Исламская экономика

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

М.З. ГИБАДУЛЛИН, Т.М. ВАХИТОВА

ОСНОВЫ ИСЛАМСКОЙ ЭКОНОМИКИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
Допущено Учебно-методическим советом по реализации образовательных программ профессиональной подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама в качестве учебного пособия для студентов учреждений среднего профессионального религиозного мусульманского образования

КАЗАНЬ-2009

УДК 37.01
ББК 74.04
З 24

Рецензенты:
З 24 Гибадуллин М.З., Вахитова Т.М.
Основы исламской экономики: теория и практика хозяйствования. Учебное пособие / М.З. Гибадуллин. – Казань: ТГГПУ, 2009. – 195 с.

Аннотация: Учебное пособие подготовлено на кафедре Мировой экономики ТГГПУ. Цель пособия – помочь студентам в изучении рыночных процессов с учетом особенностей мусульманских стран. Помимо основных тем курса пособие содержит вопросы для самоконтроля, тесты, реферативные задания для самостоятельной работы студентов. Учебное пособие предназначено для студентов всех форм обучения, аспирантов, преподавателей.

Научный редактор: д-р пед. наук, профессор Р.М. Мухаметшин

© Зиннуров А.И., 2008
[Знак охраны авторского права авторов (создателей) издания, год]
© Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет, 2008
(Знак охраны правообладания Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета, год)

ВВЕДЕНИЕ
Современное социально-ориентированное рыночное хозяйство является величайшим достижением человеческой цивилизации. Разумеется, она сложилась не сразу. Человечеству пришлось проделать длительный путь эволюции хозяйственных отношений, прежде чем мировая экономическая наука пришла к выводу о том, что социальный прогресс возможен только на основе государственного регулирования экономики, при сохранении главнейших атрибутов рыночного хозяйства – неприкосновенности частной собственности, свободы конкуренции и возможности реализации предпринимательского потенциала личности. И сегодня большинство стран мира приходят к необходимости создать именно такую систему экономических отношений.
Теорию социально-ориентированного рыночного хозяйства, в строгом смысле, нельзя считать продуктом интеллектуального труда только западных ученых и философов. Многие принципы экономических отношений, которые сегодня оказались чрезвычайно актуальны, были заложены также в традиционном исламском мировоззрении. Правда, в силу имевших место до начала ХХ столетия закрытости исламских сообществ, эти воззрения были практически недоступны мировой экономической мысли. Но в условиях глобализации и интернационализации мирохозяйственных связей, когда страны мусульманского мира все более активно интегрируются в систему международных экономических отношений, становится очевидным, что в теоретическом плане они гораздо ближе к теории социального рыночного хозяйства, нежели страны Западной Европы и Северной Америки.
Цель данного курса лекций состоит в том, чтобы в сжатой форме изложить содержательную часть учебной дисциплины «Экономическая теория» для студентов религиозных учреждений, обучающихся по специальности «Шариатские науки».
В рамках поставленной цели решаются следующие задачи:
– изучить эволюцию исламской экономической мысли мусульманских народов;
– показать вклад российских мусульман в мировое экономическое наследие;
– выявить особенности исламской экономической модели;
– раскрыть основные этапы становления исламской экономической модели;
– дать анализ социально-экономического развития мусульманских стран на современном этапе исторического развития;
– показать место и роль мусульманского мира в системе Международных экономических отношений;
– выявить пути и перспективы интеграции исламских стран в Мировую экономическую систему.
Данный курс тесно связан с другими предметами и, прежде всего, с такими как экономическая теория, история экономической мысли и народного хозяйства, экономическая география, демография, статистика и др.
В то же время предлагаемый курс имеет свой специфический объект и предмет исследования. Объектом исследования является исламская экономическая модель. Предметом исследования выступают явления и процессы экономической действительности мусульманского мира и факторы, влияющие или способные оказать на них существенное воздействие.
В последнее время вопросам теории и практики хозяйствования на принципах ислама в отечественной научной литературе уделяется большое внимание. Обширный круг вопросов по данной проблематике рассматриваются в работах Р.И. Беккина, Н.В. Жданова, А. Журавлева, Н.А. Иванова, Н.М. Мамедовой, Л.Р. Сюкияйнена и др.
Особый интерес в научных кругах вызывают принципы функционирования и специфика деятельности исламских финансово-кредитных институтов. Среди авторов, в чьих трудах подробно рассматривается эта тематика, следует назвать А.С. Болджурову, В.А. Исаева, А.О. Филоник, А.В. Федорченко, М. Каменских, Е.Н. Мирошник, М. Мифтяхетдинову, А.А. Максимова, Т.П. Милославскую, В.В. Павлова, Ю. Прудникову, П. Трунина и др.
Развитие института предпринимательства в исламском мире, в том числе среди мусульман Российской империи, анализируются в работах М.З. Гибадуллина, А.И. Ионовой и др.
Экономическое развитие мусульманских стран и их роль в современной системе международных отношений стала предметом изучения в трудах А. Арабаждана, С.Б. Дмитриева, В. Мельянцева, Н.Ю. Ульченко.
В отличие от существующих учебных пособий, в данном пособии эволюция и основные принципы функционирования исламской экономической модели рассматриваются с учетом сложившегося в России исторического опыта использования исламских институтов и продуктов.
Учебное пособие подготовлено на кафедре мировой экономики Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета к.э.н., доцентом Т.М. Вахитовой (тема 1 и 6) и к.э.н., доцентом М.З. Гибадуллиным (тема 2-5).
Глава 1. Экономическая мысль в исламских странах и ее место в общемировом экономическом наследии.
1.1. Основные этапы становления экономической мысли.
1.2. Особенности исламской экономической мысли средневековья и нового времени.
1.3. Распространение экономических знаний среди мусульманских народов России.
Термины и понятия: экономические блага, экономические ресурсы, потребности, производительные силы, рыночная экономика, деньги, национальное богатство, налоги, собственность, макроэкономика, микроэкономика, протекционизм, воспроизводство, стоимость, ансары, мухаджиры, закят, ал-фитр, харадж, мукус, дар ал-ислам, танзимат, джадидизм.
1.1. Экономика – это часть повседневной жизни людей, принимающих активное участие в экономической деятельности, живущих в экономической среде, постоянно использующих термины, употребляемые экономистами (деньги, цены, заработная плата, доходы, расходы и т.д.). В становлении и развитии хозяйственной (экономической) сферы участвуют все члены общества. Главное назначение экономики состоит в создании богатства, способного удовлетворить материальные потребности людей.
Самые первые высказывания об экономике и экономических явлениях можно найти в учениях мыслителей древнего мира. В трудах ученых античного мира Ксенофонта, Платона, Аристотеля и др. берут начало многие теоретические положения современной экономической науки. Термин «Эконономия» принадлежит древнегреческим мыслителям: «Ойкос» – хозяйство, дом, «номос» – закон., т.е. законы ведения хозяйства, дома. В основе такого хозяйства лежит производство и потребление необходимых людям жизненных благ.
Техническая вооруженность первобытного общества была настолько низкой, что человек своим трудом мог прокормить только себя и свою семью. Потом произошла «железная революция», появились железные орудия труда. Производительность труда увеличилась, теперь человек мог производить больше пищи, чем потреблял, т.е. появился прибавочный продукт. Например, когда каменную мотыгу сменил железный плуг, земледелец мог обработать и засеять больше земли и получить больше зерна.
За счет этого прибавочного продукта теперь могли существовать люди, которые сами пищи не добывали. Их руки и головы были освобождены для других занятий: они могли изготавливать ремесленные изделия, заниматься наукой, искусством. С появлением этого нового слоя людей прогресс человечества резко ускорился. Однако необходимо было отобрать прибавочный продукт у тех, кто его производил. А это было возможно лишь при разделении общества на классы и рождении государства.
Первые государства на Земле, первые очаги цивилизации сложились в строго определенных местах, в странах с жарким климатом, в долинах рек с плодородными наносными почвами: в долине Нила (за 3000 лет до н.э.), затем в долинах Тигра и Евфрата, в долине Ганга, в лессовых долинах китайских рек. Эти государства и принято называть государствами Древнего Востока.
Особенности этих государств были следующие:
1) рабы не составляли главную производительную силу общества, т.е. производством материальных благ, сельским хозяйством и ремеслом занимались в основном люди, которые считались свободными;
2) земля находилась не в частной, а в государственной или в государственно-общинной собственности;
3) государства на Востоке постепенно приобретали форму «восточной деспотии», т.е. наблюдалось полное бесправие жителей перед лицом государства.
Общая черта экономической мысли Древнего мира состоит в стремлении сохранить приоритет натурального хозяйства, осудить с позиций нравов, морали и этики торгово-ростовщические операции, нарушающие эквивалентный и пропорциональный характер обмена товаров по их стоимости.
