дителя ИРИ. Именно этот пост занимал Хомейни. Фактически власть Руково-дителя неограничена, он определяет основные направления дальнейшего разви-тия государства, но преобладающая сфера его действия – это религия и идеоло-гия.
Органы правосудия Хомейни не выделяет в отдельную группу, так как в мусульманском государстве отправление правосудия возложено на духовенст-во. Все сотрудники органов правосудия обязательно должны быть муджтахи-дами или факихами, включая высшие полицейские чины.
Разработанная Хомейни структура органов власти предполагает установ-ление теократического образа правления, при котором светская и духовная власть нераздельны. Вся законодательная и судебная власть сосредоточена в руках духовенства. Форма парламентской республики лишается своего содер-жания, так как избираемый народом парламент не наделяется властью, а явля-ется совещательным органом, выполняющим распоряжения Группы принятия решений.
Система правосудия, созданная по европейскому образцу еще после ре-волюции 1905-1911 гг., в период с 1982 по 1983 гг. подерглась коренной исла-мизации. Создавались новые шариатские суды, специальные органы судебной полиции с целью “подготовки предпосылок для господства положений Аллаха в системе правосудия ИРИ”. Верховным судебным органом в Иране является Высший судебный совет. В его состав входят Президент Верховного Кассаци-онного суда, Генеральный прокурор Республики, трое судей – специалистов исламской теологии и канонического права. Они избираются на 5 лет и могут быть перизбраны. Высший судебный совет действует через свои комитеты, со-веты, комиссии, контролирует все государственые органы. На Высший судеб-ный совет возложена также ответственность за борьбу с контрабандой и нарко-манией. Важное место в системе иранского правосудия занимают Верховный суд, Суд административной справедливости, военный трибунал, органы проку-ратуры. Для контроля над деятельностью всей судебной системы учреждена Главная инспекция страны. Для борьбы с наиболее опасными, с точки зрения иранских законодателей, преступлениями созданы чрезвычайные органы. Та-ким органом является Революционный трибунал по борьбе с наркоманией, ко-торый выносит около 140-190 смертных приговоров в год, используя процесс с сокращенной процедурой судебного расследования. По инициативе Высшего судебного совета в начале 80-х гг. были созданы специальные лагеря “для ле-чения и перевоспитания наркоманов”. С лета 1984 г. в некоторых городах Ира-на стали создаваться “штабы по борьбе с безнравственностью и за сохранение всеобщей нравственности”. Во главе их стоят исламские прокуроры. Главная обязанность – контроль за соблюдением исламских норм подданными.
В настоящее время Иран – унитарное государство. В административном отношении делится на 25 провинций. По форме правления Иран – республика, однако сильное влияние шиитских политических концепций придает форме правления в Иране большую специфику. Действует Конституция, утвержденная на референдуме 1979 г. Политический режим – авторитарный. Современная правовая система Ирана носит смешанный характер, в ней тесно переплетаются элементы мусульманской и романо-германской правовых систем с преоблада-нием мусульманского права. Основным источником права в Иране считается закон. Но согласно ст. 4 Конституции все гражданские, уголовные, финансо-вые, экономические, административные, культурные, военные, политические и другие законы и установления должны быть основаны на исламских нормах. Заключение по поводу соответствия законов исламским
нормам выносится факихами – исламскими правоведами – Совета по охране Конституции и исламских норм.
Почему же, несмотря на довольно долгий период светского правления, иранское духовенство смогло сохранить среди мусульман Ирана авторитет больший, нежели суннитское духовенство в других мусульманских странах Востока. Причины следующие. Во-первых, шиизм долгое время был признан государственной религией в Иране, а шиитское духовенство обладало моно-польным правом в сфере юриспруденции, образования, суда и нравственности с XVI до начала XX в. Во-вторых, причиной исключительного авторитета шиит-ского духовенства являются особенности догматики шиизма, которая способст-вовала на протяжении веков укреплению положения шиитских духовных лиц. Согласно шиитской теории в форме толка “12 имамов”, верховное – светское и духовное – руководство общиной после смерти пророка должны осуществлять только его потомки, происходящие от имама Али и его сыновей – Хасана и Ху-сейна, алиды. Следовательно право на верховную власть в мусульманском го-сударстве должно быть наследственным, а не выборным. Важное место в ши-изме занимает догмат о двенадцатом “скрытом” имаме, мессии, который явля-ется духовным руководителем общины. Он должен вернуться к людям после конца света, а пока он “скрыт” волю его осуществляют доверенные лица. На положении этих “доверенных лиц” и находится шиитское духовнство. В-третьих, шиитское духовенство наделено большими правами еще и потому, что согласно шиитской политико-правовой доктрине, обладает правом свободного иджтихада, в то время как для суннитских теологов и правоведов иджтихад доступен лишь в рамках четырех незыблемых мазхабов.
§ 2. Саудовская Аравия
Королевство Саудовская Аравия – государство в Юго-Западной Азии. Территория – ок. 2240 тыс. кв. км. Столица – г. Эр-Рияд. Население – 19,5 млн. чел., в основном – арабы. Офици-альный язык – арабский. Государственная религия – ислам суннитско-ваххабитского толка.
По сравнению с Ираном, государственно-правовая система которого в разное время развивалась по двум противоположным направлениям – светско-му и религиозному, Саудовская Аравия более стабильное государство. И кроме того – единственное государство, где шариат на протяжении веков сохранялся в своем первоначальном виде.
Саудовская Аравия – абсолютная теократическая монархия. С 40-х – 50-х гг. нашего века играет заметную роль не только на Арабском Востоке, но и в мире за счет богатых запасов нефти, месторождения которой были обнаружены в 30-х гг. Саудовская Аравия обладает исключительным духовным авторите-том, так как является исторической родиной ислама и не ее территории нахо-дятся все мусульманские святыни.
99,7 % населения Саудовской Аравии – мусульмане, из них 96,5 % – сун-ниты. Шииты же всеми презираемы, они рассматриваются как второразрядные граждане, как правило, используются на самых вредных и грязных работах. Показания в суде шиита во внимание не принимается. Однако и суннизм, в свою очередь, тоже не однороден. В нем есть разнообразные секты, течения, одно из которых – ваххабизм. С 30-х гг. XVIII в. и до наших дней ваххабизм играет большую роль в историческом, социально-экономическом, политиче-ском и государственно-правовом развитии Саудовской Аравии.
Ваххабизм – официальная религиозная доктрина Саудовской Аравии, ре-лигиозно-политическое течение, призывающее к возвращению к чистоте ранне-го ислама времен Мухаммада, строжайшему соблюдению принципов единобо-жия, отказу от поклонения святым, отказу от заимствования новшеств. Основа-тель ваххабизма Мухаммед ибн Абд аль-Ваххаб родился в 1703 г. в централь-ном районе Аравии – Неджде в семье ханбалитского кади. Получил богослов-ское образование. Он провозгласил доктрину таухид, включающую в себя два аспекта: уникальность Аллаха как всемогущего бога и абсолютная, заслужен-ная им преданность подданных.
В 1774 г. аль-Ваххаб заключил договор с Мухаммедом Ибн Саудом – правителем одного из городов Неджда – аль-Дерийи, по которому обещал власть над землями и людьми за поддержку его идей. В этот период Аравия была охвачена междоусобными войнами, и ваххабизм стал идеологической ос-новой ее объединения.
В течение XX в. в силу ряда объективных политических и экономических предпосылок, Аравия изменилась, главным образом благодаря деятельности Абд аль-Азиза ибн Абд ар-Рахмана аль-Фейсала (Ибн Сауда), который в период с 1902 по 1953 г. был королем и религиозным главой ваххабитов. Ему удалось расширить границы королевства от Красного моря до Персидского залива. На этот же период приходится и время экономического подъема Саудовской Ара-вии.
Важное место в ваххабизме занимает положение о «священной войне» – джихаде – против всех безбожников. А к безбожникам причисляются все, кто не исповедует ваххабизм, даже мусульмане. При этом действия ваххабитов от-личаются особым фанатизмом. Смерть – только в радость, так как после смерти «воин за веру» (шехид) попадает в рай.
Как официальная форма ислама в Саудовской Аравии ваххабизм всегда поддерживался государством. Судебная система также построена на шариате ваххабитского толка. Публичные наказания – отсечение рук, ног, головы, порку ваххабиты считают исполнением воли Аллаха, вследствие чего в стране самый низкий в мире уровень преступности. По сведениям организации «Междуна-родная амнистия» в течение 1985 г. в Саудовской Аравии имели место 10 ампу-таций конечностей в качестве наказания за повторное воровство. Причем эта процедура осуществляется с участием врачей. В этом же году было казнено 45 человек. Большинство приговоров вынесено на основе обвинения в убийстве и требования возмездия со стороны родственников жертвы, имеющих на это пра-во в соответствии с шариатом. В 1989-1990 гг. количество смертных казней возросло. Самыми распространенными видами смертной казни являются обез-главливание, повешение и забрасывание камнями. Законность такого рода на-казаний согласована с Кораном, который играет в государстве роль Основного закона. В подписании каких-либо международно-правовых документов в об-ласти прав человека Саудовская Аравия не участвует.
Борьба с преступностью, охрана общественного порядка, границ государ-ства, государственная безопасность, тушение пожаров – все это в Саудовской Аравии входит в компетенцию МВД. Должность министра внутренних дел в Саудовской Аравии всегда считалась одной из ключевых и на нее назначались лица, наиболее приближенные к королю и только представители династии Сау-дидов. Так, например, долгое время этот пост занимал наследный принц Фахд ибн Абд аль-Азиз. В состав МВД входят: генеральный директорат обществен-ной безопасности, который контролировал национальную полицию; директорат охраны побережья и пограничной полиции; директорат пожарных бригад и ге-неральный директорат раследования уголовных дел. Отдельно существовал де-партамент внутренней разведки. В Мекке в 1960 г. был создан полицейский колледж. Важную роль в правоохранительной деятельности играла королевская Национальная гвардия, которая помогала полиции в поддержании безопасности и порядка. Члены Национальной гвардии набирались из «благородных племен», тогда как полиция и армия рекрутировались из всех групп населения. Помощь правоохранительным органам оказывали также армейские части, которые регу-лярно патрулировали портовые районы, помогали полиции и Национальной гвардии поддерживать порядок во время рамадана и хаджа.
Религиозно-бытовая регламентация в государстве осуществляется с по-мощью Лиги охраны веры и нравственности, организации во многом напоми-нающей полицию. Главная задача Лиги – направление королевства по пути ваххабизма. Специальные блюстители – мухтасибы контролируют выполнение гражданами всех религиозных предписаний и наказывают нарушителей.
Столь сильное влияние шариата, причем шариата в начальных формах, на государственно-правовую систему в Саудовской Аравии связано с тем, что вах-хабитское учение признает каноны, выработанные в первые три века ислама. Все, что появилось в исламе после этого, отвергается как вероотступничество. Саудовские правоведы пытались искать решение проблем XX в. в традициях VII, VIII, IX вв., но неизбежно оказывались в тупике. Кроме того, ваххабиты придерживаются ханбалитского толка, который не приемлет иджтихад.
Однако, многие аспекты современной юридической деятельности не рег-ламентируются шариатом вообще, либо запрещаются (например, запрещение взимать процент с ссуды). В условиях экономического и промышленного подъ-ема Саудовской Аравии необходимо было “примирить” шариат с требованиями современного общества. Саудовские улемы нашли выход – в соответствии с классификацией правоведов раннего ислама, все человеческие действия разби-вались на 5 категорий: 1) те, которые Аллах четко требовал; 2) рекомендовал; 3) был безразличен; 4) осуждал; 5) запрещал. Государство выбрало область за-конодательства 3-й категории, когда Аллах оставался безразличным. Используя эту лазейку, в Саудовской Аравии уже с 20-х гг. стали вводиться “низамы” – уставы или “марсумы” – королевские декреты, которые формально законами не считались, но фактически были ими. Саудовские суды, основанные на шариате были вынуждены передать часть функций торговым и промышленным палатам.
Сначала все ситуации, не охваченные шариатом рассматривались на ос-нове османского гражданского законодательства периода танзимата, затем по-степенно сложилась собственная система права, которая регулировала подоб-ные вопросы.
Саудовская Аравия – унитарное государство, абсолютная теократиче-ская монархия. Административное деление – 13 административных округов (провинций). Король выступает олицетворением власти Саудитов и ему исто-рически принадлежит лидирующая роль в политической жизни общества. Еще в XVIII в. клан Саудитов в союзе с Мухаммедом Ибн Абд аль Ваххабом и его последователями начал объединительное движение, которое завершилось в 1902 г. установлением господства Саудитов над Эр-Риядом – нынешней столи-цей Саудовской Аравии. В 1932 г. процесс объединения был официально за-вершен провозглашением Королевства Саудовской Аравии.
Особое положение семейства Саудитов закреплено Основным низамом о власти 1992 г. – актом конституционного характера. В соответствии с ним, власть в стране принадлежит потомкам короля-основателя Абдель Азиза Аб-дель Рахмана аль Фейсала аль Сауда по мужской линии.
Главой государства является король. Он одновременно занимает посты председателя Совета министров и верховного главнокомандующего вооружен-ными силами. Он вправе объявлять войну, чрезвычайное положение и всеоб-щую мобилизацию, назначать все ответственные гражданские, военные и ди-пломатические должности. Совет министров рассматривается в качестве органа исполнительной и регламентарной власти. Он формируется Кролем, перед ко-торым несет ответственность. Совет министров совместно с Королем фактиче-ски осуществляет законодательные функции: одобренные им низамы (регла-менты) вводятся в действие королевскими декретами и обладают силой закона. Организация и деятельность Совета министров регулируется специальным ни-замом 1958 г.
Консультативный совет, организация которого регулируется специ-альным низамом 1992 г., является совещательным органом, высказывающим свое мнение по проектам низамов, подготовленных Советом министров. Он на-значается Королем в составе председателя и 60 членов сроком на 4 года. Кон-сультативный совет также высказывает свое мнение по проектам планов соци-ально-экономического развития, обсуждает отчеты министров и международ-ные договоры и соглашения.
Деятельность политических партий и профсоюзов в Саудовской Аравии официально запрещена.
Саудовская Аравия – родина ислама. Мусульманское право здесь никогда не уступало своей господствующей роли. С момента возникновения ислама в 7 в. и вплоть до образования Королевства Саудовской Аравии в 1932 г. мусуль-манское право являлось основой правовой системы страны, хотя и взаимодей-ствовало с местными традициями и обычаями. Распространение власти Осман-ской империи на некоторые районы Саудовской Аравии сопровождалось вве-дением части османского законодательства, которое сохранялось в течение ря-да лет и после образования Королевства. Некоторые из принятых до 1932 г. ак-тов действуют в Саудовской Аравии до сих пор (например, выполняющий роль торгового кодекса Закон о торговым суде 1930 г.).
В настоящее время правовая система страны продолжает полностью ори-ентироваться на мусульманское право, что закреплено Основным низамом о власти, в соответствии с которым высшими законами страны являются Коран и Сунна, а власть черпает свои полномочия из этих источников, стоящих над всеми принимаемыми в стране правовыми актами. С учетом этого принципа можно выделить три основных элемента правовой системы.
Первый представлен собственно мусульманским правом, которое остает-ся в целом некодифицированным и действует в традиционной форме доктрины. Причем если до образования Королевства саудовским судам было предписано применять ханбалитскую доктрину (категорически отвергает аналогию как ис-точник права), то в настоящее время они не связаны каким-либо определенным толком.
Вторым элементом является законодательство, прямо закрепляющее му-сульманские правовые нормы (например, о закяте, вакфах или ведомстве жа-лоб).