Из дошедших до нас письменных источников самым ранним считают «Поучение гераклеопольского царя своему сыну Мерикару», где речь идет о правилах государственного управления и хозяйствования (Древний Египет XXII в. до н.э.). Еще одним из ранних источников является «Речение Ипусера» (Древний Египет XVIII в. до н.э.), в котором описан социальный переворот, разрушение централизованной системы управления и последствия этого. Причины такого переворота: обширное взяточничество и коррупция чиновничества, рост масштабов домового рабства и ростовщичества.
Наиболее известным памятником экономической мысли является кодекс законов Вавилонии, принятый в XVIII в. царем Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.). Быстрое развитие товарно-денежных отношений в Месопотамии сопровождалось резким сокращением налоговых поступлений в казну и, следовательно, ослаблением государственных структур. Кодекс был направлен на то, чтобы «сильный не притеснял слабого».
Закрепленные в нем правовые нормы жестко регламентировали натурально-хозяйственные основы. В кодексе отражены защита прав собственности граждан, правила аренды, найма и ростовщичества. Кроме того, предусмотрены различные формы государственного регулирования и контроля над экономической деятельностью населения. Так, за покушение на частную собственность мерой пресечения могло стать обращение в рабство или смертная казнь. Попытки увести чужого раба (он приравнивался к имуществу) также сурово карались, вплоть до смертной казни. Была снижена тяжесть кабалы и рабства за долги. Граждане теперь не лишались своих земельных наделов за долги, отдавая в рабство свою жену, сына или дочь. Закон гарантировал отцу семейства, что по истечении 3-х лет члена его семьи освободят и аннулируют долг. Масштабы ростовщичества были упорядочены – 20 %.
Центральной фигурой древнекитайской экономической мысли являлся Конфуций (Кун Фу-Цзы) (551-479 гг. до н.э.). В его работах обоснована необходимость государственной защиты экономического благополучия родовой знати. Конфуций считал, что труд приумножает богатство народа и государя, поддерживается крестьянской общиной и патриархальной семьей. «Образованный правитель – отец народа, гарант правильного действия и более равномерного распределения богатства».
Регламентация патриархально-семейных отношений – основа стабильности общественного строя. Власть должна заботиться о равномерном распределении богатства, регламентации сельскохозяйственных работ, ограничении налогов и моральном совершенствовании людей. Этические нормы, провозглашенные Конфуцием, способствовали укреплению семьи и клана сородичей, а вместе с тем и общественного строя Китая.
В IV-III вв. до н.э. в Китае получили распространение идеи коллективного трактата «Гуань-цзы». В нем богатством признаются все материальные блага. С одной стороны, золоту отводится роль денег, а с другой стороны, золото провозглашается товаром, служащим мерой исчисления ресурсов государства. Проводится мысль о необходимости стабильного развития экономики: «Только там в селениях царит спокойствие, где цены на хлеб регулируются». Для регулирования экономики авторы рекомендуют создавать государственные запасы хлеба, ввести льготные кредиты землевладельцам.
Древнеиндийскую экономическую мысль IV-III вв. до н.э. представляет трактат «Артхашастра» (артха – польза, доход; шастра – наука). Автором считается Каутилья – советник царя Чандрагупты. Трактат посвящен материальной выгоде: приобретению земли, получению налогов, торговой прибыли, процентов. В нем выделена роль государя в выработке и реализации правильной экономической политики. Рабство признается естественным явлением для накопления богатства и достижения общественной пользы. Государственное богатство складывается из результатов труда населения, поэтому в вознаграждение ему оно должно расходоваться на нужды: охрану ирригационных сооружений, льготное землепользование, освоение источников руды, строительство дорог, борьбу с торговцами-спекулянтами.
Основной целью политики государства является пополнение казны с помощью налогов и борьба с хищениями казенного имущества.
Своих вершин экономическая мысль достигла в V-IV вв. до н.э.
Одним из мыслителей того времени был Ксенофонт (430-354 гг. до н.э.) – автор трактата «Домострой». Он предложил использовать термин «экономия» – наука о домоводстве, домашнем хозяйстве.
Ксенофонт одним из первых обратился к изучению проблем разделения труда в обществе. Также он одним из первых осмыслил 2 стороны любого товара, выраженные в его полезных свойствах (потребительная стоимость) и способности к обмену (меновая стоимость). Он признавал необходимость и полезность денег, указал на 2 их функции – средства обращения и средства накопления. Будучи сторонником натурального хозяйства, Ксенофонт не отрицал и выгодность торговли. В своих трудах он давал советы о наилучших методах эксплуатации рабов – использовании материальных и моральных стимулов.
Платон (428-347 гг. до н.э.) в своем труде «Государство» привел характеристику одного из проектов государственного устройства. В нем высоко оценивается роль аристократии в обеспечении общественных интересов. Это сословие вместе с воинами образует аппарат управления. Они не будут в идеальном государстве обременены собственностью. Их материальное обеспечение возьмет на себя государство. Частная собственность осуждается Платоном, все принадлежит государству. Всякое личное имущество, превышающее установленный минимум, государство отнимает.
Семья находится под контролем государства, которое определяет браки и рождение детей. По сути, Платон создал модель государства примитивного коммунизма. Это одна из первых утопий.
Другой проект предложен Платоном в работе «Законы». Он считает, что в идеальном государстве все граждане смогут получить по жребию дом и земельный надел. Ценность общего имущества граждан не должна разниться более чем в 4 раза.
Как и Ксенофонт, Платон важнейшей отраслью экономики считал земледелие.
Аристотель (384-322 гг. до н.э.) был воспитателем Александра Македонского. В своих трудах «Никомаховая этика», «Политика» разработал проект идеального государства, определив семью в качестве его основы. Сущность государства – стремление к всеобщему благу.
Рабство Аристотель считал естественным, а раба – говорящим орудием. Он говорит о необходимости деления общества на свободных и рабов, а их труда – на умственный и физический. Все виды хозяйства и жизнедеятельности людей рассматриваются Аристотелем с точки зрения используемых каждым сословием способов приобретения богатства и относятся либо к естественной сфере – экономии, либо к неестественной – хрематистике.
Экономия представлена деятельностью людей в земледелии, ремесле и мелкой торговле. Ее цель – удовлетворение насущных жизненных потребностей человека, поэтому она должна быть объектом заботы государства.
К хрематистике автор относит крупные торговые сделки и ростовщичество. Ее цель беспредельна, т.к. главное в этой сфере – обладание деньгами.
Экономические воззрения средневековья носят ярко выраженный богословский характер. Автором одной из значительных концепций является мыслитель арабского Востока Ибн-Халдун (1332-1406 гг.), который жил в североафриканских странах Магриба. К тому времени здесь распространились постулаты Корана (в начале VII в. зародился ислам). Более подробно об особенностях исламской экономической мысли средневековья – в следующем параграфе.
Как наука, т.е. систематизированное знание о сущности, целях и задачах экономической системы, экономическая теория возникла в 16-17 веках. Это период становления капитализма, зарождения мануфактуры, углубления общественного разделения труда, расширения рынков, интенсификации денежного обращения. На эти процессы экономическая наука откликнулась появлением меркантилизма – первой школы, характеризующей развитие экономической теории (политической экономии). Политическая экономия – новое понимание экономики уже не на уровне отдельного хозяйства, а на уровне всего общества, законы ведения общественного хозяйства. А. де Монкретьен, автор «Трактата политической экономии», изложил французскому королю Людовику XIII соображения по сбору налогов и таможенных пошлин, поощрению ремесел, торговли, по устройству государственного бюджета.
1.2. Уже с первых десятилетий существования ислама мусульманским теологам и правоведам (а также светским авторам произведений исторической и юридической литературы) приходилось сталкиваться с различными проблемами экономической деятельности общины (уммы) и экономической политики мусульманского государства (халифата). Это было обусловлено особенностями исторической судьбы ислама, ставшего уже во времена пророка Мухаммеда не только религией, но и официальной идеологией государства, осуществлявшего бурную внешнюю экспансию. Возникает острая необходимость идеологического (исламского) обоснования хозяйственной активности государства в условиях почти непрерывного расширения его территории.
Коран и сунна (у шиитов – ахбар) являются первоисточниками всех положений ислама. Школы мусульманского права окончательно сложились в IХ-Х веках. Таким образом, социально-экономическая доктрина в исламе сформировалась в ранний период и отражала социально-экономические условия именно этого этапа развития феодализма на Ближнем Востоке. В последующие столетия практическое применение канонизированных норм «экономического поведения» нередко выходило за рамки теории, однако сама социально-экономическая доктрина оставалась неизменной.
В ходе завоеваний, в особенности за пределами Аравийского полуострова, арабы-мусульмане столкнулись с новыми для них формами хозяйственной деятельности, которые также требовали определенного осмысления и интерпретации.
Потребности бурно развивавшейся торговли делали необходимой регламентацию взаимоотношений не только между самими торговцами, но и между ними и государством. В рамках государственного регулирования экономики особое место занимала строго разработанная налоговая система.
Несмотря на строгую регламентацию экономической деятельности шариатом, уже в средние века мусульманские правоведы признавали возможность выработки различных подходов к сложившимся установлениям. Такие известные авторы как Абу Ханифа и Абу Йусхф в практических вопросах отдавали предпочтение обычаю (урф, адат) перед предписаниями священных текстов.
Таким образом, в мусульманском праве при всей его догматичности сложилась практика достаточно свободного подхода к решению конкретных практических вопросов.
Особый интерес представляет приложение принципов исламской экономической доктрины в сфере кредитно-финансовой деятельности, широко развитой в странах мусульманского мира еще в средневековье. Специфика кредитно-финансовых институтов заключается в распространении на них шариатского запрета на выплату или получение процента (риба). В Коране неоднократно подчеркивается греховность риба. Однако этот запрет уже в первые века хиджры вошел в противоречие с экономической действительностью.
Быстрое развитие товарно-денежных отношений, рост спроса на деньги обусловили необходимость «творческого подхода» законоведов к вопросу о прибыли: основываясь на положениях Корана, они разграничили собственно ростовщичество (т.е. получение процента с капитала) и прибыль, в процессе получения которой участвует человеческий труд.
Риба становится законным в том случае, если доход получен в результате производственной деятельности, причем к последней относится также и торговля. Таким образом, с точки зрения классического мусульманского права создание торговых корпораций и финансовых предприятий не только не осуждается, но и является одобряемым действием, поскольку создание таких институтов позволяет пускать капитал в оборот (хранение капитала является действием, осуждаемым исламом[16]).
Экономическая политика арабо-мусульманского государства в рассматриваемый период (VII-Х вв.) осуществлялась по двум направлениям: регулирование хозяйственного механизма внутри халифата и организация внешнеэкономических связей. Внутриэкономическая политика строилась на общих принципах социально-экономической доктрины, главное внимание уделялось обеспечению функционирования налоговой системы и различным финансовым вопросам. О формах этой деятельности государства свидетельствует перечень ведомств, занимавшихся хозяйственными вопросами в халифате Аббасидов в IХ-Х вв.:
– казначейство – диван бейт аль-маль;
– ведомство конфискаций – дар аль-мусадарин;
– ведомство благотворительности – диван аль-бии ва-садака;
– государственный «банк» – диван аль-джихбаза;
– военное ведомство – диван аль-джейш;
– почтовое ведомство – диван аль-барид.
В средневековых мусульманских городах существовала категория специальных лиц, в функции которых входил контроль за соблюдением правил торговли и отчасти коммерческих операций. В восточных областях халифата Аббасидов этот чиновник назывался мухтасиб (осуществляющий хисбу). Мухтасиб имел право, не проводя специального разбирательства, вмешиваться в коммерческие дела, если они совершались в нарушение шариата.
Наиболее стройное изложение исламской социально-экономической доктрины можно найти у средневековых правоведов, а также историков и других светских авторов. Определенный итог развития этих взглядов средневекового ислама подводит Мухаммад Ибн Халдун ал-Хадрами (1332-1406 гг.) – Ибн Халдун. Он родился в Тунисе, служил при дворах султанов Туниса, Феса и амира Гранады. Кроме своей государственной деятельности, Ибн Халдун являлся убежденным последователем Шазилийского тариката, широко известного поощрением постижения законов развития этого мира через наблюдения, размышления, анализ и научный поиск. Ближе к концу своей жизни он поселился в Каире, где преподавал в знаменитом университете Аль-Азхар. Самым значительным из его произведений является «Большая история» или «Книга поучительных примеров и диван сообщений о днях арабов, персов и берберов и их современников, обладавших властью великих размеров».
Особенно знаменито его «Введение» («Мукаддима») к «Большой истории», в котором Ибн Халдун охватил своими наблюдениями и анализом многие темы, касающиеся закономерностей становления и развития человеческих обществ, различных культур и цивилизаций, начал справедливого политического управления. Его труды по экономике, об экономическом прибавочном продукте, экономически ориентированной политике настолько же значимы и интересны сегодня, как и в его времена. Современный исследователь Джин Дэвид пишет в своей статье, опубликованной в «Journal of Political Economy», что Ибн Халдун «открыл огромное количество экономических законов за несколько столетий до их «официально принятого на Западе рождения». Он открыл необходимость разделения труда до Адама Смита, принцип трудовой стоимости до Рикардо и роль правительства в проведении стабилизационной политики до Кейнса». Поставторитарные общества современного мира, желающие войти в качестве полноправных членов в мировую экономику, сами того не осознавая следуют рекомендациям Ибн Халдуна о приватизационной политике и установлении личных прав собственности, ослаблении государственного контроля за ценами на товары и услуги, важном значении предпринимательства и частной инициативы, сокращении бюрократического аппарата и наемных армий, ограничении вмешательства государства в экономическую и торговую сферы. Ибн Хальдун был первым, кто занимался систематическим анализом функционирования экономики, важности развития технологий, производственной специализации, внешней торговли, роли избыточного продукта, роли государства и его стабилизационной политики в стимулировании производительности и занятости. Ибн Халдун, кроме того, занимался проблемой оптимального налогообложения, минимальных государственных услуг, экономических ожиданий и стимулов, институциональных рамок права и закона, производства и теории ценностей. Его рекомендации относительно государственной монетарной политики по сдерживанию инфляции и укреплению национальной валюты были реализованы Советом Федеральной резервной системы США, Банком Англии и германским Бундесбанком. Право собственности, которое начало активно разрабатываться и реализовываться в 60-х годах прошлого века многими западными, в первую очередь американскими экономистами, также за несколько столетий до этого было подробно разработано Ибн Халдуном. Причем важность охраны прав собственности Ибн Халдун возводил в степень вопроса о выживании цивилизации, говоря о том, что незащищенность прав собственности ведет к снижению экономической активности. Ибн Халдун, не претендуя на то, что он открыл некий «магический ключ» спасения народов и государств от закономерных кризисов и упадка, тем не менее, выводит целый ряд рекомендаций, призванных укрепить общественно-политическую и экономическую стабильность, обеспечить процветание нации и избежать преждевременного экономического краха и политической смерти государства и цивилизации:
1. Строгое установление и защита прав собственности и свободы предпринимательства;
2. Господство закона и надежность судебной системы для установления справедливости;
3. Общественная безопасность и безопасность торговых коммуникаций;
4. Снижение ставки налогообложения для повышения занятости, производительности и доходов;
5. Сокращение бюрократического аппарата и наемной армии при одновременном повышении их эффективности;
6. Ограничение государственного вмешательства в торговлю, производство и коммерческую деятельность;
7. Недопущение государственного установления цен;
8. Недопущение монополизации рынка при поддержке государства;
9. Независимая от власти последовательная монетарная политика, не допускающая заигрываний и спекуляций со стоимостью денег;
10. Рост населения и рост степени специализации рынка;
11. Система творческого образования, стимулирующая развитие независимой мысли и действия;
12. Коллективная ответственность и внутреннее чувство справедливости для установления справедливой общественной системы, поощряющей добрые деяния и предотвращающей пороки.
Как видно из данных рекомендаций, Ибн Халдун всячески старался оградить человеческую экономическую активность от несправедливого вмешательства как со стороны недобросовестных конкурентов, монополистов, так и со стороны государства, во главе которого зачастую могли вставать люди не только некомпетентные, но и нечестивые. Будучи верующим и богобоязненным мусульманином, Ибн Халдун уделял огромное внимание вопросам справедливости и общественного блага. Так, в своих строках относительно значения производственной специализации и последующей кооперации он писал, что это позволяет «удовлетворять нужды как можно большего количества людей…». Позднее по тому же самому вопросу один из отцов западной политэкономии Адам Смит, чьи идеи во многом определили облик современной западной экономической системы, произнес совершенно противоположное, заявив, что люди в своей экономической активности стремятся руководствоваться только «собственной выгодой».
Что касается справедливости в обществе, особенно в экономической сфере, Ибн Халдун утверждал, что единственный путь нации к развитию, процветанию и совершенствованию «лежит через справедливость». Понимание общественной справедливости Ибн Халдун вполне естественно раскрывает через коранические принципы о том, что «справедливость – это баланс, устанавливаемый между людьми».
Почти один в один повторяя коранические аяты и хадисы Посланника Аллаха (мир ему и благословение) о том, что те, кто отказывают людям в их правах, творят несправедливость, Ибн Халдун раскрывает этот принцип справедливости в экономической сфере: «Те, кто нарушают права собственности, творят несправедливость… Те, кто, овладевают чужой собственностью силой, творят несправедливость…Те, кто собирают несправедливые налоги, творят несправедливость…».
В завершение Ибн Халдун предельно четко формулирует один из основных общественных законов, утвержденных Аллахом на земле, подробно раскрытых им в своих трудах и сегодня, в силу ограниченности сознания, бездуховности и откровенного невежества, полностью игнорируемый лидерами западного мира – «несправедливость уничтожает цивилизацию».