Третий элемент – нормативно-правовые акты, посвященные вопросам, ко-торые традиционно мусульманское право не регулировало. Такие акты рас-сматриваются в качестве формы решения процедурных и организационных вопросов, необходимых для действия мусульманского права.
Принятая в стране официальная концепция правотворчества исходит из того, что единственным законодателем является Аллах, воля которого выраже-на в шариате (Коране и Сунне), а государство осуществляет нормотворческие функции лишь в его рамках. Поэтому действующие в стране правовые акгы именуются низамами, т.е. регламентами, а принимающие их органы рассматри-ваются в качестве регламентарной власти.
Действие всех низамов поставлено в зависимость от их непротиворечия мусульманскому праву. Эти же принципы прослеживаются в подходе к правам и свободам человека. Так, согласно Основному низаму о власти, государство защищает права и свободы человека в соответствии с шариатом, а саудовское общество строится на основе строгого следования всех его членов воле Аллаха, на их взаимном сотрудничестве в творении добра и благочестии, их тесной со-лидарности и недопущения раскола между ними, что предписано Кораном. Среди гарантированных Основным низамом о власти отсутствуют такие фун-даментальные права, как свобода вероисповедания, мнений, собраний, полити-ческого участия.
В Саудовской Аравии действует структура, призванная следить за стро-гим соблюдением норм мусульманского права как государственными органами, так и подданными. К ней, например, относится Совет крупнейших улемов, воз-главляемый Генеральным муфтием Саудовской Аравии, а также Комитет по контролю за соблюдением предписаний шариата. Совет крупнейших улемов состоит из 20 улемов – высших религиозных теоретиков, особо почитаемых знатоков Корана. Этот орган уполномочен официально толковать мусульман-ское право, фактически создавая новые правовые нормы.
Принципиальная зависимость правовой системы Саудовской Аравии от мусульманского права не препятствует заимствованию законодательства запад-ного образца, прежде всего, в сфере делового оборота, финансов, банковского дела, патентного и авторского права. В раде сфер (например, интеллектуальная собственность, международный коммерческий арбитраж) Саудовская Аравия целиком восприняла нормы международных конвенций и законодательства за-падных стран.
В области гражданского права центральная роль принадлежит мусуль-манскому праву и низамам, не противоречащим положениям шариата. Мусуль-манское право весьма строго охраняет право частной собственности, устанав-ливает принцип святости заключенного договора. В то же время оно запрещает взимание процента по денежным ссудам. Этот запрет, однако, нередко игнори-руется на практике. Возмещение вреда, причиненного личности, основано на принципе «выкупа за кровь».
По вопросам личного статуса продолжают применяться некодифи-цированные положения мусульманско-правовой доктрины, закрепляющие полигамию, главенствующую роль мужа в брачно-семейных отношениях и т.п.
В коммерческой сфере принят и действует ряд низамов, использующих зарубежный опыт с учетом основополагающих принципов мусульманского права. Так, действует низам о торговом суде 1930 г., по существу торговый ко-декс, основу которого составляет Османский торговый кодекс 1850 г., в свою очередь базирующийся на французском торговом кодексе. Единственное суще-ственное отличие саудовского низама от Османского кодекса состоит в запрете взимания ссудного процента. Кроме того, в сфере торгового права действуют низами о компаниях и о коммерческих бумагах. Вексельное законодательство основано на Женевском Единообразном вексельном законе. В 1996 г. был при-нят низам о банкротстве. Отношения интеллектуальной собственности регули-руют низамы о патентах, об авторских правах, о торговых марках. В 1994 г. ко-ролевство присоединилось к Всемирной организации об авторском праве.
Низам об иностранных инвестициях был принят в 1978 г.: иностранные и местные предприниматели имеют право свободно создавать частные предпри-ятия и занимаются любой не запрещенной деятельностью. Национальный ре-жим не распространяется на иностранных инвесторов в ряде сфер деятельно-сти (общественное питание, производство электроэнергии, торговля, транспорт, предприятия, связанные с национальной безопасностью). Несау-довцы не имеют права приобретать недаижимость в Саудовской Аравии, ис-ключая крайне редкие случаи. По мере развития внешнеэкономических связей в Саудовской Аравии постепенно возникают современные формы хозяйственной жизни. В 1985 г. в королевстве появился собственный фондовый рынок. С 1997 г. на него стали допускаться иностранцы.
Саудовское трудовое право запрещает профсоюзы, забастовки и коллек-тивные соглашения. Низам о труде и рабочих 1969 г. (фактически трудовой ко-декс) в ст. 48 провозглашает право на труд только для мужчин. Однако в целом предусмотренные законом условия труда достаточно благоприятны для работ-ников: запрещен принудительный труд, сверхурочный труд оплачивается по повышенному тарифу. Минимальный размер для найма – 14 лет. Саудовская Аравия не присоединилась к конвенции МОТ об охране трудовых прав. Так же, как и другие отрасли права, трудовое право базируется на нормах шариата. Например, в случае причинения рабочему увечья на производстве, суд устанав-ливает размер компенсации в виде соответствующей доли от суммы выкупа за кровь. Государственное управление в сфере труда осуществляет Министерство труда и социальных дел. Одним из основных направлений трудовой политики является приоритетное обеспечение занятости коренных саудовцев, на которых приходится лишь одна четвертая часть всей рабочей силы в стране.
Уголовное право в Саудовской Аравии остается в целом некодифици-рованным и применяется преимущественно в форме традиционной мусуль-манско-правовой доктрины. Наряду с ней действуют также принятые государ-ственными органами нормативно-правовые акты.
Мусульманские правоведы разработали классификацию правонарушений, в основу которой положены два критерия: степень определенности наказания за тот или иной проступок и характер нарушенных интересов и прав. С учетом этого все правонарушения делятся на три группы.
Первая включает в себя преступления, которые представляют наиболь-шую общественную опасность, посягают на «права Аллаха» (т.е. интересы всей мусульманской общины) и наказываются точно определенной санкцией – хадд. Вторая – объединяет преступления, которые также влекут фиксированные нака-зания – кисас, но нарушают права отдельных лиц. Третью группу составляют все иные правонарушения – тазир, которые наказываются не жестко установ-ленной санкцией и затрагивают как «права Аллаха» (к ним относятся наруше-ния всех религиозных обязанностей), так и частные интересы.
К категории хадд относятся прелюбодеяние, употребление спиртных на-питков, кража, разбой, вероотступничество и бунт. К категории кисас можно отнести убийство и телесные повреждения необратимого характера. Все ос-тальные преступления относятся к категории тазир.
В Саудовской Аравии принят ряд низамов, которые рассматриваются в качестве актов, фиксирующих наказание тазир за те преступления, в отношении которых шариат предусматривает точные неизменные меры ответственности. К таким относятся низамы, предусматривающие ответственность за гомосек-суализм, подделку документов, фальшивомонетничество и т.д. В 1961 г. в стране вступил в действие акт о наказаниях за покушение на короля и членов его семьи смертной казнью или лишением свободы на срок до 25 лет.
Основанное на шариате уголовное право Саудовской Аравии распростра-няется и на немусульман, в том числе иностранцев (известно немало случаев наказания иностранцев за преступления группы хвдд и кисас). Система наказа-ний включает в себя смертную казнь и телесные наказания. Смертная казнь применяется за целый ряд преступлений категории хадд – разбой, вероотступ-ничество, бунт, прелюбодеяние, а также кисас – умышленное убийство и тазир – например, изготовление и распространение наркотиков.
Приговор приводится в исполнение публично путем отсечения головы мечом или забрасывания камнями. Смертная казнь за убийство применяется по требованию родственников потерпевшего, которые могут заменить это наказа-ние на «выкуп за кровь» (дийя), который составляет 45 тыс. реалов. За телесные повреждения различной тяжести предусмотрена выплата потерпевшему части данной суммы.
Телесные наказания применяются за некоторые преступления группы хадд (например, за употребление спиртных напитков и наркотиков предусмот-рено 80 палочных ударов), а также за преступления группы тазир в соответст-вии с положениями соответствующих низамов. Помимо обычных (болезнен-ных) применяются и членовредительские наказания. Например, за кражу пре-дусмотрено отсечение руки.
Уголовный процесс в Саудовской Аравии также основан на нормах му-сульманского права, закрепленных низамами. Характерной чертой правил уго-ловного процесса, применяемого в Саудовской Аравии является сохранение системы формальных доказательств и частно-искового обвинения. Причем де-ления процесса на уголовный и гражданский не существует. По ряду тяжких преступлений в качестве доказательства принимаются свидетельские показания и признание обвиняемого. Обвинение (или исковое требование) должно быть подтверждено двумя свидетелями-мужчинами или одним мужчиной и двумя женщинами. Для доказательства прелюбодеяния необходимо наличие 4 свиде-телей-мужчин или признание обвиняемого.
По делам о доказанных преступлениях категории хадд помилование не-возможно.
Дела о преступлениях, за которые в качестве санкции допускается смет-ная казнь, забивание камнями, отрубание руки или ноги, рассматриваются по первой инстанции. Приговоры по таким делам могут быть обжалованы в Апел-ляционный суд, который рассматривает жалобу в составе пяти судей.
В настоящее время в Саудовской Аравии действует судебная система, введенная низамом о судах 1975 г. Она включает суды первой инстанции из од-ного кади, решающего брачно-семейные дела и незначительные гражданско-правовые споры, затем общие суды в составе трех кади, рассматривающие уго-ловные, брачно-семейные и иные вопросы, а также Высший судебный совет, осуществляющий контроль над всеми мусульманскими судами и выполняющий функции высшей апелляционной инстанции по наиболее серьезным уголовным делам. Высший судебный совет состоит из 11 членов, отобранных из ведущих улемов.
Судьи назначаются королем из числа лиц, имеющих высшее религиозно-правовое образование. К судебным органам относится и ведомство жалоб, ко-торое выполняет роль административного суда, а также рассматривает любые споры, одной из сторон в которых выступает государство. В стране также дей-ствуют специализированные суды – торговые и по рассмотрению трудовых споров. Всю систему юстиции возглавляет Министерство юстиции (создано в 1970 г.) и Высший судебный совет.

Таким образом, можно сделать вывод: государственно-правовая система в Иране прошла несколько этапов развития: от теократического к светскому и обратно к теократическому. Несмотря на довольно долгий «светский» период, традиции оказались сильнее реформ, и в итоге Иран превратился в исламскую республику, основанную на принципах шиитской государственно-правовой концепции. Возврат к теократическому государству можно объяснить особен-ностями шиизма, который не приемлет сочетания светских и духовных элемен-тов в государственно-правовой системе, не допускает не только компромиссов между светским правом и шариатом, но и даже свободного толкования собст-венных богословов-правоведов, в отличие от суннизма. Правовая система в та-ком государстве полностью основана на нормах мусульманского права шиит-ского толка. Судебная власть принадлежит только духовенству. Аналогичные процессы наблюдаются и в Саудовской Аравии, также являющейся теократиче-ским исламским государством. Разница между ними в том, что Саудовская Аравия – абсолютная монархия, государственно-правовая система которой ос-новывается на суннитско-ваххабитской концепции. Но, в отличие от Ирана, ко-торый длительное время имел светскую форму правления, Саудовская Аравия с момента образования и до сегодняшнего дня являлась теократическим государ-ством. В целом для обоих государств характерна всеобъемлющая власть духо-венства, которое, отстаивая свои позиции нередко использует шариат в качест-ве инструмента политической борьбы. В первую очередь это относится к уго-ловному праву. Любому запрету придается форма уголовно-правовой нормы. Ничем не ограниченная власть духовенства ведет к произволу, применению не-соразмерно жестоких мер уголовного преследования, нарушению естественных прав человека. Однако, следует отметить, что такие процессы происходят то-гда, когда правительство начинает использовать ислам в политических целях.

§ 3. Афганистан
Исламское Государство Афганистан (ИГА) – государство в Юго-Западной Азии. Терри-тория – 652,2 тыс. кв. км. Столица – г. Кабул. Население – 18,6 млн. чел.: пуштуны, таджики, узбеки, хазарейцы, казахи, туркмены и др. Официальные языки – пушту и дари. Государственная религия – ислам суннитского толка.
Первое централизованное государство на территории Афганистана – Дурранийская держава – образовалась в середине XVIII в. В ходе англо-афганских войн 1838-1842, 1878-1880 и 1919 гг. страна отстояла свою государ-ственность. В 1919 г. Афганистан освободился от британского контроля и стал независимым. С 1923 по 1973 г. являлся конституционной монархией. После свержения короля М. Захир Шаха в 1973 г. была провозглашена Республика Афганистан.
В апреле 1978 г. Народно-демократической партией Афганистана был со-вершен революционный переворот («Апрельская революция»). К власти при-шли левые прокоммунистические силы, страна получила название Демократи-ческая Республика Афганистан. Радикальные преобразования в социалистиче-ском духе привели к гражданской войне. В апреле 1992 г. оппозиционные силы заняли Кабул, что означало конец народно-демократического режима. Страна была провозглашена Исламским Государством Афганистан. Власть перешла к Совету Джихада (переходному совету моджахедов).
Пришедшие к власти оппозиционные группировки вскоре начали междо-усобную войну за лидирующее положение в государстве. В августе 1992 г. она переросла в широкомасштабные боевые действия. В 1994 г. в Афганистане поя-вилась новая военно-политическая сила – Движение талибов («Талибан»), вы-ступающее за полную исламизацию страны. В сентябре 1996 г. талибы заняли Кабул, а к осени 1998 г. контролировали уже большинство провинций страны. После террористических актов, совершенных на территории США, в результате последовавшей «акции возмездия», движение «Талибан» потерпело поражение и начался новый этап возрождения афганской государственности.
Афганистан – унитарное государство, которое делится на 31 провинцию.
Основной Закон нового афганского государства еще не разработан (ранее действовали конституции 1923, 1964, 1977, 1987 гг.). Стремясь закрепить свою власть, талибы объявили о разработке новой Конституции Афганистана, осно-ванной на положениях Корана и Сунны. Органы законодательной и исполни-тельной власти окончательно не сформированы.
Афганистан входит в мусульман¬скую правовую семью. Правовая сис¬тема Афганистана к началу 2000 г. находилась в состоянии хаоса. На тер¬риториях, контролируемых движени¬ем «Талибан», фактически действовали только нормы шариата в их тра¬диционном виде. В других районах страны мусульманскому праву также отводится основная роль. Мусульманско-правовые нормы всегда пользо¬вались исключительно большим ав¬торитетом среди афганского населе¬ния, особенно в тех случаях, когда они совпадали с местными традиция¬ми и обычаями.
До начала XX в. мусульманское право в Афганистане господствовало безраздельно. Сам Афганистан являл¬ся отсталым феодально-абсолютист¬ским государством с сильными пере¬житками родоплеменных отношений.
После провозглашения в 1919 г. полной независимости страны при¬шедшие к власти прогрессивные эле¬менты торговой буржуазии, помещи¬ков и чиновничества Афганистана предприняли ряд реформ, направлен¬ных на мо-дернизацию страны. В 1923 г. принята первая Конституция Афга¬нистана (Ос-новной Закон Высокого Афганского государства). Она содер¬жала «декларацию прав» афганцев. Конституция провозгласила равен¬ство всех афганских поддан-ных пе¬ред законом, гарантии личной свобо¬ды, свободы печати, тайны пере¬писки, свободы образования торгово-промышленных компаний (о свободе об-разования политических партий, обществ, союзов и собраний в ней не говори-лось), неприкосновенность пра¬ва собственности и жилища, запре¬тила всякие незаконные поборы и принудительные работы, подтверди¬ла отмену рабства и пыток. Статья 13 Конституции 1923 г. установила, что «все суды свободны от всякого вме¬шательства”, ввела гласное судопро¬изводство и предусмотрела но-вую организацию суда.