Самой крупной работой Ибн Халдуна является «Большая история», или «Книга поучительных примеров и диван сообщений о днях арабов, персов и берберов и их современников, обладавших властью великих размеров» («Китаб ал-`ибар:»). Однако большую известность приобрело не само указанное сочинение в целом, а «Введение» («Мукаддима») к нему, где на основе экономических взглядов рассматривается родоплеменная организация кочевых и оседлых бедуинских племен, содержится информация о социально-экономической жизни эпохи, в которую жил Ибн Халдун. После смерти Ибн Халдуна «Мукаддима» оказалась временно забытой, и только спустя почти пять веков на нее обратили внимание исследователи. Долгое время оставалось в тени и имя самого Ибн Халдуна, хотя по мнению ряда исследователей (Р.И. Беккин и др.) этот великий ученый, заложивший краеугольные камни в основание современной экономической теории, не меньше чем Адам Смит заслуживает право называться «отцом экономики». Так, известный американский экономист и социолог Й. Шумпетер, которого нельзя заподозрить в симпатии к Ибн Халдуну, писал: «Я продолжаю считать Адама Смита одним из величайших философов, внесших значительный вклад в экономическую науку, несмотря на то, что он был скорее компилятором экономических идей своих предшественников. Он красноречиво представил эти идеи во всей полноте и облек их в новую форму, придав им новый стиль. Тем не менее, Ибн Халдун был более оригинален, чем Адам Смит, несмотря на то, что он опирался на переработанные им идеи предшественников, такие как разделение труда в «идеальном» государстве Платона, анализ сущности и природы денег у Аристотеля, идеи Тахира ибн ал-Хусайна об управлении государством. Однако именно Ибн Халдун был тем, кто привнес оригинальные идеи в некоторые области экономической мысли». У Ибн Халдуна много ценных выводов и соображений по экономическим вопросам, при этом важно, что многие вещи он вывел умозрительно. Одним из главных достоинств Ибн Халдуна как экономиста является то, что он впервые в экономической науке высказал мысль о прогрессивном развитии общества, независимо от каких-либо внешних воздействий. В основу взглядов Ибн Халдуна на ход исторического процесса положена не эволюция политического строя, а эволюция форм хозяйства от кочевого быта к городской жизни. Внутренним источником развития общества ученый считал трудовую деятельность людей. Ибн Халдун также как и его предшественники рассматривал экономические вопросы в контексте других проблем, используя междисциплинарный подход. Большое внимание ученый уделял географическому фактору и его влиянию на экономическую активность людей при добывании ими средств к существованию. Ибн Халдун полагал, что в зависимости от того, какие возможности предоставляет географическая среда человеку, развиваются его потребности, сначала в пище, жилье, а по мере их удовлетворения – духовные запросы в сфере науки, искусства. Таким образом, у человека, который живет в умеренном климате, климат стимулирует стремление к труду, а у тех, кто проживает вне данного пояса (к северу и к югу), такой стимул соответственно ослабевает. Однако в каком бы климате человек не проживал, он не может выжить и добыть средства к существованию в одиночку. «Человеку необходима во всем, – пишет Ибн Халдун, – помощь ему подобных; если не будет такой взаимной помощи, то человек не сможет добыть себе пропитание, и не сможет жить, ибо Бог предопределил ему необходимость в пище для жизни. Ему без оружия не удастся защитить свою жизнь. Его растерзают звери и настигнет его преждевременная гибель, и прекратится род человеческий. А если существует взаимная помощь, то добудет он пищу для пропитания и орудие для защиты. Тогда исполнится мудрое предначертание Аллаха о существовании человека и сохранении рода его. Таким образом, это объединение необходимо для рода человеческого».
Вместе с тем, по мнению Ибн Халдуна, «условия, в которых живут поколения, различаются в зависимости от того, как люди добывают средства к существованию». В соответствии с классификацией ученого, люди делятся на две категории: тех, кто добывает средства к существованию естественным путем (животноводство, земледелие), и тех, кто пребывает в состоянии цивилизации. Люди из первой группы не в состоянии добыть то, что превышает пределы их потребностей или, иными словами, находятся в состоянии примитивности. Но с появлением излишка, чей размер превышает объем человеческих потребностей, общество эволюционирует из состояния примитивности в состояние цивилизации, что, в конечном счете, может привести к кризису перепроизводства, пассивности, застою и гибели такого общества. При этом людям мало объединиться. Человечество объективно нуждается в институте государства. Основное предназначение государства, по Ибн Халдуну, – обеспечение нормальных условий для общественной жизни, обеспечение условий производства и товарообмена. Государству также принадлежит функция активизации экономической жизни, улучшения условий спроса на производство товаров. Кроме того, государство обеспечивает самый большой рынок, на котором находят сбыт все товары. При этом рост благосостояния людей находится в прямой зависимости от политического положения государства. Уподобляя государство человеческому организму, Ибн Халдун считал, что каждое государство обречено на гибель, переживая, как правило, пять фаз своего развития: от фазы победы до фазы растрат и расточительства. Само развитие цивилизации идет, по мнению Ибн Халдуна, от «умран бадави» (сельской жизни) к «умран хадари» (городской жизни), которая и является высшей и последней формой развития общества. Под термином «умран» Ибн Халдун понимает совокупность ряда социальных, экономических и демографических понятий.
На благосостояние государства и его граждан существенное влияние оказывает численность населения. Увеличение населения в государстве неизбежно приводит к увеличению спроса на продукты труда (то есть имеется в виду то, о чем писал Ибн Таймийа). Чем больше людей проживает в том или ином городе, тем больше материальных благ выпадает на душу населения. В свою очередь, рост благосостояния благоприятствует росту населения. (Последнее положение Ибн Халдуна отражает менталитет восточных народов и не всегда может быть применено к народам западным, особенно если речь идет о современности. На Западе в последние десятилетия наблюдается обратная тенденция: состоятельные семьи не спешат обзаводиться многочисленным потомством, многодетные семьи стали уделом бедных). Взаимопомощь и объединение между людьми напрямую связаны с разделением труда, проистекающим из нужд человека в разных орудиях. Разделение труда позволяет производить больше продуктов как для удовлетворения нужд производителя, так и для обмена. Разделение труда лежит в основе создания необходимых условий для производства прибавочного продукта, становящегося предметом обмена.
С.М. Бациева справедливо указывает, что Ибн Халдун был первым известным в настоящее время экономистом, разгадавшим тайну стоимости, он первый увидел в труде субстанцию стоимости. Человеческий труд, по Ибн Халдуну, является источником не только общественного развития, но и индивидуального существования. «Всякий доход, – пишет ученый, – из которого люди извлекают пользу, соответствует стоимости их труда. Если бы кто-нибудь совсем не работал, то он лишился бы всякого дохода. Стоимость дохода определяется затраченным трудом». Однако теория Ибн Халдуна наталкивалась на противоречие, проистекавшее из того, что знатные люди, не вкладывавшие практически никакого труда, имели больший доход, чем бедняки, посвящавшие труду большую часть своей жизни. Данное противоречие ученый объяснил тем, что доход знатного человека формируется за счет того, что на него работают другие, которые не получают взамен чего-либо эквивалентного их труду. Так, например, излишки продукта в сельском хозяйстве и ремесле представляют собой различные формы избыточного труда, который присваивается влиятельными людьми. Ибн Халдун разделил потребительные стоимости на «ризк» и «касб». Все, что человек приобрел благодаря своим способностям и вложенному труду, называется «касб», термин, который можно перевести как «достояние». Если все, что человек приобретает (касб) может быть использовано на удовлетворение его нужд, это называется «ризк», что можно перевести как «предметы потребления». Важно высказывание Ибн Халдуна о том, что труд овеществляется в продукте. Человек же приобретает результаты труда в ходе обмена равноценных стоимостей, а не самого труда, который не является объектом купли-продажи. В свою очередь, затраченный на производство товара труд реализуется в ценах. Существенное внимание Ибн Халдун уделял такому вопросу, как функции денег. Появление денег связано, по мнению ученого, с оживлением торгового обмена, расширением связей. Рассматривая природу и причины возникновения денег, Ибн Халдун полагал, что золото и серебро стали деньгами в силу того, что их цена не подвержена колебаниям на рынке. Редкость этих металлов и большие трудовые затраты на их добычу и обработку являются причиной их высокой стоимости. Однако следует помнить, что золото и серебро – это всего лишь инструменты, а не товар в силу выполняемых ими функций. Что касается количества находящихся в обращении денег, то оно находится в зависимости не только от определенного уровня развития общества, но и от возможности экспорта товара в другие страны. При этом, по мнению Ибн Халдуна, наличие золотых или серебряных запасов (или других природных ресурсов) в государстве еще само по себе не обеспечивает экономическое развитие. Последнее зависит от экономической деятельности и разделения труда, которое в свою очередь зависит от объемов рынка и орудий. При этом сами орудия могут быть созданы за счет дополнительных средств или излишка, который возникает после удовлетворения потребностей людей. Расширение же рынка повышает спрос на услуги и товары, что, в свою очередь, способствует росту производства, увеличивает доход людей, способствует развитию науки и образования, ускоряет процесс развития. Подобно другим мусульманским экономистам Ибн Халдун уделял значительное внимание вопросам налогообложения, считая, что «налоги и поборы образуют материю государства». Чрезмерные поборы с населения (тем более с применением насилия) лишают людей результатов их труда и тормозят прогресс в государстве. Если же налоги не растут, то у людей появляется заинтересованность в труде и производстве.
«Знай, – писал Ибн Халдун в «Мукаддиме», – что [статьи] налогов в начале существования государства невелики по своим долям, а сумма налогов велика, тогда как в конце существования государства доли велики, а сумма мала. Причина этого в том, что государство, если оно следует религиозным установлениям, не требует ничего, кроме установленных сборов – садаки, т.е. добровольных пожертвований; хараджа, т.е. поземельного налога; джизьи, т.е. подушной подати, а размер их невелик… Это касается и десятины, выплачиваемой зерном или скотом, и джизйи, и хараджа, и всех установленных сборов, ибо они имеют границу, которую нельзя преступать. Если государство следует законам преобладания и асабийи, то оно в своем начале является примитивным, как было сказано. А примитивность требует снисходительности, щедрости, отсутствия гордыни, воздержания от изъятия имущества людей, что порой может случаться по невнимательности. А если доли (статей налогов – Р.Б.) невелики и статьи немногочисленны, то поданные стремятся к труду и желают его, и увеличивают освоение мира, и умножается оно на радость людям по причине малого количества податей. А если увеличивается освоение людьми мира, увеличиваются количества, приходящиеся на каждую статью, и растет каждая доля, а из-за всего этого увеличивается сбор налогов и их сумма». Всем известно, какую роль играла и продолжает играть торговля в жизни мусульманского общества. Однако Ибн Халдун, выступая последовательным сторонником свободы предпринимательской деятельности, высказывается достаточно критично в отношении торговли как средства получения человеком средств к существованию. По его мнению, торговля, хотя и является естественным видом обретения средств к существованию, но ее методы и способы большей частью это уловки с целью получить разницу между стоимостями купленного и проданного. Кроме того, мусульманские правоведы уделяли значительное внимание вопросам налогообложения. До наших дней дошли, по меньшей мере, имена 19 авторов сочинений, озаглавленных как «Китаб ал-харадж» и «Рисала фи-л-харадж», т.е. посвященных мусульманским налогам. Всего же, по имеющимся источникам, в эпоху раннего ислама был известен 21 труд мусульманских авторов по вопросам налогообложения. Но до наших дней дошли только три работы: Абу Йусуфа (ум. 798), Йахйи б. Адама и (ум. 818) б. Джафара (ум. 932). Некоторые правители и чиновники, подобно везиру `Али б. `Исе, не хотели мириться с нарушением мусульманского порядка налогообложения и пытались отменить все не соответствовавшие шариату налоги. Так, например, поступил фатимидский халиф ал-Хаким (996-1021), отменивший все не предусмотренные мусульманским правом налоги, но государство нуждалось в деньгах, и его преемник вынужден был вновь ввести все прежние налоги и пошлины. В такой непростой ситуации мусульманским правоведам, лояльным правящему режиму, зачастую приходилось оправдывать введение новых налогов ссылками на шариат. К примеру, в соответствии с мусульманским правом все пошлины были запрещены, однако повсюду в халифате были учреждены таможни. Тогда мусульманские правоведы (факихи) предложили помещать пошлину в графу закята в пределах той суммы, которую полагалось выплатить верующим в пользу своих нуждающихся единоверцев. Подобный метод носит в мусульманском праве название «хийал». В соответствии с определением, данным крупным западным специалистом по мусульманскому праву И. Шахтом, хийал представляет собой «использование правовых средств для достижения чрезвычайных целей, которые, будь они законны или незаконны, не могут быть достигнуты путем прямого использования возможностей, которые предоставляет шариат». Определяющая тот или иной тип поведения система ценностей, в отличие от системы потребностей человека, носит объективный характер и определяется средой его существования; применительно к хозяйствующему субъекту – это среда хозяйствования. Под средой хозяйствования понимается внешняя по отношению к хозяйствующему субъекту среда, складывающаяся под воздействием прямых и косвенных факторов, среди которых выделяют общее состояние экономики, состояние рынков ресурсов и сбыта, политический режим, законодательный климат, социальную стратификацию, уровень образования и пр. Большинство этих факторов носят модифицирующий характер в среднесрочной перспективе и могут варьироваться в зависимости от отраслевой и региональной принадлежности, формы организации и размера деятельности хозяйствующего субъекта. По этой причине под средой хозяйствования, общей для различных хозяйствующих субъектов, целесообразнее понимать национальную среду той страны, в которой они осуществляют свою деятельность и наем персонала. Такое определение среды хозяйствования представляется целесообразным, т.к. национальная среда оказывает наиболее существенное влияние на поведение хозяйствующего субъекта, являясь главным источником ценностей и норм, регулирующих поведение рожденных и воспитанных в ней людей. Важно отметить, что система ценностей и норм, ориентирующая субъектов национальной среды на определенную поведенческую модель, является результатом воздействия со стороны не только национального мировоззрения, но и религиозного культа, лежащего в основе национального менталитета. Влияние географических, природно-климатических условий, территориальной протяженности страны определяет характер национальной составляющей системы ценностей. Религия, отвечая на ключевые мировоззренческие вопросы о том, что такое хорошо и плохо, прекрасно и уродливо, правильно и ошибочно, является смыслообразующим ядром системы ценностей. Религия формирует духовный уровень системы ценностей. Соотношение национального и религиозного в хозяйственной среде представляет собой соотношение внешней формы и внутреннего содержания. При этом национальное проявляется в форме, т.е. в структуре потребления определенного типа (утилитарного, досугового или аскетичного) и способах удовлетворения потребностей, а религиозное проявляется в содержании, т.е. в системе ценностей (иерархия ценностей и их смысловое наполнение). Опираясь на сделанные выводы в сочетании с содержательной трактовкой основных религиозных систем ценностей, можно построить систему определения типа потребления, предпочтительного для среды с определенными национально-религиозными характеристиками. В качестве критерия внесения характеристик той или иной хозяйственной среды в сводную таблицу целесообразно принять ее масштаб, значимость и легитимность в системе глобальных экономических отношений.
1.3. Наиболее плодотворным периодом формирования национальной экономической мысли были конец XIX и начало XX веков. Именно на рубеже двух столетий, когда в татарском обществе утверждаются товарно-денежные, рыночные отношения и когда формируется татарская буржуазная нация, происходит становление социально-экономической мысли татарского народа как нового направления общественной мысли.
Как отмечает известный исследователь истории татарской экономической мысли профессор Газизулиин Ф.Г., как самостоятельное направление общественной мысли, как новая отрасль научного знания, национальная экономическая мысль в Татарстане сложилась на рубеже XIX-XX вв. В этот период перед татарским народом, как и другими малыми народами России, стояли исторические задачи по преодолению отсталости и приобщению к достижениям мировой цивилизации; задачи материального и духовного возрождения нации.
Поиски путей решения этих судьбоносных задач становятся центральными в деятельности видных ученых и общественных деятелей татарского народа, определяют содержание, характер их выступлений на страницах периодической печати, в научных публикациях, художественных произведениях, в организуемых общественно-политических акциях.
Источниковедческая база национальной экономической мысли была представлена в монографиях Г. Фаизханова «Книга собеседований («Трактаты») о средствах к жизни и изобилию» (1892 г.), М. Акъегет «Экономика или наука о богатстве» (в 2-х частях, 1918 г.), крупным монографическим исследованием М. Сайфимулюкова «Проблема процента в экономической истории» (II-ХIХ вв.), опубликованном в 22-х номерах журнала «Шура» за 1915-1916 годы, специальными экономическими журналами «Икътисад» («Экономика», 1908-1913 гг., г. Самара) и «Руссия саудаси» («Торговля России», 1912-1917 гг., г. Казань).
Нельзя не упомянуть и о таком уникальном явлении в общественно-политической жизни татарского народа между революциями 1905-1907 гг. и 1917 года, как издание на родном языке в различных регионах России 54 газет и 46 журналов, включавших разделы по социально-экономическим вопросам. Их авторами были Ф. Муртазин, Ш. Шагидуллин, З. Бигиев, Г. Тукай, Г. Кулахметов, Ш. Муамедов, Х. Ямашев, Г. Сайфутдинов и многие другие. Прогрессивной для своего времени была просветительская деятельность ряда крупных представителей мусульманского духовенства (Г. Баязитов, М. Бигиев, Р. Фахретдинов и др.). Их заслуги многогранны; раньше многих в татарском обществе они осознали необходимость и значимость для его прогресса экономических знаний, экономической науки. Они участвовали в организации и издании социально-экономической и общественно-политической литературы, задавали рациональный тон в дискуссиях по социально-экономическим вопросам, непосредственно связанным с отдельными положениями Шариата; не противопоставляли религию и науку. Массовое издание газет и журналов на татарском языке в начале ХХ столетия явилось долгожданным ответом на интеллектуальные запросы татарского общества. Даже приведенный перечень источников свидетельствует о широте и основательности национальной социально-экономической мысли, отразившей интересы и поиски всех социальных слоев общества, национальный менталитет.