К числу важнейших социально-экономических реформ относились такие, как отмена многочисленных средневековых налогов и повинно¬стей, провоз-глашение безусловной частной собственности на землю и ее свободной купли и продажи (вклю¬чая бывшие вакуфные и государ¬ственные земли, поступившие в рас¬продажу), ликвидация таможенных барьеров в межобластной торговле и др.
Каждое либеральное новшество встречало ожесточенное сопротивле¬ние реакционного духовенства и фе¬одалов, добившихся отмены многих реформ. В 1928 г. был торжественно провозглашен примат шариата в за¬конодательстве, управлении и суде. В 1931 г. принята новая Конституция, построенная по об-разцу и на основе Конституции 1923 г. с учетом попра¬вок 1924 и 1928 гг., отно-сящихся, в частности, к религии и шариату. Тог¬да же образован двухпалатный пар¬ламент. В 1964 г. в Афганистане раз¬решена деятельность политических пар-тий.
В 1973 г. была свергнута монар¬хия и провозглашена республика, что оз-наменовало новый этап бур¬жуазных реформ. В 1977 г. принята республикан-ская Конституция, в 1975 г. — Торговый кодекс и Закон о земельной реформе, в 1976 г. — Граж¬данский и Уголовный кодексы. Эти акты широко использова-ли идеи и ин¬ституты романо-германской системы права, однако лишь в той ме-ре, в какой они не противоречили принци¬пам шариата.
После прихода к власти в апреле 1978 г. Народно-демократической пар-тии Афганистана в стране была предпринята, по сути, попытка по¬строения со-циально-экономического и политического строя, близкого к тому, который гос-подствовал в соци¬алистических странах. В числе основ¬ных направлений поли-тики режима были секуляризация всех сторон жиз¬ни, национализация про-мышленно¬сти, радикальная аграрная реформа с безвозмездной передачей земли крестьянству. В политической сфере ус¬тановилась однопартийная диктату¬ра НДПА. В ответ началось массовое вооруженное сопротивление, в основ¬ном под исламскими лозунгами.
В 1986 г. правительство НДПА про¬возгласило политику «национально¬го примирения», фактически озна¬чавшую отказ от прежнего социали¬стического и антиисламского курса. Принятие в 1987 г. на заседании Лоя Джирги (Общена-ционального собра¬ния) новой Конституции закрепило ведущую роль ислама и норм шариа¬та в государственно-правовой систе¬ме и общественно-политической жиз¬ни страны. Однако эти меры уже не могли остановить граж-данской вой¬ны, приведшей в апреле 1992 г. к па¬дению народно-демократического ре¬жима в Кабуле. В мае 1992 г. был рас¬пущен парламент, отменены все за¬коны, противоречащие шариату.
Приход в большинстве районов страны к власти (включая столицу) дви-жения «Талибан» привел к тоталь¬ной исламизации правовой системы и всех сторон общественной и личной жизни. На занятых территориях талибы запре-щали женщинам рабо¬тать, выходить одним на улицу, по¬являться в европейском платье и без чадры. Всем взрослым мужчинам предписано носить бороду. Пол-ностью было запрещено телевидение, уничтожались фотографии, портреты, карти¬ны с изображением живых существ. Действовали сотни других запретов, издаваемых специальным Департа¬ментом по надзору за соблюдением правед-ного образа жизни и борьбы со злом. В то же время с 1998 г. по¬литика талибов стала несколько смяг¬чаться (объявлено о признании пра¬ва женщин получать образование и оплачиваемую работу).
Поскольку в стране к 2002 г. по-прежнему продолжалась гражданская война, единой правовой системы на территории Афганистана не суще¬ствовало. Основным источником пра¬ва является непосредственно мусуль¬манская право-вая доктрина ханифитского толка. Вместе с тем многие племена наряду с му-сульманским пра¬вом (а нередко и в гораздо большей степени) руководствуются древними нормами своего обычного права (адата), что усиливает партикуля-ризм афганской правовой системы.
Регламентация основных сторон гражданско-правовых отношений в Аф-ганистане, прежде всего лично¬го статуса, права собственности, ис¬торически сложилось под сильным воздействием мусульманского права ханифитского толка, в частности ту¬рецкой Маджаллы (крупнейшей ко¬дификации мусульман-ского права, составленной в Османской империи в 1869—1876 гг.). Определен-ная часть исламских правовых положений ко¬дифицирована в виде свода пред-пи¬саний для судей, известного под наи¬менованием Тамасак иль Кудат.
В 1976 г. принят Гражданский ко¬декс, концепция которого была в це¬лом аналогична ГК арабских стран (Египта, Алжира, Сирии, Ирака, Иордании). Од-нако в отличие от них ГК Афганистана регулирует брачно-семейные отноше-ния, вопросы опе¬ки и наследования. Согласно ст. 1 ГК в случае «молчания» за-кона судья должен был применять мусульман¬ское право. После победы рево-люции 1978 г. принят ряд актов, направлен¬ных на преодоление феодальных пе¬режитков в брачно-семейном праве (в частности, Декрет об ограничении вы-купа за невесту 1978 г.). С падени¬ем народно-демократического режи¬ма в 1992 г. все брачно-семейное за¬конодательство утратило силу.
Регулирование коммерческих от¬ношений в Афганистане в довоенный пе-риод было основано на нормах, заимствованных преимущественно из конти-нентальной (романо-германской) правовой системы. В 1955 г. был при¬нят Тор-говый кодекс, образцом для которого послужил турецкий Торго¬вый кодекс 1926 г. В 1975 г. его сме¬нил более современный ГК. В 1943 г. был принят Закон о банк¬ротстве, в 1960 г. — Закон о торговых марках, в 1963 г. — Закон о поощ-ре¬нии инвестиций частного иностранно¬го капитала, в 1967 г. — Закон об ино¬странных и отечественных частных инвестициях. Большинство из этих актов давно утратили силу. Никакого современного регулирования экономи¬ческих отношений не существует.
На территории Афганистана до создания централизованного государства в 1747 г. уголовно-правовые отношения регулировали нормы обычного права и нормы шариата. С появлением в 1747 г. первых светских правовых актов, дей-ствовавших наряду с шариатом, начался процесс ограничения действия норм обычного права. Но полностью искоренить их влияние государству не удается и по сей день. Мусульманское уголовное право стало действовать в Афганиста-не с началом его исламизации, которая началась со второй половины VII в. По-зиции мусульманского права упрочились после создания в 1747 г. в Афгани-стане централизованного государства. С тех пор и до настоящего времени оно действует и регулирует уголовно-правовые отношения в стране наряду с нор-мами светского уголовного права, по отношению к которому занимает домини-рующее положение. В Афганистане ни один закон или подзаконный акт не должен противоречить нормам шариата. История светского законодательства в Афганистане начинается с середины XVIII в., когда Ахмад-шахом был издан Судебник. Ахмад-шах, издавая этот Судебник, преследовал следующие цели: 1) запретить господину убивать своего раба; 2) запретить действие норм обычного права на территории Афганистана; 3) повысить авторитет центральной госу-дарственной власти и ликвидировать царство правового хаоса в государстве.
С 1880 по 1919 г. в Афганистане действовали нормы мусульманского уголовного права и ряд указов и законов, изданных Абдуррахман-ханом, эми-ром Афганистана. Они имели светский характер и содержали в себе нормы ад-министративного и уголовного права. Эти законы действовали в Афганистане вплоть до 1919 г., когда Аманулла-хан начал проведение судебной реформы, закончившейся в 1929 г. Реформы Амануллы-хана преследовали следующие цели: 1) создание в Афганистане сугубо светской правовой системы; 2) ограни-чение сферы действия норм шариата. Для достижения этих целей были приня-ты следующие законодательные акты, которые стали основой светского уго-ловного законодательства Афганистана: 1) Конституция; 2) Свод законов о на-казаниях 1921 г.; 3) Свод законов о воинских преступлениях и наказаниях 1921 г.; 4) Указания Амануллы-хана судьям 1923 г.; 5) Свод законов о следственных изоляторах и тюрьмах 1923 г. Волна реакционных восстаний остановила ре-формы, а Аманулла-хан был вынужден отречься от престола. Многие светские законы были отменены. В 1929 г. после подавления восстания и прихода к власти Надир-шаха Афганистан вновь встает на путь правовых реформ. Вновь стали применяться нормы шариата. Поскольку в мусульманском праве имеется ряд пробелов в части регулирования некоторых сторон общественной жизни, в Афганистане в этот период были изданы специальные уголовные законы, регу-лирующие правоотношения, не рассматриваемые нормами шариата: Закон о должностных преступлениях и наказаниях 1962 г., Закон, регулирующий пре-ступления и наказания, связанные со взяточничеством 1972 г. В 1976 г. был из-дан Закон о наказаниях Афганистана, который действует до настоящего време-ни наряду с нормами шариата.
Принятый в период буржуазно-демократических реформ 1970-х гг. УК Афганистана 1976 г. (Закон о на¬казаниях 1976 г.) представляет собой законода-тельство, построенное на положениях континентальных систем уголовного права (прежде всего французской). Имелись однако и су¬щественные отличия — была уста¬новлена возможность применения в ряде случаев наказаний по му-суль¬манскому праву ханифитского толка (ст. 1) — за совершение таких пре¬ступлений, как убийство, разбой, употребление спиртных напитков, кража, прелюбодеяние и т.п.
По своей структуре Кодекс (523 ста¬тьи) делился на две книги, представ¬ляющие собой по существу Общую и Особенную части. Книги подразделя¬лись на главы, подглавы и статьи. Первая книга имела пять разделов:
предварительные постановления, о преступлениях, виновных лицах, на¬казании, прекращении наказания. Вторая книга состояла из трех раз¬делов: пре-ступления и проступки про¬тив общих интересов, частных лиц, нарушения.
В уголовном законодательстве Афганистана отсутствует определения по-нятие преступления и наказания, целей наказания, нет единой системы наказа-ний, а виды их разбросаны по разным законам страны. Наказания предусмотре-ны также и нормами шариата. По мусульманскому уголовному праву и свет-скому законодательству Афганистана преступления и наказания подразделяют-ся на три категории: кисас и диат, худуд, тазир. В первую категорию преступ-лений и наказаний входят кисас (кровная месть) и диат (цена крови или ком-пенсация за убийство или ранение). Они предусмотрены Кораном и назначают-ся за убийство или нанесение телесных повреждений. Вторую группу преступ-лений и наказаний составляют преступления категории худуд. Это прелюбо-деяние, клевета, мужеложство, вероотступничество, употребление спиртных напитков, кража, грабеж, разбой. Наказания за них назначаются только соглас-но нормам мусульманского права (смертная казнь, членовредительные и те-лесные наказания). Третью группу составляют преступления и наказания кате-гории тазир. Преступления этой категории посягают на общественный строй, общественную безопасность и общественный порядок. Преступления и наказа-ния этой группы регулируются Законом о наказаниях 1976 г. и рядом других светских законов. Согласно этому закону наказания делятся на основные, по-бочные и дополнительные. К основным относится смертная казнь, продолжи-тельное лишение свободы (от 15 до 20 лет), длительное лишение свободы (от 5 до 15 лет), среднесрочное лишение свободы (от 1 года до 5 лет), краткосрочное лишение свободы (от 24 часов до 1 года), штраф. Смертная казнь предусмотре-на Законом в 35 случаях.
Побочным наказанием является лишение прав и привилегий лица, осуж-денного на срок более 10 лет лишения свободы. Под «лишением прав и приви-легий» следует понимать лишение дееспособности. Данный вид наказания применяется автоматически без указания на то в приговоре суда. Дополнитель-ным наказанием является лишение прав и привилегий лица, осужденного на срок менее 10 лет. Применяется только по приговору суда.
Что касается судебной системы, то до 1919 г. все судопроизводство в Аф-ганистане находилось исключительно в руках мусульманского духовенства и шариатских судов. В процессе проведения реформ 1919-1928 гг. Аманулла-хан пытался отстранить духовенство от участия в судопроизводстве. Но традиции и авторитет мусульманского духовенства оказались сильнее. Пришедшее к вла-сти в 1929 г. правительство Надир-шаха, восстановило все права и привилегии мусульманского духовенства, но установило контроль государства над судо-производством.
В афганском судопроизводстве важное место всегда принадлежало шари-атским судам, в которых производилось разбирательство всех уголовных и гражданских дел, кроме военных. Шариатские суды подведомственны мини-стерству юстиции. Согласно ст.88 Конституции Афганистана 1931 г. все споры в шариатских судах разрешались в соответствии с ханафитским мазхабом. Одним из выражений постепенного реформирования судебной системы Афга-нистана явилось изъятие из ведения шариатских судов дел, касающихся долж-ностных преступлений чиновников, а также споров и исков, связанных с ком-мерческой деятельностью.
Важнейшим звеном судебной системы Афганистана всегда являлся Совет Улемов, функционирующий при министерстве юстиции. Он состоял из изби-раемых и назначаемых представителей высшего мусульманского духовенства. Совет Улемов занимался толкованием норм шариата и определением форм и методов применения законов шариата в современном уголовном и гражданском судопроизводстве. Деятельность Совета Улемов имела особое значение. Как уже отмечалось, в Афганистане нет и не было систематизированного уголовно-го законодательства, поэтому Совет Улемов нередко решал вопросы, связанные с определением состава преступления, установлением санкции, соответствую-щих тому или иному случаю.
В настоящее время единой судебной системы в стране нет. Судебная сис-тема, существовавшая при народно-демократическом режиме 1978-1992 гг., была разрушена. На территориях, контролируемых различными военно-политическими группировками, действуют собственные системы судебных ор-ганов. В основном это суды шариата и военные трибуналы (у талибов светских судов нет вообще). Никаких четких рамок судопроизводства не существует, за исключением традиционных исламских процессуальных правил.

Глава третья. Особенности развития стран
со смешанной государственно-правовой системой

К государствам с правовой системой смешанного типа следует отнести в первую очередь страны, население которых традиционно исповедует ислам, но в силу длительного нахождения в колониальной зависимости, ориентированные на правовые системы своих метрополий. В XIX-XX вв. в большинстве мусуль-манских стран исторически закономерной явилась замена традиционного права на правовую систему европейского образца в силу экономической и политиче-ской зависимости этих стран от Запада. В большинстве освободившихся стран действуют либо старые колониальные законы, либо новые, но подвергшиеся сильному влиянию старых. Нормы и принципы английского уголовного права лежат в основе Уголовного кодекса Северной Нигерии 1959 г. Однако, в этом по существу светском законе имеется ряд норм мусульманского права. Напри-мер, за употребление спиртных напитков (ст.403), прелюбодеяние (ст.387,388), клевету (ст.393) граждане этого государства подвергаются наказанию в виде порки в соответствии с установлениями мусульманского права. На основе принципов англосаксонской правовой системы созданы Уголовные кодексы Судана 1925, 1974 и 1983 гг., которые в сущности повторяли друг друга. Отли-чие Уголовного кодекса Судана 1983 г. от предыдущих в том, что в нем увели-чен срок тюремного заключения, отменены некоторые смягчающие обстоятель-ства, а также введены традиционные мусульманские наказания: отсечение го-ловы, рук и ног, пальцев, побивание камнями, битье палкой и плетьми. В Ираке под влиянием англосаксонской правовой системы были приняты Уголовные кодексы 1918 г., а затем на его основе Уголовный кодекс 1969 г. Основные час-ти этого кодекса построены в соответствии с доктриной деления права на част-ное и публичное. Он состоит из четырех частей: общие положения, преступле-ния против общих интересов, преступления против личных интересов, мелкие правонарушения.
Во французских колониях с 1946 г. основным источником уголовного права стал Уголовный кодекс Франции 1810 г. На его основе принят Уголов-ный кодекс Алжира 1966 г., Афганистана 1976 г.