Процесс интернационализации хозяйственной жизни в эпоху капитализма, стимулируя развитие мировой экономической мысли, обусловил соединение в каждом регионе общих и специфических научных подходов. В этот процесс влилась и татарская экономическая мысль. Объективный ход экономического развития осмысливался в контексте конкретной исторической ситуации. Особый акцент в конце ХIХ-начале XX столетий делался на вопросах эволюции и перспективах социально-экономического положения татарской нации, проблеме создания равных условий для предпринимательской деятельности. В теоретическом осмыслении экономических процессов огромная заслуга принадлежит Г. Фаизханову. В своих трудах «Книга собеседований (Трактаты) о средствах к жизни и изобилию» и «Будитель мысли» он впервые в татарской литературе дал систематизированное изложение основ классической экономической теории, ее научно-понятийного аппарата, раскрыл место и роль экономической науки в жизни общества, обосновал необходимость овладения татарским народом экономическими знаниями для адаптации к развивающимся в стране рыночным отношениям и решения насущных социально-экономических проблем. Работу над книгой Г. Фаизханов закончил в 1890 г., разрешение на ее опубликование было получено в 1892 г. В представленной монографии автор решает как бы две задачи:
1) Выявляет условия, которые позволяют обществу иметь самообеспеченность;
2) Исследует пути, причины, факторы, которые позволили бы ему не ограничиваться простым воспроизводством материальных благ, а добиваться их расширенного воспроизводства, их «изобилия».
Серьезным вкладом Г. Фаизханова в формирование и развитие татарской социально-экономической мысли является введение в научный оборот такой важной экономической категории, как «потребность» человека в средствах существования, обоснование объективности ее величины и анализ факторов, на нее влияющих. Г. Фаизханов правильно указывал, что объем потребностей не остается постоянным, а изменяется с развитием общества, что «на протяжении вот уже ряда веков потребности людей растут непрерывно, изо дня в день. Причем они не одинаковы у различных народов, в разных географических районах». (Г. Фаизханов. Книга собеседований (Трактаты) о средствах к жизни и изобилию, С. 5).
К основным факторам, влияющим на объем и структуру потребностей человека он относил: уровень жизни, т.е. материальную обеспеченность, образовательный ценз, уровень культуры, природно-климатические условия, в которых живет и трудится человек, вид и тяжесть труда, рост и возраст человека.
Раскрытие сущности производственной деятельности и определение ее места в жизни общества позволяют автору оперировать понятием «созидание богатства». Оно производится в сфере материального производства. Наука о богатстве, следовательно, теснейшим образом связывается с производством, обращается к нему лицом, что, безусловно, является ценнейшим обстоятельством в мировоззрении, системе экономических взглядов Фаизханова. Труд и только он – источник богатства.
Весьма актуальным и сегодня является научно-теоретическое творчество Мусы Акъягет – автора книги «Экономика или наука о богатстве». В истории мировой экономической мысли Мусе Акъегетзаде (или Мусе Акъегету, или Мусе Акъегетоглу) принадлежит особое место не только как мыслителю, сумевшему создать экономическую систему, в которой синтезированы достижения мировой и российской экономической науки, а также исламские традиции, но и как популяризатору этих достижений в Османской империи эпохи младотурков. Как признают современные турецкие исследователи его творческого наследия, до появления в свет произведений М. Акъегета экономическая наука в Турции не развивалась [Хадиуллина Г.Н.]. Роман М. Акъегета «Хисаметдин менла» (1886 г.) хорошо известен и в современном татарском обществе.
В то же время его экономические работы, широко популярные в Турции конца XIX – начала XX вв., выходившие большими тиражами и оказывавшие значительное влияние на формирование общественного сознания, несмотря на то, что выводы, содержащиеся в них, были реализованы в экономической политике турецкого государства, по сути, оказались преданными забвению. Немного о биографии ученого. Муса Акъегет родился 3 декабря 1864 года в городе Чембар Пензенской губернии (ныне г. Белинск) в семье чиновника. Его дед, Алтынбай Акъегет, крестьянин деревни Мачали Чембарского уезда в годы царствования Александра I в течение 25 лет служил в армии и участвовал в Отечественной войне 1812 года. За проявленное мужество в сражениях с наполеоновскими войсками в период их наступления на Москву Алтынбай Акъегет получает чин прапорщика и дворянское звание. Отец Мусы, Мухаматзян, учился в деревенском мэктэбе, а затем заканчивал русскую четырехклассную школу в городе Чембар. Длительное время работал в должности писаря, а затем стал чиновником среднего ранга в этом же уезде. Когда Муса достиг возраста, позволившего получать первое образование, его отправляют в деревню Мачали, где он, кроме усвоения основ шариата, учится читать и писать по-татарски. Затем он продолжает образование в русской четырехклассной школе, а 14 августа 1878 г. поступает в русскую гимназию в г. Пенза, которую заканчивает с хорошим аттестатом. Еще в годы обучения в гимназии на него обращает внимание Н.И. Ильминский (1822-1891) – профессор Духовной академии и Казанского университета, организатор центральной крещено-татарской школы. Об этом он пишет в одном из своих писем. В гимназии наряду с русским языком Муса Акъегет изучает французский, что позволяет ему на языке первоисточников знакомится с европейской литературой.
В 1884 году, после завершения гимназического образования, Муса Акъегет пишет прошение о поступлении в Московский университет. Однако это прошение, как и следующее о поступлении в Казанский университет, официальные власти отклоняют в связи с политикой ограничения доступа к высшему образованию для представителей иноконфессиональных народов. В период с 1884 по 1888 гг. Муса Акъегет живет в Казани, Пензе и Бахчисарае. Его активная творческая деятельность начинается именно в этот период. Роман «Хисаметдин менла» был опубликован в 1886 году (в типографии Казанского университета). Второе издание романа относится к 1925 году (серия «Библиотека татарской литературы»). На современном татарском языке роман выходит в 1979 году.
В 1887-1888 гг. М. Акъегет работает в редакции газеты «Тарджеман», издаваемой И. Гаспринским в г. Бахчисарае. В 1888 году в целях продолжения образования М. Акъегет уезжает в г. Стамбул, где поступает в Высшую военную школу, или Военную Академию «Ирадэи сэния илэ Хэрбия мэктэбэ», которая готовила чиновников для государственных учреждений. В 1891 г. он завершает образование и занимает должность преподавателя русского языка и экономики в этой же школе в классах пехоты и кавалерии, ветеринарной полиции, общей истории для высших сословий. Следует отметить, что в период с 1902 по 1905 гг. в Военной Академии учился и Мустафа Кемаль Ататюрк (1881-1938). Здесь получали образование и его будущие соратники, и противники, сыгравшие важную роль в истории Турции: Али Фуад (Джебесой), Али Фетхи (Окъяр), Энвер-бей (будущий Энвер-паша), Кизим Карабекир, Исмет-бей (Исмет Иненю) и др. Ряд турецких авторов пишут, что Кемаль Ататюрк присутствовал на занятиях Мусы Акъегета. В любом случае можно уверенно говорить, что учебное пособие М. Акъегета по экономике использовалось будущим основателем и первым президентом Турецкой республики.
После того, как в июле 1908 г. султан Абдул-Хамид II был вынужден восстановить отмененную им в 1878 г. Конституцию, М. Акъегетзаде начинает издавать в Турции газету «Мэтин» («Подлинник»), на страницах которой освещаются вопросы политики, экономики, торговли, военного дела и литературы. (Его неизменным помощником, членом редакционной коллегии при этом была жена Хайрия). М. Акъегетзаде приветствует политические и экономические реформы в Турции, в частности, в редакционных статьях, в которых отмечает, что альтернативой восстановления Конституции мог стать распад страны. Однако несмотря на такую позицию, официальные власти негативно относятся к газете «Мэтин» и ее редактору, что, в конце концов, приводит к ее закрытию. 16 января 1909 года М. Акъегетзаде назначают главой уезда Адижеваз-Ван, куда он уезжает с семьей. По мнению биографов М. Акъегетзаде, назначение человека, знающего несколько европейских языков и долгое время работавшего на государственных должностях, в качестве главы администрации уезда в глубине Анатолии объяснялось желанием официальных властей удалить его от центра политических событий.
2 мая 1911 года он, однако, избирается членом представительных органов провинции Измир, 23 ноября 1924 года – главой уезда Чапакчур. По сведениям некоторых авторов, в период 1916-1923 гг. М. Акъегетзаде занимался приведением в порядок восточной литературы, купленной вакуфным управлением у библиотеки профессора Н.Ф. Катанова (Казанский университет). Однако никаких документальных сведений, подтверждающих такой факт, не найдено.
Последним местом его работы становится должность управляющего библиотекой Сулеймания (Стамбул). К сожалению, в архивах библиотеки Сулеймания не сохранилось материалов, свидетельствующих об этом периоде жизни М. Акъегетзаде.