Пересмотр и переоценка колониальных кодексов в бывших странах со-циалистической ориентации сводится к модернизации некоторых деталей при создании новых кодексов и заимствованиям некоторых принципов и норм из советской правовой системы. Правительства этих стран обращаются к исламу в своей внутренней и внешней политике, рассматривая его как часть культурной традиции своей страны и видя в нем важное средство политической мобилиза-ции мусульманских масс. Собственная государственность у большинства этих стран формировалась в период революции, а ислам использовался как идеоло-гический фактор для борьбы против колонизаторов или оппозиции. Например, в странах социалистической ориентации официальные идеологи, сотрудни-чающие с правительством религиозные деятели, стремились, используя ислам-скую аргументацию, показать верующим, что враги социализма и враги му-сульман – суть одно и то же. Верховный муфтий Сирии М. Кефтаро полагал, что между земными делами истинных мусульман и марксистов не существует никакой разницы, поскольку и те, и другие вершат благие, угодные Аллаху де-ла, заняты достойным трудом. В качестве сближения целей ислама и марксизма М. Кефтаро называл стремление последователей обоих учений к социальному равенству и прогрессу. В НДРЙ (Народная Демократическая Республика Йе-мен) ислам оказывал значительно меньшее воздействие на политическую об-становку. Но и там правительство подчеркивало идентичность или близость взглядов марксистов и мусульман на проблемы общественного развития. В Ал-жире в 1966 г. был создан Высший совет улемов, в Сирии – совет мечетей, в Афганистане в 1980 г. – Высший совет улемов. Анализ места ислама в прак-тической деятельности и идеологии стран социалистической ориентации пока-зывает, что, несмотря на развитие в 70-х гг. секуляристских тенденций, влияние ислама здесь по-прежнему сильно и устойчиво. Но не во всех указанных стра-нах влияние ислама одинаково. Например, если сравнить конституции НДРЙ и Алжира, то в первой об исламе говорится в связи с тем, что «государство охра-няет арабское и мусульманское наследие» (ст.30), в то время, как во второй ис-лам провозглашен государственной религией (ст.2). Особое значение прида-ется исламу, как государственному консолидирующему фактору в странах с не-однородной национально-этнической структурой.
В государствах с правовой системой смешанного типа наблюдается не-одинаковое сочетание норм светского и мусульманского права. В ряде стран влияние традиционного права оказывается сильнее заимствованного (Ирак, Ли-вия, Йемен), в других же, напротив, его влияние не столь значительно (Алжир, Уганда, Индонезия).
§ 1. Йемен
Йеменская Республика (ЙР) – государство на юге и юго-западе Аравийского полуострова. Территория – ок. 532 тыс. кв. км. Столица – г. Сана. Население – 17 млн. чел, в основном арабы. Официальный язык – арабский. Господствующая религия – ислам.
На протяжении веков Йемен поочередно входил в состав Аксума, Персии, Арабского халифата, Египта, Османской империи. В 1839 г. Аден (Южный Йемен) оккупировали англичане. После распада Османской империи в 1918 г. Северный Йемен провозглашен независимым королевством. В 1962 г. в резуль-тате антифеодальной революции на севере была свергнута власть имама и про-возглашена Йеменская Арабская Республика.
В 1967 г. после ожесточенной борьбы за независимость Южный Йемен стал самостоятельным государством (с 1970 г. – Народная Демократическая Республика Йемен). Руководство НДРЙ провозгласило социалистическую ори-ентацию страны. Постепенный отход от этого курса в конце 1980-х гг. открыл возможность для воссоединения обеих частей Йемена. В мае 1990 г. ЙАР и НДРЙ объединились в Йеменскую республику.
Правовая система Йемена носит смешанный характер. В целом в ней пре-обладает мусульманско-правовая традиция, хотя отдельные отрасли развивают-ся под влиянием европейского права. До создания единого государства в 1990 г. правовое развитие каждой части Йемена шло различными путями. Северный Йемен в целом придерживался мусульманского права. Ни революция 1962 г., ни последующее развитие не поколебали его основ. В 1976-1978 гг. ряд отрас-лей права был впервые кодифицирован (в частности, приняты Семейный кодекс 1978 г., Уголовно-процессуальный кодекс 1979 г., Гражданский кодекс 1979 г. и Торговый кодекс 1976 г.).
В Южном Йемене до 1967 г. основу правовой системы составляло му-сульманское и обычное право. Мусульманские судьи – кади применяли поло-жения мусульманской правовой доктрины в форме произведений авторитетных юристов (в основном шафиитского толка) или в виде нормативно-правовых ак-тов, принятых правителями полуфеодальных государственных образований (например, Уголовный кодекс султаната Куайти).
В период социалистической ориентации правовая система подверглась значительной секуляризации, хотя здесь так и не произошло полного разрыва с мусульманско-правовой традицией. Конституция 1978 г. провозгласила НДРЙ государством, выражающим интересы рабочих, крестьян, интеллигенции, мел-кой буржуазии и всех трудящихся, которые стремятся к созданию единого де-мократического Йемена и к полному решению задач национально-демократической революции, являющейся подготовительным этапом для пере-хода к строительству социализма.
В НДРЙ с начала 70-х гг. мусульманско-правовые формы были ликвиди-рованы, шариатские суды заменены светскими, а нормы мусульманского права использовались лишь в том случае, если они не противоречили конституции. С этого периода правовыми основами борьбы с преступностью в НДРЙ являются: 1) Конституция НДРЙ 1978 г.; 2) Закон № 3 от 1976 г. Уголовный кодекс НДРЙ; 3) Закон № 9 от 1984 г. о прокуратуре НДРЙ; 4) Закон № 7 от 1980 г. о судоустройстве; 5) Закон № 26 от 1981 г. о правах и полномочиях народной по-лиции.
Новый уголовный кодекс НДРЙ был принят в марте 1976 г. Заметное влияние на определение его структуры, построение отдельных институтов ока-зали социалистические системы права, в особенности советское уголовное пра-во. Он состоит из четких законодательных конструкций и лишен казуистично-сти. Делится на Общую и Особенную части. Первая часть состоит из трех глав: 1) Общие принципы; 2) Преступления; 3) Меры уголовной ответственности. Особенная часть включает в себя десять разделов и предусматривает конкрет-ные составы преступлений. Определяя задачи правоохранительных органов, а также общественных организаций по борьбе с преступностью УК НДРЙ под-черкивает (ст.ст. 4,5), что они должны принимать все меры по повышению уровня правосознания граждан для ликвидации причин и условий, способст-вующих совершению преступлений. Кодекс не сводит уголовную ответствен-ность к уголовному наказанию. Основанием уголовной ответственности по УК НДРЙ является следующее положение: «Никто не несет ответственности и не подвергается наказанию без совершения преступления, то есть общественно опасного деяния, предусмотренного законом» (ст.8). Таким образом, необходи-мым условием уголовной ответственности признается наличие объективных и субъективных признаков, характеризующих конкретное общественно опасное деяние как преступление. По мнению В.А. Лихачева, эти принципиальные по-ложения заимствованы из уголовно-правовой доктрины социалистических стран. УК НДРЙ предусматривает следующие виды наказаний: 1) решения органов общественного правосудия (возложение обязанности публично изви-ниться, возместить причиненный ущерб, устранить причиненный вред, строгое замечание); 2) наказания, не связанные с лишением свободы (общественное по-рицание, штраф, лишение права занимать определенный должности или зани-маться определенной деятельностью); 3) наказания, связанные с лишением сво-боды (принудительное привлечение к труду на общественных предприятиях, лишение свободы с отбыванием в пенитенциарном заведении). Минимальный срок лишения свободы – 3 месяца, максимальный – 10 лет, в исключительных случаях – 15 лет. (ст.ст.36-55). Ст. 37 предусматривает исключительную меру наказания – смертную казнь, которая приводится в исполнение путем расстре-ла. К смертной казни не приговариваются только беременные женщины. Коли-чество составов преступлений, за которые предусмотрена смертная казнь в УК НДРЙ довольно значительно. К смертной казни или к лишению свободы на срок свыше 10 лет приговариваются лица, совершившие преступления против государства (Главы 1, 2), против общественной собственности и национальной экономики (Глава 5). Следует отметить, что преступления против частной и личной собственности наказываются намного мягче: штрафами или лишением свободы на срок не свыше 5 лет. Здесь явно прослеживается влияние советско-го уголовного права, в котором охрана общественной и социалистической соб-ственности всегда обладала приоритетом по отношению к охране личной соб-ственности. Следует подробнее рассмотреть преступления против личности. Умышленные убийства по УК НДРЙ подразделяются на три вида: с отягчаю-щими обстоятельствами, со смягчающими обстоятельствами, обычные. Убий-ством с отягчающими обстоятельствами считается лишение жизни из корыст-ных побуждений; двух и более лиц; с целью сокрытия или облегчения совер-шения преступления; беременной женщины; повторное или с особой жестоко-стью. Совершение убийства с отягчающими обстоятельствами влечет наказание в виде лишения свободы сроком от 5 до 10 лет или смертную казнь. К смяг-чающим обстоятельствам относятся: сильное душевное волнение, вызванное провокацией со стороны потерпевшего; детоубийство; убийство при превыше-ние пределов необходимой обороны. Подобные деяния наказываются лишени-ем свободы на срок от 4 до 5 лет. Все остальные варианты убийств можно отне-сти к обычным, неквалифицированным убийствам, совершение которых влечет наказание в виде лишения свободы до 10 лет. Ответственность за причинение телесных повреждений дифференцируется в зависимости от умысла и тяжести последствий. Если подобное деяние имело тяжкие последствия, возможно при-менение тюремного заключения. За легкие телесные повреждения могут быть назначены штраф, условное осуждение и принудительное привлечение к труду на общественных предприятиях. Норм мусульманского права или норм, ссы-лающихся на мусульманское право УК НДРЙ 1976 г. не содержит. Его содер-жание, структура и принципы свидетельствуют о том, что кодекс создавался по европейскому образцу, ориентируясь преимущественно на социалистическую правовую систему.
Организационно-правовой основой борьбы с преступностью в Народной Демократической Республике Йемен является Закон № 26 «О правах и полно-мочиях народной полиции». Ст. 3 этого закона гласит: «Народная полиция в качестве органа единой национально-демократической государственной власти осуществляет функции по охране общественного порядка и безопасности». В обязанности народной полиции входит: пресечение преступлений и других правонарушений, принятие мер по их выявлению и предупреждению; борьба с преступностью и другими правонарушениями, принятие мер, способствующих ликвидации причин и условий их совершения; защита жизни и безопасности граждан, собственности; обеспечение соблюдение правил пересечения границы НДРЙ, пресечение контрабанды; регулирование дорожного движения; охрана общественного порядка и безопасности на транспорте; охрана мест заключе-ния; принятие мер противопожарной безопасности и тушение пожаров; обеспе-чение паспортного режима; контроль за соблюдением правил обращения с оружием, взрывчатыми, ядовитыми и наркотическими веществами; обеспече-ние соблюдения правил торговли алкогольными напитками (ст.10). Из вышеиз-ложенного следует, что полиция в НДРЙ является не только органом борьбы с преступностью, но также пограничной и противопожарной службой, органом исполнения наказаний. Полиция обладает определенным кругом полномочий для осуществления своих обязанностей. Это возможность проведения обыска и досмотра, проникновения в жилые помещения, задержания, применения физи-ческого принуждения (ст.ст.19-22) и огнестрельного оружия в случаях преду-преждения и пресечения преступлений, представляющих значительную обще-ственную опасность или пресечения побега. Запрещено применение оружия только в отношении несовершеннолетних и беременных женщин (ст.23). Ника-ких ссылок на традиционные и шариатские методы борьбы с преступностью в Законе НДРЙ «О правах и полномочиях народной полиции» нет.
В объединенном Йемене (Йеменской Республике) приверженность му-сульманскому праву закреплена в ст. 3 Конституции, согласно которой шариат – источник всего законодательства. Однако на практике мусульманское право господствует далеко не во всех отраслях правового регулирования. В течение первых лет после объединения сохранялся дуализм правовых систем, посколь-ку ранее принятое в каждом из государств законодательство продолжало дейст-вовать на соответствующих территориях страны. Однако к середине 1990-х гг. в целом сложилась единая правовая система на базе нового законодательства.
В настоящее время Йемен – унитарное государство. Административно-территориальное деление – 17 провинций. Провинции делятся на кады, кады – на нахии.
В 1991 г. на общенациональном референдуме принята Конституция. В сентябре 1994 г. в нее внесены многочисленные поправки, в результате чего в настоящее время действует Конституция 1994 г., которая существенно отлича-ется от редакции 1991 г. Она, в частности ввела институт президентства.
По форме правления Йемен – смешанная республика. Политический ре-жим – авторитарный с элементами демократии. Многопартийная система за-креплена конституционно. Законодательная власть принадлежит Палате пред-ставителей (парламенту), в состав которого входит 301 депутат. В соответствии с Законом о всеобщих выборах 1992 г. депутаты избираются всеобщим прямым равным голосованием сроком на четыре года. Глава государства – Президент Республики. Он избирается на пятилетний срок непосредственно гражданами на альтернативной основе. Кандидатуры выдвигаются парламентом. Полномо-чия Президента весьма широки. Высший исполнительный и административный орган государства – Совет министров во главе с премьер-министром, которого назначает Президент. Члены Совета министров несут коллективную и индиви-дуальную ответственность перед парламентом.
Конституция Йемена закрепляет статус судебной власти как автономной в судебном, финансовом и административном отношении. Генеральная проку-ратура считается одним из вспомогательных органов судебной власти. Система судов едина. Чрезвычайные суды не могут быть установлены ни при каких ус-ловиях. Судьи независимы и подчиняются только закону.
Имеются пять видов судов: уголовные, гражданские, административные, коммерческие и военные. Закон допускает существование наряду с регулярны-ми судами системы «племенной юстиции», действующей на основе обычного права. Высшей судебной инстанцией является Верховный Суд Республики. В качестве органа управления судами Конституция предусматривает Высший Су-дебный Совет, который обеспечивает гарантии судебной власти в отношении назначения, продвижения по службе, осуществления полномочий и отставки судей. Совет рассматривает и утверждает судебный бюджет, который затем включается в качестве отдельной строки в общий бюджет государства.
§ 2. Алжир
Алжирская Народная Демократическая Республика (АНДР) – государство в Северной Африке. Территория – 2382 тыс. кв. км. Столица – г. Алжир. Население – 28,2 млн. чел., в основ-ном – арабы, живут также берберы. Официальный язык – арабский. Господствующая религия – ислам суннитского толка.
На протяжении своей истории Алжир находился под господством Карфа-гена, Рима, вандалов, Византии. В VII в. захвачен арабами. В начале XVI в. вошел в состав Османской империи. С 1830 по 1962 г. был колонией Франции. Национально-освободительная война, начатая 1 ноября 1954 г., завершилась провозглашением независимости Алжира в июле 1962 г.
Алжир – унитарное государство. Административно-территориальное де-ление – 48 вилай (провинций). Действует Конституция 1989 г. в редакции 1996 г. (третья по счету с 1963 г.). Политическая система Алжира находится в про-цессе трансформации от однопартийного режима социалистической ориента-ции к многопартийной демократии, сочетающей ценности ислама и западного конституционализма. До 1989 г. единственной легальной партией в стране был созданный в 1954 г. Фронт национального освобождения (ФНО). После приня-тия в июле 1989 г. Закона о политических ассоциациях началась активная лега-лизация партий различной ориентации. В январе 1991 г. состоялись первые в истории страны выборы в парламент на многопартийной основе, на которых наибольшего успеха добились радикальные исламисты. Чтобы предотвратить полную исламизацию страны, военные совершили государственный переворот. Новое правительство аннулировало результаты выборов, запретило в 1992 г. главную организацию фундаменталистов – Исламский фронт спасения и ввело чрезвычайное положение. В ответ исламисты перешли к массовому террору против властей и партизанской войне. До 1997 г. страна существовала без пар-ламента (часть его функций выполнял назначаемый орган).
В ноябре 1996 г. в ходе национального референдума в действующую Конституцию внесены изменения: существенно расширены права главы госу-дарства, создана вторая палата законодательного органа – Совет нации, запре-щено формирование партий на религиозной, языковой, расовой, половой, кор-поративной или региональной основе. В результате окончательно утвердилась такая форма правления как суперпрезидентская республика.
Законодательная власть осуществляется парламентом, состоящим из двух палат – Национального народного собрания и Совета нации. Конституция ха-рактеризует его не как высший орган государственной власти, а в качестве ор-гана, осуществляющего только законодательную деятельность. В целом алжир-ский парламент занимает подчиненное место в системе органов власти. Глава государства и исполнительной власти – Президент Республики, избираемый непосредственно гражданами сроком на пять лет. Он может быть переизбран только один раз. Президенту принадлежит ведущее место в политической сис-теме страны. Согласно ст. 70 Конституции, он воплощает единство нации, яв-ляется гарантом Конституции, представляет государство в пределах страны и за рубежом и осуществляет «высшую власть в пределах, установленных Консти-туцией». В целом полномочия Президента весьма широки. Исполнительную власть под руководством Президента осуществляет правительство. Совет ми-нистров состоит из премьер-министра и министров, назначаемых и смещаемых Президентом. Президент председательствует в Совете министров, причем это полномочие не может быть им передано премьер-министру, пост которого но-сит административный, а не политический характер.
Правовая система Алжира носит смешанный характер, большинство от-раслей законодательства основаны на французской правовой традиции, а во-просы личного статуса (брак, семья, наследование) и некоторые другие регули-руются мусульманским правом.
До 1830 г. в Алжире применялось только мусульманское право. Фран¬цузское законодательство было как бы наложено на существовавшую правовую систему, в одних вопросах заменив мусульманское право, а в других действуя параллельно с ним как персональное право европейцев. Уже в 1834 г. в Алжире были приня¬ты Гражданский и Торговый кодек¬сы по французскому образцу.
После получения Алжиром неза¬висимости в 1962 г. французское пра¬во, за некоторыми изъятиями, оста¬валось в силе. Специальным законом от 31 де-кабря 1962 г. была предусмот¬рена возможность использования в Республике законодательства ко¬лониального периода, за исключени¬ем актов, противоре-чивших сувере¬нитету алжирского народа и имевших колониальный и дискри-минационный характер. В некоторых гражданско-правовых вопросах сохранял-ся дуа¬лизм французского и мусульманского права, что создавало большие про¬блемы для правоприменения.
Сильнейшее влияние на развитие алжирской правовой системы оказа¬ли социалистические идеи, причем как в арабо-мусульманской, так и советской трактовке. Первая Консти¬туция Алжира, принятая в 1963 г., закрепила победу сторонников курса на социалистическую ориентацию и провозгласила сущест-вование в стра¬не однопартийной системы. Един¬ственной политической партией был объявлен ФНО, которому Конститу¬ция предоставила право определять всю национальную политику и даже осуществлять прямой контроль за деятельно-стью правительства. На тех же принципах была построена Кон¬ституция 1976 г.
Помимо государственного права политика социалистической ориента¬ции проявилась в сфере экономичес¬кого, социального и трудового зако¬нодательства. В частности, весьма оригинальный характер носили эксперимен-ты по созданию самоуправляющихся предприятий в промышлен¬ности и сель-ском хозяйстве (в 1971 г. принята Хартия социалистического управления пред-приятиями).
В 1960—1970-е гг. в Алжире про¬ведена большая работа по принятию на-ционального законодательства, по¬степенно заменившего старые фран¬цузские кодексы. В 1966 г. приняты новые УК, УПК и ГПК, в 1975 г. — новый ГК и но-вая редакция УК. С июля 1975 г. в Алжире официаль¬но запрещено применение колони¬альных законов. Новое алжирское за¬конодательство по-прежнему осно-вы¬валось (в «классических» отраслях) на французских кодексах, значительно измененных в соответствии с социа¬листическими правовыми концепци¬ями, в том числе заимствованными у СССР. В области семьи, брака и других вопросах личного статуса прочные позиции сохранились за мусульманским правом. В 1984 г. был принят Кодекс о семье, основанный на исламских принципах.
В конце 1980-х гг. в развитии пра¬вовой системы Алжира наметился но¬вый коренной поворот, связанный с отказом от прежних установок в пользу идеологического и политичес¬кого плюрализма. В Конституции 1989 г. в отли-чие от предыдущей (1976 г.) отсутствуют положения о со¬циалистическом вы-боре, руководя¬щей роли партии (ФНО), примате го¬сударственной собственно-сти над ча¬стной. Впервые в истории страны предусмотрен принцип разделения властей, закреплена многопартийная система. Одновременно наметился отказ от жесткого хозяйственного планирования и искусственного ог¬раничения част-ного капитала. Все это означало восстановление в пра¬вовой системе Алжира фундамен¬тальных принципов, характерных для романо-германской правовой се¬мьи. При этом новое конституцион¬ное и иное законодательство Алжи¬ра в значительной мере воспроизво¬дит французские модели, что сви¬детельствует о сохранении тесных связей между двумя правовыми си¬стемами.
Тем не менее процесс возвраще¬ния Алжира в лоно европейской пра¬вовой культуры имеет строго опре¬деленные рамки. Конституция зап¬рещает «любую деятельность, про¬тиворечащую нормам исламской мо¬рали».
Основным источником права в Алжире являются законодательные и дру-гие нормативные правовые акты. Иерархия актов включает Конститу¬цию, орга-нические законы, обычные законы парламента, декреты Прези¬дента, исполни-тельные декреты пра¬вительства, подзаконные акты дру¬гих органов власти.
В Алжире существует институт чрезвычайного законодательства. Во время каникул Национального народ¬ного собрания или в период между сес-сиями парламента Президент мо¬жет издавать законы (ордонансы), которые должны быть представлены для утверждения обеими палатами парламента на ближайшей сессии. Президент вправе издавать такие законы на заседаниях Со-вета Мини¬стров в период чрезвычайного поло¬жения.
Согласно ст. 132 Конституции ра¬тифицированные парламентом меж¬дународные соглашения превосходят по юридической силе законы.
По вопросам личного статуса в качестве субсидиарного источника права применяются нормы шариата, к которым следует обращаться в слу¬чае «молча-ния» закона.
Частное право Алжира сохраня¬ет смешанный характер; в нем тесно пере-плетаются элементы романо-гер¬манской и мусульманской правовых культур.
До 1975 г. в Алжире действовал Французский гражданский кодекс 1804 г. В 1975 г. в стране принят соб¬ственный ГК, согласно которому все вопросы, от-носящиеся к наследова¬нию и завещанию, регулируются по мусульманскому праву и изданным в соответствии с ним законам. Кроме того, в гражданском праве Алжира допускается субсидиарное примене¬ние норм мусульманского, права в случаях, не урегулированных зако¬ном. Наконец, сам ГК закрепил в сво¬их статьях ряд положений шариата: о злоупотреблении правом, непред¬виденных обстоятельствах, аренде земли, переводе долга и др.
ГК Алжира состоит из четырех книг (1003 статьи). Книга первая (об¬щие положения) освещает вопрос о действии закона во времени и про¬странстве, в ней говорится также о физических и юридических лицах. Книга вторая состав-ляет основную часть Кодекса (ст. 53—673), она по¬священа обязательственному праву; книги третья и четвертая говорят о вещных правах. Характерная черта алжирского Кодекса состоит в том, что положения об обязательственном праве предшествуют основному ин¬ституту гражданского права — пра¬ву собственно-сти. Отличие алжир¬ского Кодекса от ГК других арабских стран заключается в том, что в нем содержится раздел (хотя и краткий) о физических и юридических лицах. В главе о физических лицах гово¬рится о приобретении правоспособ¬ности, о регистрации актов рож¬дения и смерти, об имени и фами¬лии, об изме-нении имени, о род¬ственных связях, о местожитель¬стве, о дееспособности, о недееспо¬собных и т.д. Положение юридиче¬ских лиц Кодекс регулирует еще бо¬лее кратко — всего четырьмя ста¬тьями. Статья 49 содержит перечень таких лиц (государство, вилаи, ком¬муны, предприятия, некоторые уч¬реждения, коо-перативы, объедине¬ния лиц, признанных законом юри¬дическими лицами).
Семейные отношения регулируют¬ся не ГК, а отдельным Кодексом о се-мье 1984 г., основанном на ислам¬ских нормах. Развод допускается по требова-нию любого из супругов. По¬мимо собственно семейных Кодекс 1984 г. регули-рует отношения насле¬дования, дарения, вакфы. В отноше¬нии последних дейст-вует также спе¬циальный закон.
Развитие экономического законо¬дательства в Алжире на протяжении 1960—1970-х гг. протекало в рамках концепций социалистической ориен¬тации. В независимом Алжире были национализированы природные ре¬сурсы, про-мышленность, транспорт и банки. Главенствующие позиции в экономике занял госсектор (около 80% ВВП). Введено государственное планирование экономи-ческого разви¬тия. В то же время алжирское зако¬нодательство этого периода до-пуска¬ло и охраняло частную собствен¬ность, «если она способствует разви¬тию страны и является общественно полезной» (ст. 16 Конституции 1976 г.). В от-ношении частного сектора при¬менялся Французский торговый ко¬декс. Частные инвестиции регулиро¬вались также Инвестиционным ко¬дексом 1966 г.
В 1960—1970-е гг. были приняты многочисленные декреты и ордонан¬сы, посвященные вопросам управле¬ния государственными предприятия¬ми и произ-водственного самоуправ¬ления трудящихся (в частности, Ор¬донанс АНДР 1971 г. о социалистиче¬ском управлении предприятиями).
С конца 1980-х гг. руководство Алжира приступило к переводу хо¬зяйства на рельсы рыночной эконо¬мики. В рамках реформ расширяется самостоятель-ность государственных предприятий (Закон о государствен¬ных экономических предприятиях 1988 г.), предусматривается передача части из них в акционер-ную и частную собственность. Проводится в жизнь по¬литика активного при-влечения зару¬бежных капиталов. Сняты ограничения на иностранные инвести-ции, включая вывоз прибыли, принято решение о допуске зарубежного капи-тала в неф¬тегазовую промышленность.
В результате проведения в 1988 г. аграрной реформы государственные хозяйства социалистического типа распущены; на их основе создано около 22 тыс. мелких кооперативов. Часть земель передана крестьянам-единоличникам.
Трудовое право после 1962 г. раз¬вивалось также под сильным влиянием социалистических концепций.
Гражданский процесс в Алжире регулируется ГПК 1966 г., который ввел суммарный процесс по всем гражданским делам, установив при этом обяза-тельную предварительную стадию примирения. Упрощение гражданского про-цесса в Алжире непосредственно связано с попыткой отойти от традиционного западного принципа состязательности, согласно которому суд вправе выносить решение по делу только на основе материалов, представленных ему сторонами, а бремя доказывания полностью лежит на сторонах процесса. В Алжире судья из фактического арбитра превратился в активного участника процесса, наде-ленного большими полномочиями в области сбора и оценки доказательств как на стадии досудебной подготовки дела, так и в судебном заседании.
До 1963 г. в Алжире действовал УК Франции 1810 г., который формально был утвержден в качестве алжирского Кодекса ордонансом от 14 октября 1963 г. Новый Уголовный кодекс был принят 8 июня 1966 г. Он также составлялся также под влиянием французского, о чем, в первую очередь, говорит его струк-тура. Кодекс разбит на Общую и Особенную части, в каждую из которых вхо-дят по две книги. Книги делятся на разделы, разделы – на главы, главы – на от-деления, отделения – на статьи. В Общую часть включены предварительные постановления. Особенная часть посвящена рассмотрению различных видов преступлений и проступков. В кодексе ничего не говорится об экономических преступлениях. После принятия Уголовного кодекса был принят специальный закон – ордонанс № 66-180 о создании специальных судов для рассмотрения дел о правонарушениях, посягающих на экономику. В этом законодательном акте собраны все составы экономических преступлений и посягательств на го-сударственную и общественную собственность.
Алжирский Уголовный кодекс сохраняет французскую трехчленную классификацию преступных деяний на преступления, проступки и нарушения. В отличие от уголовного законодательства многих арабских стран УК 1966 г. практически не испытал влияния мусульманского права. Неоднократные по-пытки включить в него нормы мусульманско-правового характера пока не по-лучили поддержки.
По Уголовному кодексу смертная казнь предусматривается более чем за 30 преступлений. Это ряд преступлений против государственной безопасности, такие как измена и шпионаж; хищения, причиняющие существенный вред высшим интересам нации; некоторые преступления против личности и имуще-ства, например, преднамеренное убийство; насилие при совершении другого преступления; вооруженный грабеж и поджог, а также за различные воинские преступления и за преступления, совершенные военнослужащими в военное время.
Следует подробнее рассмотреть преступления против личности. В алжир-ском законодательстве, подобно законодательству всех стран, подвергшихся влиянию французского уголовного права, общее понятие убийства отсутствует. Умышленное убийство выступает в трех видах: простое, квалифицированное и привилегированное. Простым считается умышленное убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Наказывается подобное деяние пожизненным за-ключением (ст.263 УК Алжира). Под отягчающими обстоятельствами закон понимает такие обстоятельства как «убийство с предумышлением»; из засады; сопровождаемое пытками и другими варварскими актами; отцеубийство; от-равление; убийство, которое предшествовало совершению какого-либо другого преступления. Квалифицированное умышленное убийство карается смертной казнью, т.е. в данном случае закон предусматривает абсолютно-определенную санкцию. Следует отметить, что отцеубийство признается отягчающим обстоя-тельством даже в том случае, если убитый, являясь деспотом и тираном в своей семье, систематически истязал близких. Учитывая патриархальный характер бытовой стороны жизни граждан в мусульманских государствах, подобное по-ведение главы семьи не редкость, однако, тем не менее отцеубийство во всех случаях считается отягчающим обстоятельством.
Среди привилегированных составов умышленного убийства, то есть умышленного убийства со смягчающими обстоятельствами необходимо выде-лить детоубийство; убийство, спровоцированное насилием со стороны жертвы; убийство мужем жены в случае ее супружеской неверности; убийство, совер-шенное для отражения противозаконного проникновения в жилище (ст.ст. 265-271). Если факт незаконного проникновения в жилище имел место ночью, то при таком условии убийство вообще не наказуемо. Тот факт, что в ряде афри-канских стран детоубийство относится к смягчающим обстоятельствам можно объяснить сложной демографической обстановкой и проведением курса прави-тельства на снижение уровня рождаемости. Совершение умышленного убийст-ва со смягчающими обстоятельствами влечет наказание в виде лишения свобо-ды на различные сроки.
Уголовный процесс в Алжире следует европейской континентальной мо-дели и формально основывается на международно признанных принципах и стандартах. Согласно Конституции (ст. 48) в области уголовного расследования предварительное заключение находится под судебным контролем, задержание без санкции суда не может превышать 48 часов. Специальный антитеррористи-ческий закон 1992 г. допусает задержание (до предъявления обвинения) сроком на 12 дней. Система освобождения до суда под залог отсутствует, но задержан-ный может быть освобожден, если это не будет, по мнению суда, угрожать нормальному ходу судопроизводства.
Адвокаты имеют право доступа к своим клиентам в любое время при ви-зуальном надзоре охраны. Обвиня¬емые могут представить свидетелей и доказа-тельства. Судебные процес¬сы публичны, обвиняемые имеют право апелляции. Алжирская Ассо¬циация юристов обеспечивает юриди¬ческими услугами обви-няемых, не способных оплатить их за собствен¬ный счет.