М. Акъегетзаде умер 2 сентября 1923 года. Изменения, происходившие в турецком обществе на рубеже XIX-XX вв.: принятие Конституции 1876 г., ее отмена и установление самодержавного режима «зулюм», младотурецкая революция 1908 года, завершившаяся восстановлением Конституции и давшая начало эпохе мешрутият (парламентаризма), национально-освободительная революция и создание Турецкой Республики (1918-1923), – во многом определили характер экономических исследований М. Акъегетзаде. Младотурки, а затем и кемалисты, стоявшие на позиции тюркизма, ожидали от экономистов рекомендаций для достижения и определенных политически целей, что давало надежду на востребованность экономических знаний, использование их в интересах экономического развития.
Все это обусловило плодотворность экономических исследований Мусы Акъегетзаде, который к тому же знал европейские и тюркские языки, получил и религиозное, и светское образование, был знаком с мировой и российской экономической мыслью, хорошо знаком с социально-экономическими изменениями в России и Турции, с турецкой историей, начиная с эпохи Танзимата.
Из произведений М. Акъегетзаде, изданных в Турции, нам известны три работы. Первая «Avrupa medeniyetine bir nazar» («Один взгляд на европейскую культуру (цивилизацию)» была издана в 1899 г. в Стамбуле в издательстве Джемаль Эфенди. В 1906 г. она была опубликована в России в журнале «Алгасрелджадит», издаваемом в г. Уральске, а в 1996 г. вновь издается в г. Анкаре Турецким религиозным фондом в серии «Читай и задумайся». В предисловии, написанном Р. Сейчуком Уйсалом, описывается жизненный путь автора и определяется значение его произведений для турецкого общества. Вторая работа «Iktisat yahut ilmi seruet: Azadegi ticaret ve usuli himaya» («Экономика, или наука о богатстве: свободная торговля и способы ее защиты (протекционизм)») выходит в свет в Стамбуле в 1898 г. Этот труд написан на староосманском языке с использованием арабского шрифта и, насколько нам известно, позднее не переиздавался. В архиве стамбульской библиотеки Сулеймания сохранилось несколько экземпляров этой работы. Третья работа «Ilmi seruet vuyahut ilmi iktisat» («Наука о богатстве, или наука об экономике») с подзаголовком: «Книга содержит в себе важные экономические сведения» датируется 1900 годом и печаталась также в Стамбуле. Решение об ее издании было принято Советом по военному образованию, что означало признание ее официальным учебником для высших учебных заведений Османской империи.
Как и предыдущая, она написана на староосманском языке. Нами исследовано первое издание, сохранившееся в единственном экземпляре в библиотеке Сулеймания. Хотя в ряде исследований содержатся сведения и о более поздних изданиях работы, нами они не были найдены. Исследование взглядов М. Акъегетзаде свидетельствует о его приверженности традициям классической школы политической экономии. В качестве предмета экономической науки он рассматривает проблемы производства и распределения материального богатства, акцентирует внимание на производительных силах, которые им трактуются как способность нации создавать богатство. Нехарактерным для классической школы политической экономии представляется рассматриваемый М. Акъегетзаде принцип редкости; автор характеризует ее как нематериальное, божественное начало. При трактовке же стоимости он исходит из неоклассической теории факторов производства. Экономическая наука воспринималась исследователем как аналог естественных наук, что позволило ему рассматривать экономические законы как объективные. В то же время М. Акъегетзаде отрицал универсальность рыночных законов, включал в состав производительных сил религиозную форму общественного сознания, правовые, политические, географические факторы. Им анализируются и конкретные экономические явления, прежде всего инфляция, как следствие макроэкономической нестабильности, отстаивается вывод о необходимости государственного вмешательства в экономику для преодоления противоречий, присущих рыночному хозяйству. Вслед за А. Смитом, Д. Рикардо и Дж. Ст. Миллем он приходит к оценке международной торговли как сферы относительно малой мобильности ресурсов, принадлежащих нациям. При этом нации рассматриваются как неконкурирующие группы. Специально рассматривается проблема распределения доходов между государствами, получаемых от внешней торговли при бездефицитном платежном балансе. Считая политику свободной торговли эффективным методом регулирования межгосударственных товарных потоков, он признает необходимость протекционистских мер для защиты экономики стран «второго эшелона» и обеспечения устойчивых темпов экономического роста. Им разделяются взгляды А. Смита, который считал обоснованным принятие О. Кромвелем Навигационного акта (1651 года) и указывал, что полная свобода торговли является утопией, что ей мешают, прежде всего, корпоративные интересы промышленников. Признание в качестве единственного побудительного мотива в деятельности человека стремления к получению выгоды М. Акъегетзаде считает неоправданным. Он подчеркивает, что наряду со стремлением к максимизации собственной полезности человек руководствуется и политическими, религиозными, духовными интересами, которые являются «священными и для каждой нации» и невозможны «без жертвования материальных ценностей (богатств)». «Если свободная торговля, преследующая только материальную выгоду, может навредить независимой жизни, … то появятся и те, кто готов пожертвовать своим состоянием». Существенное влияние взглядов немецкой исторической школы проявляется в отношении М. Акъегетзаде к концепции «экономического человека». Он отрицает возможность трактовки человека как субъекта рыночных отношений, свободного от воздействия общественных факторов и автономно стремящегося к достижению максимальной личной выгоды. Человек рассматривается как существо, ориентированное на общественные ценности, а народное хозяйство – как единая система, элементы которой находятся в постоянном взаимодействии (в отличие от классической традиции, которая рассматривала общество скорее как сумму отдельных индивидов).
Исследование хозяйства как эволюционирующей системы также говорит о влиянии на М. Акъегетзаде идей немецкой исторической школы. Используемое им понятие «региональный физический план» свидетельствует о признании одного из ключевых положений теории Фридриха Листа (1789-1846), Бруно Гильдебранда (1812-1878), Вильгельма Рошера (1817-1894), Карла Книса (1921-1898).
М. Акъегетзаде неоднократно ссылался на работу Фридриха Листа «Национальная система политической экономии» [«Das nationale System der politischen Оkonomie»], в которой формулируется принцип «воспитательного протекционизма», реализация которого предусматривала поддержку фабрично-заводской промышленности.
Он не был прямым сторонником исламской экономической модели, в частности исламской концепции процента. В отличие от муфтия Египта Мухаммада Абдо, который пытался модернизировать исламскую социальную доктрину, включая в нее нетрадиционную трактовку «рибаа», из которой следовало, что банковские вклады и взимание с них процентов не являются ростовщичеством, М. Акъегетзаде выступает как сторонник классической школы, опираясь на принципы которой он определяет процент как естественную цену капитала, возникающую в результате действия объективных рыночных законов. В итоге им создается собственная интерпретация классической макроэкономической модели, в которой учитываются особенности социально-экономических отношений в Западной Европе, России и Османской империи на рубеже XIX-XX вв. Глубокое знание мировой и российской экономической мысли, мировоззрение, сформировавшееся в значительной степени под влиянием исламской концепции миропорядка, анализ социально-экономических процессов в государствах «догоняющего развития», позволили Мусе Акъегетзаде занять в Османской империи место одного из основоположников экономической науки. Его рекомендации были использованы в программных документах, в решениях по вопросам внутренней и внешней политики кемалистской Турции в 30-40-х гг. XX века.
Муса Акъегет стремился к глубокому объяснению явлений, задумывался над истоками экономической отсталости и политической зависимости Турции. Хорошо понимая, что осмысление происходящего невозможно без ретроспективного анализа, он обращался к истории экономической науки, к трудам Адама Смита, Давида Рикардо, Фридриха Листа, к истории мирового экономического развития и мировой торговли. В его работах поучительные выводы из концепции свободы торговли Смита и Рикардо, концепции протекционизма Листа.
Среди достижений зарубежной экономической мысли специально следует выделить концепцию предельной полезности и производительности, которая позволила перевести экономические процессы на язык математики, осуществлять расчеты, допускающие многовариантность, а значит возможность выбора, моделировать социально-экономическую жизнь общества, основные ее составляющие в краткосрочном, среднесрочном и долгосрочном вариантах, усилить практическую функцию экономической науки. Попытка органической увязки теорий предельной полезности и трудовой стоимости была предпринята в нашей стране еще в начале XX века М.И. Туган-Барановским – крупным отечественным экономистом и философом (выходцем из старинного татарского рода). Идеологические «табу» помешали, однако, обратиться к результатам его исследований и поставить их на службу науки и практики.
Ныне сформировались новые составляющие социально-экономического развития обществ – составляющие универсального и глобального характера. Речь идет о концепции коэволюции в развитии общества и природы. Такая проблема, естественно, не могла рассматриваться в дореволюционной татарской социально-экономической литературе. В ней вопрос ставился в другой плоскости. Речь шла о необходимости ограждения недр России, в частности районов Волги и Урала, от иностранных компаний. Здесь присутствовали не только патриотические чувства, но и экономические мотивы. Последние выходили на первое место. Предлагалось татарским предпринимателям самим активнее осваивать богатства Волго-Уральского региона для приумножения их капиталов и повышения конкурентоспособности.