В Алжире не существует суда присяжных. Серьезные уголовные дела рассматриваются в провинци¬альных судах коллегией из трех про¬фессиональных судей и четырех на¬родных заседателей. Негативное воздейст-вие на соблю¬дение прав обвиняемых оказывает наличие в Алжире особых су-дов с упрощенными процедурами (суды го¬сударственной безопасности до 1989 г., антитеррористические суды с 1992 г.). В частности, в таких судах предус¬мотрено некоторое ограничение пра¬ва на защиту.
Правовыми основами борьбы с преступностью в Алжирской Народной Демократической Республике являются: 1) Конституция Алжира 1962 г.; 2) Уголовный кодекс АНДР 1966 г.; 3) ордонанс № 66-180 о создании специаль-ных судов для рассмотрения дел о правонарушениях, посягающих на экономи-ку; 4) ордонанс № 65-278 о судебной организации; 5) закон № 63-218 от 18 ию-ня 1963 г. о создании Верховного суда.
Согласно Конституции (ст. 138) судебная власть независима. Право¬судие осуществляется судьями, а также народными заседателями в предусмотренных законом случаях.
Новая редакция Конституции, принятая в 1996 г., предусмотрела иную организацию судебной системы Алжира, во многом скопированную с француз-ской. В частности, предус¬мотрено создание Государственного совета для кон-троля за деятельнос¬тью администрации и Высшего госу¬дарственного суда для рассмотрения актов, которые могут быть квалифи¬цированы как измена со сто-роны Пре¬зидента Республики, а также для рассмотрения преступлений, совер¬шенных главой правительства при выполнении им своих функций.
Систему общих судов возглавляет Верховный Суд, который обеспечи- вает единообразное применение за¬конов во всех частях страны. В его составе имеются специальные отде¬ления для различных категорий дел (гражданских и коммерческих, соци¬альных и трудовых, уголовных). Суд имеет апелляционную власть по ре¬шениям суда более низкого уровня. Верховный Суд может прове-рять ре¬шения нижестоящих судов только по вопросам процедуры, но не по су¬ществу спора. Отмененные решения возвращаются в нижестоящие суды для пересмотра дела.
Среднее звено образуют провин¬циальные суды, рассматривающие апел-ляции на приговоры местных трибуналов, а также более серьез¬ные уголовные дела по первой ин¬станции. Местные трибуналы, состав¬ляющие низовое звено судебной си¬стемы, рассматривают по первой инстанции гражданские споры и ме¬нее серьезные уголовные дела.
Военные суды рассматривают дела о преступлениях военнослужащих и преступлениях против национальной безопасности (шпионаж). Они состоят из трех гражданских судей и двух военных судей. Один из гражданских судей председательствует.
В декабре 1992 г. были учрежде¬ны специальные антитеррористичес¬кие суды с гражданскими судьями, рассматривающие дела, непосред¬ственно свя-занные с терроризмом.
В отличие от большинства араб¬ских стран в Алжире отсутствуют специ-альные шариатские суды, ко¬торые были упразднены в 1963 г., но му¬сульманское право может применяться ме¬стными трибуналами.
Государственный совет является высшим органом в системе админи¬стративной юрисдикции.
Трибунал конфликтов разрешает споры о компетенции между Верхов¬ным Судом и Государственным советом.
Судьи назначаются исполнительной ветвью власти и несут ответствен¬ность перед Высшим Советом Маги¬стратуры (ВСМ) — специальным ор¬ганом для управления судейским со¬обществом. ВСМ заседает под пред¬седательством Президента Республи¬ки. Он решает вопросы о назначении, перемещении и продвижении судьи по службе. ВСМ дает консультации по вопросам помило-вания, осуществ¬ляемого Президентом Республики.
Специальным органом конституци¬онного контроля в Алжире является Конституционный Совет, модель ко¬торого также заимствована у Фран¬ции. Он состоит из девяти членов, три из которых (в том числе председатель) назнача-ются Президентом Республи¬ки, по два избираются Национальным народным собранием и Советом нации, по одному — Верховным Судом и Го¬сударственным советом. Срок полно¬мочий всех членов КС — шесть лет без права повторного назначения или избрания.
Помимо собственно контроля за конституционностью нормативных актов и международных соглашений Конституционный Совет проверяет законность референдума, президент¬ских и парламентских выборов и объявляет их резуль-таты. Если Кон¬ституционный Совет полагает, что норма законодательного или иного правового акта неконституционна, она теряет силу с момента принятия решения Советом. Признанное некон¬ституционным соглашение не может быть ратифицировано.

Таким образом, можно сделать вывод, что источники права в рассматри-ваемых странах отличаются разнообразием. Но ведущую роль среди них, как правило, играют нормативно-правовые акты, принимаемые посредством право-творческой деятельности государственных органов. С одной стороны эти акты составляют систему законодательства, а с другой нередко воспринимаются тра-диционным сознанием как часть мусульманского права. Кроме того, в некото-рых странах официально закрепляется приоритет религиозного закона по от-ношению к светскому.
Необходимо отметить, что на уголовное право и борьбу с преступностью в африканских странах нередко оказывает влияние не только религиозное, му-сульманское право, но также и обычное право и традиционные методы борьбы с преступностью, вышедшие из недр родоплеменного общества. Суеверия и не-вежество порождают преступления, связанные с колдовством, шаманством, по-клонением амулетам и фетишам, а также судебным разбирательствам путем ордалий, человеческим жертвоприношениям. Подобные процессы способству-ют принятию специальных законов. Например, ст.ст. 207, 208 Уголовного ко-декса Северной Нигерии определяют как незаконные судебные ордалии: выяс-нение виновности лица путем применения ядов, кипящего масла, огня, погру-жения в воду или выставления для нападения крокодилов. Лицо, руководящее таким процессом подлежит тюремному заключению сроком на 10 лет, а в слу-чае гибели одного из участников наказывается смертной казнью.
Г.И. Муромцев выделяет три формы влияния традиционных и религиоз-ных законов на светское законодательство. Во-первых, это прямое включение в законодательство традиционных институтов и принципов. И эта форма более других характерна для стран мусульманского Востока. Такая тенденция опре-деляется спецификой ислама, для которого характерно отождествление госу-дарства с мусульманской общиной («уммой»). В некоторых по существу свет-ских государствах Ближнего и Среднего Востока конституции провозглашают ислам государственной религией (Алжир, Тунис, Пакистан), а шариат – основ-ным источником законодательства (Сирия, Судан), либо закрепляют оба эти принципа (АРЕ, ОАЭ, Кувейт). Другой формой традиционного влияния явля-ется религиозное толкование законов, которое осуществляется улемами. Сове-ты улемов в некоторых государствах входят в систему государственных орга-нов. В качестве третьей формы традиционного влияния можно выделить влия-ние «снизу». В рассматриваемых нами государствах грань между религией и правом нередко стирается и в таких условиях в качестве своеобразного источ-ника права начинает выступать традиционное правосознание. В итоге традици-онное правосознание привносит в социально-политическую структуру элемен-ты соответствующего традиционного миропорядка.
В целом можно отметить, что в африканских странах влияние ислама на законодательство не так велико, как в странах Ближнего и Среднего Востока. Это можно объяснить следующими причинами. Ближний Восток является ро-диной ислама, население которого исповедует ислам с момента его возникно-вения. В этих же странах возникло и прошло основные этапы своего развития мусульманское право. В африканские государства ислам был принесен в ре-зультате завоевательных походов значительно позже. В это время в этих госу-дарствах существовали довольно стойкие языческие верования, которые час-тично сохранились до наших дней. Особенно это характерно для государств Центральной и Южной Африки. Население Африки было исламизировано в процессе завоевательных походов арабских халифов. Затем долгое время пра-вовые системы этих государств испытывали влияние правовых систем своих метрополий (романо-германской и англосаксонской). В итоге при формирова-нии собственного уголовного законодательства после обретения независимости решающим оказалось именно это влияние, а не мусульманское право.

Глава четвертая. Государство и право стран
исламской ориентации на территории СНГ
Мусульманское население в России всегда было значительным. Мусуль-мане были подданными Российской империи, обладали определенными права-ми и привилегиями, связанными со спецификой их религиозной принадлежно-сти. Например, разрешалось рассмотрение маловажных уголовных дел и мел-ких гражданских споров судами кадиев. Мусульмане даже имели свою фрак-цию в Государственной Думе. Февральская революция 1917 г. в России по-ставила мусульман в неопределенное положение. Легитимность власти Вре-менного правительства для них была сомнительна, поскольку не освящалась ни монархией, ни церковью, ни традицией. А хаос, воцарившийся в России в рево-люционный период, породил ощущение полного разрыва со всем тем, что оли-цетворяло в глазах мусульман прежнюю российскую цивилизацию. Но в то же время мусульмане осознавали, что на их небольшие территориальные образо-вания, которые в революционный период не были даже государствами, обяза-тельно будут претендовать Турция и Иран, исторически соперничавшие с Рос-сией за обладание ими.
Большевики, осуществляя революционные преобразования, не могли ос-тавить без внимания такой фактор как численность мусульман на территории России, которая в 1910-1923 гг. выросла до 30 млн. человек. Сплоченность и фанатизм мусульман превращали их в мощную и реальную силу. Они проявля-ли преданность царю, его правительству, признавая, что их власть освящена Богом и является, согласно исламскому вероучению, единственной и законной властью. Временное правительство не нашло подхода к мусульманам. Больше-викам необходимо было выработать определенную стратегию для привлечения мусульман на свою сторону, не нарушая в то же время атеистических принци-пов коммунизма. Перспектива создания самостоятельных государств под по-кровительством большевиков подтолкнула мусульман к переходу на их сторо-ну. В Туркестане власть перешла в руки Советов в течение двух недель, начи-ная с 28 октября 1917 г., в январе 1918 Советы победили в Крыму, в феврале-сентябре 1920 г. с помощью Красной Армии были свергнуты деспотические режимы в Хиве и Бухаре, в апреле 1920 г. – в Азербайджане.
Большевистская концепция решения исламской проблемы заключалась в постепенном привлечении мусульман путем идеологических уступок и ком-промиссов в тот период, когда мусульмане были нужны для борьбы с белой гвардией или представляли угрозу Советской власти. На этом этапе большеви-ки были вынуждены отступиться от своих атеистических принципов, разрешив существование судов шариата, мусульманских организаций и традиций на тер-ритории Советской России. Причем, они не только разрешили их существова-ние, но и всячески поддерживали и поощряли, включая в общую систему со-циалистического государства и права. К концу 20-х гг. Советская власть окреп-ла, к тому же мусульманские республики фактически и юридически были включены в состав СССР. В этой связи большевики отошли от тактики либе-рального отношения к исламу, предприняв наступление на него, наряду с на-ступлением на другие конфессии СССР. С этого времени прекратилось и ле-гальное существование шариата в СССР. Однако, фактически, во многих облас-тях, населенных мусульманами, особенно в провинциях, некоторые установле-ния шариата продолжали действовать и в советское время. Этим можно объяс-нить низкий уровень преступности среди несовершеннолетних и женщин в «мусульманских» республиках СССР, сравнительно небольшое количество со-вершенных половых преступлений. Можно предположить, что множество пре-ступлений рассматривалось неофициально, советами старейшин, аксакалами, главами рода или клана. В частности, российский правовед, доктор юридиче-ских наук В.Н. Фадеев отмечает, что при проведении им в процессе научной работы опроса различных групп населения регионов Средней Азии задавался вопрос: «Какими нормами Вы руководствуетесь в личной жизни и во взаимоот-ношениях с людьми?» Абсолютное большинство респондентов ответило: «по-мусульмански», «по заветам отцов», «по заветам пророка Мухаммада». Поло-жительные стороны религии опрошенные видят, прежде всего, в том, что она удерживает от «дурных» поступков , под которыми, на наш взгляд, понима-ются также и преступления. Это еще раз подтверждает профилактическую функцию шариата, которую он продолжал выполнять даже в СССР.
После распада СССР и образования на территории бывших советских республик самостоятельных государств существенных изменений в их право-вых системах не произошло. Конституции и законодательство остались свет-скими, подавляющее большинство норм которых были заимствованы из быв-ших советских Конституций и иных нормативно-правовых актов. В то же время в некоторых государствах СНГ, например, в Таджикистане, Кыргызста-не, Азербайджане появились оппозиционные группировки, выступающие за создание там исламских государств. Однако ни одна из них на сегодняшний день не пользуется существенной поддержкой народа.

§ 1. Азербайджан
Азербайджанская Республика – государство в восточной части Закавказья. Территория – 86,,6 тыс. кв. км. Столица – г. Баку. Население – 7,13 млн. чел.: 82,7% – азербайджанцы, живут также русские, лезгины, аварцы, татары, евреи и др. Официальный язык – азербайджанский. Религия – 94% населения составляют мусульмане-шииты.

Азербайджан имеет древнюю и богатую историю. На протяжении веков сюда вторгались арабы, турки-сельджуки, монголы. С конца XVI в. борьба за влияние в Закавказье велась между Ираном и Турцией. В результате русско-иранских войн 1805-1813 гг. и 1826-1828 гг. по Туркманчайскому мирному до-говору Северный Азербайджан (большая часть нынешнего Азербайджана) во-шел в состав Российской империи. В ноябре 1917 г. установлена советская власть. 28 мая 1918 г. провозглашена Азербайджанская Демократическая Рес-публика. 28 апреля 1920 г. в Азербайджане восстановлена советская власть. 30 декабря 1922 г. Азербайджан вошел в состав СССР, сначала в составе Закавказ-ской Советской Федеративной Социалистической Республики (вместе с Грузи-ей и Арменией), а после ее упразднения – как союзная республика. 30 августа 1991 г. Верховный Совет страны принял Декларацию о восстановлении госу-дарственной независимости на основе Акта 1918 г.
Азербайджан – унитарное государство; делится на 61 административно-территориальный район. В его состав входит Нахичеванская Автономная Рес-публика.
Действующая Конституция принята 12 ноября 1995 г. Она провозглашает Азербайджан демократической, правовой, светской республикой. Форма прав-ления – президентская республика восточного типа. Политический режим – умеренно авторитарный.
Законодательную власть в Азербайджане осуществляет постоянно дейст-вующий однопалатный парламент – Милли Меджлис, который состоит из 125 депутатов. Депутаты Милли Меджлиса избираются на основе мажоритарной и пропорциональной избирательных систем и всеобщих, равных и прямых выбо-ров. Главой государства и исполнительной власти является Президент Азер-байджанской Республики, избираемый на 5 лет путем всеобщих, прямых и рав-ных выборов. Никто не может быть избран Президентом Республики свыше двух раз. Полномочия Президента обширны. Президент создает Кабинет Мини-стров, являющийся высшим органом исполнительной власти. Кабинет Минист-ров подчиняется Президенту и ему подотчетен.
Судебную власть в Республике осуществляют только суды: Конституци-онный Суд, Верховный Суд, Экономический Суд, общие и специальные суды. Основы судебной системы закреплены в Главе VII Конституции Азербайджана и более подробно – в Законе «О судах и судьях» от 10 июня 1997 г. Применение не предусмотренных законом правовых средств в целях изменения полномочий судов и создания чрезвычайных судов запрещается (ст. 125 Конституции). В осуществлении правосудия участвуют также прокуратура и защита.
Законодательную власть в Нахичеванской Автономной Республике осу-ществляет Али Меджлис (представительный орган), исполнительную – Кабинет Министров, судебную – суды Республики. Высшим должностным лицом На-хичеванской Автономной Республики является Председатель Али Меджлиса.
Правовая система Азербайджана принадлежит к романо-германской се-мье с элементами прежнего социалистического права.
К моменту вхождения в СОСТАВ Российской империи в Азербайджане, как и во всех мусульманских государствах, действовали традиционные источ-ники шариата. Кроме того, местные правители издавали свои законы — фирма-ны. Coxpaнялось и обычное право. Судебные функции в основном осуществля-ли мусульманские судьи – кадии. В дореволюционный период изменениям под-верглись главным образом отрасли публичного права; в сфере частного, осо-бенно семейно-брачного, права продолжали действовать традиционные му-сульманские и обычно-правовые нормы.
После установления советской власти в Азербайджане произошла полная замена правовой системы пу¬тем рецепции социалистического пра¬ва РСФСР. Тем не менее в 1920-е гг. в республике сохранялись некоторые правовые осо-бенности. В 1923 г. при¬нят собственный ГК, куда были вклю¬чены разделы о брачном, семейном и опекунском праве (составлявшие в других советских рес-публиках от¬дельный кодекс). В уголовном зако¬нодательстве был закреплен ряд спе¬цифических составов преступлений, обусловленных пережитками патри¬архальных и феодальных обычаев (в 1927 г. установлена наказуемость обруче-ния не достигших брачного возраста, а также воспрепятствования женщинам посещать школы, клу¬бы и другие культурно-просвети¬тельные учреждения, в 1929 г. — на¬казуемость приема и уплаты выкупа за невесту, ответственность за воспрепятствование разведенному супругу вступать в новый брак). В 1960-е гг. в Азербайджане (как и в других субъек¬тах Союза ССР) развернулась вторая ко-дификация права, в ходе которой были приняты УК, УПК, ГК, ГПК и некото-рые другие кодексы, почти не отличавшиеся от соответствующих кодексов РСФСР.
С начала 1990-х гг. правовая сис¬тема Азербайджана переживает ко¬ренную трансформацию. Общие на¬правления реформ такие же, как и на всем постсоциалистическом про¬странстве: идеологический и полити¬ческий плюра-лизм, социально ори¬ентированная рыночная экономика, расширение прав и свобод личности и укрепление их гарантий. Одновре¬менно правовая система Азербайджа¬на стала приобретать индивидуаль¬ность, хотя ее базовые принци-пы, структура и юридическая техника по-прежнему сходны с принятыми в дру¬гих государствах — участниках СНГ. Это позволяет отнести Азербайджан к «евразийской» группе романо-германской правовой семьи, сформиро¬вавшейся на основе сравнительно однородного правового пространства Содружества.
По темпам правовых преобразо¬ваний Азербайджан занимает одно из по-следних мест на территории быв¬шего СССР: большинство отраслей права ос-новываются на старых, со¬ветских кодексах, действующих с многочисленными изменениями и до¬полнениями. Из новых приняты толь¬ко Земельный (1991 г., заменен новым ЗК 1999 г.), Хозяйственно-процессу¬альный (1992), Воздушный (1994), Водный (1997), Лесной (1997), Тамо¬женный (1997), Трудовой (1999) ко¬дексы.
Основным источником права явля¬ются законодательные и иные нор¬мативно-правовые акты. Согласно Конститу¬ции Азербайджана 1995 г. (ст. 148) система законодательства состоит из следующих нормативно-правовых актов: 1) Конституция; 2) акты, при¬нятые референдумом; 3) законы; 4) указы; 5) по-становления Кабинета Министров Азербайджанской Респуб¬лики; 6) норматив-ные акты централь¬ных органов исполнительной власти. Международные дого-воры, стороной которых является Азербайджанская Республика — неотъемле-мая часть системы законодательства страны.
Основным источ¬ником уголовного права Азербайджана по-прежне¬му ос-тается советский УК 1960 г., действующий со множеством измене¬ний и допол-нений. Развитие уголов¬ного права, как и в других бывших социалистических странах, идет по пути гуманизации, приближения к международным стандар-там, декриминализации деяний, потерявших общественную опасность в новых по¬литических и социально-экономичес¬ких условиях. В то же время в УК закре-плен ряд новых составов пре¬ступлений.
Некоторой особенностью уголовно¬го законодательства Азербайджана является сохранение в нем ответ¬ственности за ряд преступлений, от¬ражающих национальную специфику данного государства (похищение женщины с целью вступления в брак, двое- и многоженство, воспрепятствование равноправию женщины, ис¬пользование религиозных суеверий в корыстных целях и т.д.).
Важнейшим событием в истории азербайджанского уголовного права стала полная отмена смертной казни в феврале 1998 г.
Уголовный процесс по-прежнему основывается на советском УПК 1960 г., который действует с рядом измене¬ний и дополнений, но с 1990 г. принима¬ются меры по приведению уголовно-процессуального законодательства в соот-ветствие с международными ак¬тами о правах человека. Ряд важных демократи-ческих уголовно-процессуальных принципов и норм закреплен в новом Основ-ном Законе республики.

§ 2. Казахстан
Республика Казахстан – государство в центральной части Европы. Территория – 2717 тыс. кв. км. Столица – г. Астана. Население – 16,7 млн. чел., 50,6 % – казахи, живут также рус-ские, украинцы, немцы. Государственный язык – казахский, но Конституцией (ст. 7) преду-смотрено, что наряду с казахским официально употребляется и русский. Основные религии – ислам суннитского толка и православие.
Казахское ханство возникло в конце XV в. и было поделено на три жуза (племени): малый, средний и старший. К 1860 г. все три жуза присоединились к Российской империи. Советская власть была установлена в ноябре 1917 – фев-рале 1918 г. 26 апреля 1920 г. образована Киргизская АССР, ставшая частью РСФСР, 19 апреля 1925 г. переименованная в Казахскую АССР. В результате национально-государственного размежевания 1924-1925 гг. произошло объеди-нение большей части исконно казахских территорий, и 5 декабря 1936 г. Казах-стан стал советской республикой в составе СССР. Декларация «О государст-венном суверенитете» была принята в октябре 1990 г. Верховный Совет 16 де-кабря 1991 г. принял Конституционный закон «О государственной независи-мости Республики Казахстан».
Казахстан – унитарное государство. Административно-территориальное деление – 14 областей. В Казахской ССР конституции принимались в 1937 и 1978 гг., следуя образцу конституций СССР и РСФСР. Первая постсоветская Конституция принята 28 января 1993 г. Впоследствии она была заменена дейст-вующей Конституцией Казахстана, принятой на референдуме 30 августа 1995 г. (с изменениями от 7 октября 1998 г.). Согласно этой Конституции Республика Казахстан провозглашает себя демократическим, светским, правовым и соци-альным государством. Форма правления – президентская республика.
Центральное место в системе государственных органов Казахстана при-надлежит главе государства – Президенту, избираемому посредством прямых выборов при тайном голосовании сроком на семь лет. Президент обладает ши-рокими полномочиями и определяет основные направления внутренней и внешней политики государства. Законодательная власть принадлежит двухпа-латному Парламенту. Две его палаты именуются Сенат и Мажилис. Сенат из-бирается на шесть, Мажилис – на пять лет. Исполнительную власть осуществ-ляет Правительство, которое формируется Президентом и несет перед ним от-ветственность, но также подотчетно и Парламенту. Существует единая судеб-ная система, состоящая из Верховного Суда Республики, областных и прирав-ненных к ним судов, районных (городских) судов, военных судов.
Правовая система Казахстана вхо¬дит в романо-германскую правовую се-мью, образуя в ней вместе с пра¬вовыми системами России и других республик СНГ самостоятельную «евр¬азийскую» группу. На развитие кон¬ституционного права сильно повли¬яла французская доктрина.
Вплоть до 1920-х гг. на террито¬рии современного Казахстана гос¬подствовала система обычного права (адат). Оно существовало преимуще¬ственно в устной форме, что было естественно при почти сплошной неграмот-ности населения. Обычное право отличалось архаичностью и противоречиво-стью, его нормы соот¬ветствовали потребностям патриар¬хального общества ко-чевников-ското¬водов. Наиболее значительная до присоединения Казахстана к России кодификация обычаев была предпри¬нята при Тауке-хане (1680—1718 гг.). Созданная им Жеты-Жаргы (Семь уложений) не была писаным правом, а представляла собрание устных по¬словиц и изречений, которые обязан был знать каждый бий-судья, стар¬шина и аксакал казахских родов, от¬делений и ау-лов. Нормы обычного права, в том числе и Жеты-Жаргы, постоянно пополня-лись и видоизме¬нялись в процессе судебной деятельности ханов, султанов и особенно биев-судей, решения наиболее авто¬ритетных из которых становились обязательными прецедентами. Одной из форм правотворческой деятельно¬сти биев-судей были положения не¬скольких биев (эреже) о том, какими именно нормами обычного права они будут руководствоваться при рас¬смотрении опре-деленных судебных дел. Такие эреже становились источ¬никами права.
Посредством судебных прецедентов и эреже казахские бии внесли в обыч¬ное право (под влиянием мусульман¬ского духовенства) некоторые нормы шариата, жестоко каравшие за от¬ступления от требований ислама.
В советский период в Казахстане была фактически осуществлена рецеп¬ция социалистического права РСФСР и до конца 1980-х гг. официальная право-вая система Казахской ССР ко¬пировала право других союзных рес¬публик.
Как и в других бывших советских республиках, правовая система Ка¬захстана переживает коренную транс¬формацию с начала 1990-х гг. Про¬возглашенные принципы реформ: идеологический и политический плю¬рализм, социально ориентированная рыночная экономика, расширение прав и свобод личности и укрепле¬ние их гарантий.
По темпам правовых реформ Ка¬захстан занимает одно из первых мест среди бывших советских респуб¬лик. К 2000 г. здесь принят целый ряд новых кодексов: Гражданский (1994— 1999), Уголовный (1997), Уголовно-процессуальный (1997), Уголовно-исполнительный (1997), Гражданско-процессуальный (1999). Некоторые бывшие советские кодексы (о браке и се-мье, КЗоТ) были заменены новы¬ми кодифицированными законами. Новые ко-дексы и законы чаще всего концептуально совпадают с соответ¬ствующим рос-сийским законодатель¬ством, поскольку при их создании в качестве основы ис-пользуются общие модельные акты. В то же время раз¬витие казахстанской пра-вовой систе¬мы на современном этапе носит самостоятельный и достаточно творческий, оригинальный характер.
§ 3. Кыргызстан
Кыргызская Республика – государство на северо-востоке Средней Азии. Территория – 198,5 тыс. кв. км. Столица – г. Бишкек. Население – 4,8 млн. чел., 60% – киргизы, живут также русские и узбеки. Официальные языки – кыргызский и русский. Религия – ислам суннитского толка.
Территория современного Кыргызстана в XIII—XVI вв. находилась под правлением монголо-татарских ойратов, в начале XIX в. стала час¬тью Коканд-ского ханства, в 1860— 1870-х гг. — частью Российской им¬перии. Советская власть установлена в ноябре 1917 — июне 1918 г. По На¬ционально-государственному Разме¬жеванию Средней Азии 14 октября 1924 г. была обра-зована Кара-Киргиз¬ская автономная область в рамках РСФСР, ставшая с 25 мая 1925 г. Киргизской автономной областью, а с 1 февраля 1926 г. — Киргизской АССР (Конституция Киргизской АССР была принята 30 апреля 1929 г.).
5 декабря 1936 г. была образована Киргизская ССР; ее Конституция при-нята 23 марта 1937 г. С приняти¬ем Декларации о государственном суверенитете 15 декабря 1990 г. Кир¬гизская ССР переименована в Кыргызскую Республику (Кыргызстан). Независимость Кыргызстана провозгла¬шена 31 августа 1991 г.
Кыргызстан — унитарное государ¬ство. Административно-территори¬альное деление — 6 областей, 40 рай¬онов и 21 город.
Конституция Республики принята Верховным Советом 5 мая 1993 г. Су¬щественные изменения в нее внесе¬ны в 1995, 1996 и 1998 гг. по резуль¬татам референдумов. Конституция 1993 г. заменила собой Конституцию Киргизской ССР от 20 апреля 1978 г. (с изменениями).
Согласно Конституции Кыргыз¬стан — суверенная, унитарная, демокра-тическая республика, строящаяся на принципах правового светского государст-ва. По форме правления – смешанная республика с сильной президентской вла-стью.
Законодательная власть в Кыргызстане представлена двухпалатным пар-ламентом – Жогорку Кенеш. Палаты: Законодательное собрание и Собрание народных представителей избираются на пять лет. Глава государства – Прези-дент , избираемый путем прямых выборов сроком на пять лет. Исполнительную власть осуществляет Правительство. Судебную систему образуют Конституци-онный Суд, Верховный Суд, Высший Арбитражный Суд и местные суды.
Правовая система Кыргызстана входит в «евразийскую» группу романо-германской правовой семьи.
До 1920 г. на территории современного Кыргызстана господствовала сис-тема обычного права (адат) и, в значительно меньшей степени, мусульманское право. В советский период была осуществлена рецепция социалистического права РСФСР, и до конца 1980-х гг. официальная правовая система Киргизской ССР копировала право других союзных республик.
С начала 1990-х гг. правовая система Кыргызстана переживает коренную трансформацию, для которой в целом характерны те же тенденции, что и для развития правовой системы Казахстана на этом этапе.
С 1990-х гг. в Кыргызстане возрождается авторитет обычного права, применение которого осуществляется судом аксакалов. Тем не менее, это право играет достаточно ограниченную и дополнительную роль по отношению к за-конодательству.

§ 4. Таджикистан
Республика Таджикистан – государство на юго-востоке Средней Азии. Территория – 143,1 тыс. кв. км. Столица – г. Душанбе. Население – 4 млн. чел., более 60% – таджики, живут также узбеки и русские. Официальный язык – таджикский. Основная религия – ислам суннит-ского толка.

Таджики происходят от самых древних жителей Центральной Азии и как народ, имеющий богатые науку и культуру, занимают почетное место в ислам-ском мире. В 1895 г. Российская и Британская империи в целях демаркации сфер своих интересов создали буферную зону, известную как «Вахшский кори-дор», при этом Западный Пограничный Район Памира был признан частью Рос-сийской империи. Впервые годы после крушения Российской империи – в фев-рале 1917 г. – основные области современного Таджикистана оказались под управлением Бухарской Народной Советской Республики и находились под ним вплоть до 1924 г. Когда же 14 октября 1924 г. образовалась Узбекская ССР, то территория Таджикистана была включена в ее состав в качестве Таджикской Автономной Советской Социалистической Республики (Таджикская АССР). 16 октября 1929 г. ее преобразовали в Таджикскую ССР и 5 декабря 1929 г. вклю-чили в состав СССР. 9 сентября 1991 г. на сессии Верховного Совета изменено название Таджикской ССР на Республику Таджикистан и провозглашена ее не-зависимость.
После 1990 г. в Таджикистане возникло довольно большое число полити-ческих партий и движений. Многие из них выступали в защиту рыночно ориен-тированных демократических реформ. Большая свобода религии выявила зна-чительные разногласия в обществе по вопросу о том, каким должна быть роль ислама в светском государстве.
С 1992 по 1999 г. в Таджикистане велась полномасштабная гражданская война. После нескольких лет переговоров 27 июня 1997 г. заключено Общее со-глашение «Об установлении мира и национального согласия».
Таджикистан – унитарное государство. В административно-территориальном отношении делится на Ленинабадскую и Хатлонскую облас-ти, включающие 45 районов и Горно-Бадахшанскую автономную область.
Действующая Конституция (до нее были конституции Таджикской ССР 1931, 1937 и 1978 гг.) принята на референдуме 6 ноября 1994 г. В соответствии с «Общим соглашением» 1997 г. она была существенно изменена референду-мом 26 сентября 1999 г.: создан двухпалатный профессиональный парламент, увеличен срок президентских полномочий с четырех до семи лет, предоставля-лось право создавать политические партии демократического, атеистического и религиозного характера. Согласно Конституции 1994 г., Таджикистан – суве-ренное, демократическое, правовое, светское и унитарное государство (ст. 1). Закреплен принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 9). По форме правления Таджикистан – президентская респуб-лика.
Высшим представительным и законодательным органом республики яв-ляется парламент – Маджлиси Оли, который избирается сроком на пять лет. Он состоит из двух палат: Маджлиси милли (верхняя) и Маджлиси намояндагон (нижняя). Главой государства и исполнительной власти выступает Президент. Он избирается путем прямых выборов при тайном голосовании сроком на семь лет. Одно и то же лицо не может быть Президентом более одного срока подряд. Президент определяет основные направления внутренней и внешней политики государства и в целом обладает весьма широкими полномочиями. Правительст-во Таджикистана подчиняется Президенту и не несет ответственность перед парламентом. Судебная власть является независимой. Судебную систему Тад-жикистана образуют Конституционный суд, Верховный суд, Высший экономи-ческий суд, Военный суд, суд Горно-Бадахшанской автономной области, обла-стные, города Душанбе, городские и районные суды.
Правовая система Таджикистана входит в романо-германскую правовую семью, образуя в ней вместе с правовыми системами России и других респуб-лик СНГ самостоятельную «евразийскую» группу. Вплоть до 1920-х гг. на тер-ритории современного Таджикистана господствовали системы обычного права (адата) и мусульманского права. В советский период здесь была фактически осуществлена рецепция социалистического права РСФСР, и до конца 1980-х гг. официальная правовая система Таджикской ССР копировала право других со-юзных республик. Как и в других бывших союзных республиках правовая сис-тема Таджикистана переживает с начала 1990-х гг. коренную трансформацию.
Основным источником права в Таджикистане являются законодательные и иные нормативно-правовые акты. Провозглашен примат международного права. Однако традиционное правосознание и стереотипы поведения таджиков часто не согласуются с официально действующим правом. На Памире, в Цен-тральном и Южном Таджикистане по-прежнему силен авторитет обычного права и шариата. Кроме того, Уголовный кодекс Республики Таджикистан 1998 г. содержит составы преступлений, отражающие специфику социально-культурных условий Таджикистана, в котором сохраняются пережитки патри-архального быта. Например, выдача замуж девочки, не достигшей брачного возраста (ст. 168); заключение брака с лицом, не достигшем брачного возраста (ст. 169); многобрачие (ст. 170).
§ 5. Туркменистан
Туркменистан – государство на юго-западе Средней Азии. Территория – 488 тыс. кв. км. Столица – г. Ашгабат (Ашхабад). Население – около 4,8 млн. чел., в основном туркмены, прожи-вают также русские, узбеки и представители некоторых других национальностей. Государст-венный язык – туркменский. Основная религия – ислам суннитского толка.

Населенная в течение многих веков кочевыми племенами, территория со-временной Туркмении находилась под властью иранских Ахеменидов, Алек-сандра Македонского, арабов, сельджуков, монголо-татар, государства Тиму-ридов. В XVI-XVII вв. стала частью Хивинского и Бухарского ханств, вошед-ших в состав Российской империи в течение 1860-1880 гг. С приходом к власти большевиков в ноябре-декабре 1917 г. большая часть современного Туркмени-стана вошла в Туркестанскую АССР. Туркменская ССР была образована 27 ок-тября 1924 г. и, в период Советской власти, представляла первое организован-ное выражение туркменской государственности. 26 октября 1991 г в результате референдума была провозглашена независимость Туркменистана. 27 октября 1991 конституционным законом «О независимости и основах государственного устройства Туркменистана» название «Туркменская ССР» было заменено на Туркменистан и провозглашен переход к рыночным отношениям.
Туркменистан – унитарное государство. Административно-территориально деление – пять велаятов (областей), этрапы, шахеры. Дейст-вующая Конституция принята 18 мая 1992 г. (с изменениями и дополнениями от 27 декабря 1995 г., установившими постоянно нейтральный статус Туркме-нистана). До нее были только советские конституции 1937 и 1978 гг.
Согласно Конституции (ст. 1) Туркменистан является демократическим, правовым, светским и постоянно нейтральным государством, в котором госу-дарственное правление осуществляется в форме президентской республики.
Система органов власти в Турк¬менистане носит весьма своеобраз¬ный характер. Здесь проводится раз¬личие между «представительной властью» и «государственной влас¬тью». Согласно Конституции, высшим представитель-ным органом народной власти является Халк маслахаты (Народный совет) Туркменистана (ст. 45). Высшую государственную власть и управление в Туркменис¬тане осуществляют Президент, Мед¬жлис, Верховный суд, Высший хо¬зяйственный суд, Кабинет министров Туркменистана (ст. 46). Халк маслаха-ты стоит на вершине властной пирамиды; его существова¬ние рассматривается как воплощение традиционных туркменских ценнос¬тей: уважения старших и широких консультаций с местными лидерами. В состав Халк маслахаты входят Пре¬зидент Туркменистана, депутаты Меджлиса, халк векиллери (народ¬ные представители), избираемые народом по одному от каждого этрапа (районов), Председатель Верхов¬ного суда, Председатель Высшего хозяйственного суда, Генеральный прокурор, члены Кабинета мини¬стров, главы администрации ве-лаятов (областей), арчыны (мэры муни¬ципальных советов) шахеров (горо¬дов), а также поселков, являющих¬ся административными центрами этрапов. Срок пол-номочий Халк масла¬хаты — пять лет.
Халк маслахаты не является за¬конодательным органом в традици¬онном смысле. Он принимает реше¬ния по вопросам целесообразности изменения и дополнения действую¬щей или принятия новой Конститу¬ции, а также по вопро-сам проведе¬ния референдумов, выработки реко¬мендаций об основных направ-лени¬ях экономического, социального и политического развития Туркмени¬стана, изменения государственных границ и административно-террито¬риального деления, ратификации и денонсации международных согла¬шений о межгосударственных со¬юзах и иных образованиях, объяв¬лении войны и мира.
В одном из своих последних по¬становлений Народный Совет навеч¬но, с 1 января 2000 г., утвердил турк¬менский язык, туркменский нацио¬нальный алфа-вит в деятельности ор¬ганов государственного управления, во всех сферах жиз-ни Туркменистана. Халк маслахаты созывается по мере необходимости, но не реже одного раза в год по инициативе Президента, Меджлиса или 1/3 чле¬нов Халк маслахаты. Работой этого органа руководит Президент либо избираемый Халк маслахаты любой из его членов.
Глава государства и исполнительной власти – Президент Туркменистана, избираемый путем всеобщих прямых выборов. Полномочия Президента весьма широки. Постановлением Меджлиса Туркменистана от 12 апреля 1993 г. ему даже предоставлено право издавать законы по отдельным вопросам. Срок его полномочий – пять лет, при этом одно и то же лицо не может быть президентом более двух сроков подряд. в случае нарушения Президентом Конституции и за-конов Туркменистана Халк маслахаты может выразить ему недоверие и поста-вить вопрос о его смещении на референдуме.
Пост Президента был впервые введен в октябре 1990 г. Первые прези-дентские выборы в истории Туркмении состоялись 27 октября 1990 г. Побе-дивший кандидат – Сапармурат Атаевич Ниязов получил 98,2% голосов. В ию-не 1992 г. на внеочередных президентских выборах вновь избран С. Ниязов, получив 99,5 % голосов. В январе 1994 г. был проведен референдум по вопросу о продлении полномочий Президента на второй пятилетний срок без проведе-ния оче¬редных выборов. По официальным данным, 99,99% граждан, приняв-ших участие в референдуме, высказались за их продление. Специальным поста¬новлением Меджлиса Туркмениста¬на Президенту С. Ниязову присвоено имя Сапармурата Туркменбаши («Отец туркменского народа») и уч¬режден ежегод-ный всенародный праздник — день рождения Сапар¬мурата Туркменбаши. Именем Пре¬зидента Туркменистана назван город Туркменбаши (бывший Крас-новодск), залив Туркменбаши в Каспийском море, аэропорт в Ашгабаде. Про-мыш¬ленные предприятия, каналы, райо¬ны, школы, войсковые части также на-званы его именем. Учреждены ор¬дена Туркменистана «Звезда Прези¬дента» и «Туркменбаши».
В декабре 1999 г. Конституцион¬ным законом Туркменистана, приня¬тым в соответствии с постановлени¬ем Народного Совета Туркмениста¬на, первому Президенту Туркмени¬стана Сапармурату Туркменбаши было предоставлено исключительное право осуществлять полномочия гла¬вы государства без огра-ничения срока.
Законодательным органом Туркменистана является Меджлис (парла-мент). Он избирается прямыми всеобщими выборами сроком на пять лет и со-стоит из 50 депутатов. Исполнительные и распорядительные функции осущест-вляет Правительство (Кабинет министров), возглавляемое Президентом. Су-дебная власть осуществляется Верховным судом, судами велаятов и Ашхабад-ским городским судом, судами этрапов, городскими судами, а также Высшим хозяйственным судом, пятью хозяйственными судами в велаятах, военными и другими судами в форме гражданского, хозяйственного, административного и уголовного судопроизводства.
Правовая система Туркменистана относится к романо-германской право-вой семье. Вплоть до 1920-х гг. на территории современного Туркменистана господствовали системы обычного и мусульманского права. Советский период характеризуется рецепцией социалистического права РСФСР и других союзных республик. С началом 1990-х гг. правовая система Туркменистана переживает коренную трансформацию. Провозглашены общие принципы правовых реформ – идеологический и политический плюрализм, социально ориентированная ры-ночная экономика, расширение прав и свобод личности.

§ 6. Узбекистан
Республика Узбекистан – государство в центральной части Средней Азии. Территория — 447, 4 тыс. кв. км. Столица — г. Ташкент. Население — 23,4 млн чел. (1997 г.), 75% — узбеки, живут также русские, каракалпаки, татары, казахи, таджики, корейцы. Официальный язык — узбекский. Господствующая религия — ислам суннитского толка.

Территория Узбекистана являлась частью одной из самых древних и вы¬дающихся цивилизаций и империй: Бактрия, Хорезм, Согд, Парфия, Александ-ра Македонского, Греко-Бактрийское царство; позднее здесь господствовали арабы, саманиды, Та¬мерлан и его преемники. В XVI— XVIII вв. на территории Узбекистана сложились три государства — Бухар¬ское, Хивинское и Коканд-ское хан¬ства. Части современного Узбекиста¬на с 1860-х гг. вошли в состав Рос¬сийской империи. Советская власть была установлена с ноября 1917 по март 1918 г., когда Узбекистан рас¬сматривался как часть Туркестанской Автономной Советской Социалисти¬ческой Республики. Узбекская ССР была создана 27 ок¬тября 1924 г. и в следующем году во¬шла в Советский Союз в качестве со¬юзной республики. В марте 1990 г. в Узбекистане была введена должность Президен-та, в августе 1991 г. принят Закон «О провозглашении государ¬ственной незави-симости Республики Узбекистан».
По форме государственно-терри¬ториального устройства Узбекистан — унитарное государство. Состоит из областей, районов, городов, посел¬ков, киш-лаков, аулов, а также Рес¬публики Каракалпакстан. Последняя обладает правом выхода из Узбекис¬тана на основании всеобщего рефе¬рендума народа Каракал-пакстана. Взаимные отношения Узбекистана и Каракалпакстана в рамках Кон-ститу¬ции Республики Узбекистан регули¬руются договорами и соглашениями.
Действующая Конституция Рес¬публики Узбекистан, являющаяся одной из наиболее стабильных пост¬советских конституций, была приня¬та Верховным Советом 8 декабря 1992 г. Она заменила Конституцию Узбекской ССР, приня-тую 19 апре¬ля 1978 г. Форма правления по Конституции Узбекистана — прези-дентская рес¬публика, в которой Президент явля¬ется как главой государства, так и Председателем Правительства (Каби¬нета Министров).
Законодательная власть принад¬лежит однопалатному парламенту Узбе-кистана, именуемому Олий Мажлис. Он состоит из 250 депутатов, выбранных сроком на пять лет по территориальным избирательным ок¬ругам на многопар-тийной основе. Олий Мажлис является высшим го¬сударственным представи-тельным органом. Глава государства и исполнительной власти – Президент Республики Узбекистан, избираемый непосредственно гражданами сроком на пять лет. Одно и то же лицо не может быть Президентом более двух сроков подряд. Исполнительную власть осуществляет Правительство (Кабинет мини-стров), возглавляемый Президентом Республики. Судебная система страны со-стоит из Конституционного суда, Верховного суда, Высшего хозяйственного суда, Верховного суда Республики Каракалпакстан, Хозяйственного суда Рес-публики Каракалпакстан, а также областных, Ташкентского городского, рай-онных, городских судов.
Узбекистан имеет переходную правовую систему, трансформирую¬щуюся от социалистического к романо-германскому типу. В то же вре¬мя ей присущи отдельные черты, от¬ражающие национальные узбекские и общеисламские пра-вовые тради¬ции.
Узбекское право имеет длитель¬ную историю, которую можно раз¬делить на несколько периодов. В древ¬нейший, доисламский период наро¬ды Узбеки-стана руководствовались «Авестой» (священной книгой зоро¬астризма) и, види-мо, находились под влиянием законов царя Хаммурапи, Ахеменидов и полити-ко-правовых идей Платона, Аристотеля, правовых норм эллинистических поли-сов, Греко-Бактрийского и Парфянского царств, державы Кушан и Тюркского каганата. С момента арабского завоевания (VIII в.) и вплоть до начала XX в. в Узбекистане господствовало мусуль¬манское право (ханифитского толка). Оно вобрало многие нормы местно¬го обычного права (адата).
После русского завоевания в 1860— 1870-е гг. территория современного Узбекистана входила в состав Тур¬кестанского генерал-губернаторства, а также Хивинского и Бухарского ханств, признавших протекторат Рос¬сии. Колониаль-ное право в Турке¬станском крае складывалось из за¬конов Российской империи и право¬вых актов регионального действия. Европеизация коснулась здесь в ос¬новном публичного права; личные от¬ношения мусульман продолжали ре¬гулироваться прежними нормами.
После установления в 1917 г. со¬ветской власти в Ташкенте и созда¬ния Туркестанской АССР началась искусственная замена мусульманской правовой системы на советскую. На территории республики было введе¬но законодатель-ство РСФСР. В Бухарском эмирате и Хивинском ханстве вплоть до их падения в 1920 г. мусульманское право функциониро¬вало как единственная правовая си¬стема. В семейно-бытовой сфере при¬менение шариатских и адатных норм сохранялось в той или иной мере до 1928 г. (а неформально — до 1930-х гг.). В период 1919—1928 гг. в сфере се¬мейного права допускалась также деятель-ность казийских (шариатских) судов, признавались гражданские права и функ-ции исламских законо¬ведов, лояльно относившихся к со¬ветской власти.
В 1990-х гг. в Республике развернулась широкомасштабная правовая ре-форма, направленная на создание правовой базы для укрепления суверенной узбекской государственности, демократизации общества и перехода к социаль-но ориентированной рыночной экономике.
Новая правовая система Узбекистана основывается на строго светских началах, ориентируется на романо-германские традиции и международно при-знанные стандарты. Однако правовая культура узбекского общества имеет ряд особенностей. правосознание граждан этой страны наполнено традициями, обычаями и моральными нормами, унаследованными из прошлого, включая влияние шариата. Для узбекского образа жизни характерны общинность и па-тернализм государства. Коллективистские начала, коллективные интересы здесь всегда превалировали над интересами частными, индивидуальными. По-этому рецепция романо-германского права, основанного на индивидуализме и частной инициативе, нередко носит формальный, поверхностный характер. Многие декларированные принципы не имеют никакой связи с действительно-стью.