Такие предложения злободневны и сегодня. Они содержат и прогностический момент. Создавая на территории РТ совместные с иностранными инвесторами предприятия, тем более предприятия, принадлежащие только им, не следует забывать о своих стратегических интересах, надо помнить и учитывать требования эколого-экономического равновесия в развитии общества, эколого-экономические допустимые его пределы и нормативы. С позиций современности безусловный интерес вызывают и суждения Ф. Муртазина, Ш. Шагидуллина, Ш. Хусаинова, Г. Гафурова, К. Хабибуллина, М. Файзуллина и других авторов публикаций о таких макроэкономических и микроэкономических категориях, как экономика и экономическая сила нации, промышленное производство, земледелие и торговля, приоритетность в создании экономического могущества государства, банковское дело, акционирование капитала, предпринимательство и слагаемые его успеха и т.д. Идея о решающей роли экономической силы в развитии нации, решении ее социальных и духовных задач пронизывает чуть ли не всю татарскую периодическую печать начала XX века. Газета «Вакыт» («Время») писала: «В современную эпоху экономическая слабость нации более опасна, чем политическая». А журнал «Руссия саудаси» в статье «Жизненное соревнование» подчеркивал: «Наступающее время в крайней степени опасно. Нас заволокли тучи экономического рабства. Надо любыми путями их разогнать». Изучение истории общественной мысли, в том числе экономической, выяснение ее места и роли в жизни татарского народа, определение личного вклада видных его представителей способствуют приумножению интеллектуально-творческого и нравственного потенциала духовной культуры нации и всей нашей страны. Существенные сдвиги в развитии социально-экономической, общественно-политической и духовной жизни России на рубеже XIX-XX веков не могли не вызвать изменений и в жизни татарского общества. В частности, в сфере духовной культуры, где доминировали два начала: религия и наука. В татарской нации происходит формирование научной интеллигенции, интеллектуальной элиты, яркой плеяды крупных мыслителей и общественных деятелей. В этом созвездии особое место занимает Аятулла (Гатаулла) Баязитов. (1847-1911 гг.)
Аятулла (Гатаулла) Баязитов – богослов, теоретик, общественный деятель, публицист, издатель. С 1871 г. – имам, военный ахун, переводчик при Министерстве иностранных дел России, преподаватель Азиатского департамента, Пажеского корпуса в Санкт-Петербурге. Основатель и издатель первой в России татарской газеты «Нур» («Свет»). Один из инициаторов и организаторов строительства Соборной мечети в Санкт-Петербурге. В трудах А. Баязитова (написаны на русском языке и опубликованы в Санкт-Петербурге: «Возражение на речь Эрнеста Ренана. Ислам и наука» (1883 г., 38 с.); «Ислам и прогресс» (1898 г., 93 с.); «Отношение Ислама к науке и иноверцам» (1906 г., 110 с.) раскрывается сущность учения Ислама. Они нацелены на его воспроизведение в первозданном, исконном виде. Рассматриваются проблемы, особо востребованные историческим периодом, эпохой, общественными явлениями и событиями. Свою же задачу мы видим в озвучивании и анализе, прежде всего, тех положений Корана и Хадисов, которые, по мнению А. Баязитова, перекликаются, созвучны с наукой, в частности с экономической теорией, с отдельными ее положениями и «снимают барьеры, преграды» между наукой и Исламом. Действительно, эту проблему нельзя не затронуть, исследуя историю формирования и развития социально-экономической мысли татарского народа. И вот почему. Во-первых, в недалеком прошлом такая тема была запретной. Во-вторых, ее игнорирование не позволяет решить научную проблему – определить суть и значимость социально-экономического характера положений учения Ислама для включения их в «актив» национальной социально-экономической мысли. В-третьих, необходимо выяснить: существуют ли точки соприкосновения науки и религии, общие для них теоретические позиции по социально-экономическим проблемам.
Соотношение науки и религии, их место в жизни общества – эти вопросы всегда были в центре внимания общественности, причем позиции участников дискуссии резко отличались друг от друга: от полного отрицания совместимости науки и религии до признания, обоснования возможности и необходимости их синтеза. Следует отметить, что вторая точка зрения на современном этапе развития человечества становится все более усиливающейся тенденцией. Произошедшие в ХХ веке в мире качественные перемены во всех сферах общественной жизни, вызванные крупными достижениями в развитии науки и техники и технологическим их применением, переходом общества в постиндустриальный, информационно-инновационный, интеллектуальный этап своего развития, усилением интернационализации и глобализации экономики, все большим осознанием человечеством себя частью природы, нависшей над ним реальной опасностью самоуничтожения – все это заметно усилило позицию выступающих за поиски объединяющих науку и религию «родовых» признаков, за их интеграцию.
Обратимся к позиции А. Баязитова именно по такого рода вопросам, к его доводам, аргументам, позволяющим, с его точки зрения, определить «соединительные ткани, звенья», «смежные грани» между Исламом и наукой и возможность их совместимости.
1. Системный и конкретно-исторический анализ, являвшийся основным методом исследования А. Баязитова, требовал выделения центральной идеи в учении Ислама, с одной стороны, и экономической теории, с другой. Ключевое значение в Коране придается, по его мнению, труду, трудовой деятельности. Через категорию труд он выходит на экономическую науку и находит их объединяющие начала. Труд в Коране, подчеркивал он, рассматривается как священное дело, священная обязанность верующего. Этот основополагающий тезис учения Ислама является, по мнению А. Баязитова, веским доказательством возможности сравнивать его с трудовой теорией стоимости, составляющей, как известно, исходный принцип, фундамент экономической науки, классической политической экономики. Отсюда делается вывод, что Ислам и наука по узловой проблеме теории и жизни, при оценке ее значимости не противоречат друг другу, что они совместимы. Что для общества более продуктивно восприятие их как части целого, полезнее более конструктивное восприятие как научных, так и религиозных знаний. Как видим, А. Баязитов воспринимал трудовую теорию стоимости Адама Смита как великое научное достижение. Это свидетельствует о масштабности его мышления, широте эрудиции. Стремление А. Баязитова найти общие черты между Исламом и наукой, на уровне кардинальных принципов достойно, на наш взгляд, позитивной научной оценки.
2. Заслуживает особого внимания то обстоятельство, что в учении Ислама, в Коране и Хадисах в один ряд с трудом ставятся знания и наука. А. Баязитовым приводятся следующие изречения Мухаммеда: «Приобретайте знания от колыбели до могилы»; «Ищите науку и познание, если бы даже они находились в Китае или на краю света». Обретение знаний, их совершенствование, стремление быть образованным считается прямой обязанностью верующего. Овладение науками и передача своих знаний другим ставятся выше сведения веры к отдельным ритуалам. Все это не могло не побуждать мусульман к приобретению знаний. В вышеуказанных сочинениях А. Баязитова дается анализ процесса формирования и развития образования и науки в мусульманском мире, реализующих кардинальные установки пророка Мухаммеда. Утверждается, что если достижения древнегреческих ученых послужили основой, исходной базой становления мусульманской науки, то она, в свою очередь, сыграла пионерскую роль в их обратном возвращении Европе, следовательно, в дальнейшем развитии самой европейской науки. На конкретных примерах показано, что именно через труды многих мусульманских ученых, их переводы, читаем мы у А. Баязитова, греческая наука вновь стала достоянием европейских ученых. Поэтому можно считать, что мусульманская наука на новом историческом витке возвратила Европе научные достижения ее предков.
3. Серьезную теоретическую, методологическую нагрузку несет тезис о нравственности, дополняющий и расширяющий содержание двух предыдущих. Нравственное оздоровление общества рассматривается в Коране и Хадисах, – подчеркивает А. Баязитов, – как абсолютно необходимое условие изжития его пороков и как фактор активизации созидательной деятельности человека. А опору нравственности Мухаммед усматривал, что особенно важно для нас, в улучшении бытовых условий жизни народа, в экономическом развитии. Значит нравственность и экономика взаимосвязаны, зависят друг от друга. Как здесь не вспомнить высказывание А.С. Пушкина, пронизанное той же мыслью: экономика и нравственность неотделимы друг от друга. Далее. Нравственное оздоровление общества как обязательное условие поступательного его развития увязывается в Коране и Хадисах с необходимостью человека трудиться, заниматься хлебопашеством или ремеслом, торговлей, всеобщего просвещения населения, развития науки и постижения людьми ее достижений.
4. А. Баязитов решительно выступает за свободу мысли. Без этого условия не может быть, подчеркивает он, и развития науки. Вместе с тем А. Баязитов решительно выступает против крайностей, особенно невежественного толкования Ислама, приписывания ему того, что никак не составляло его суть. Критиковал за однобокое исследование, например, за подмену системного, конкретно-исторического анализа одним лишь индуктивным методом познания. Этим «грешил», в частности, французский ученый-философ Эрнест Ренан. В речи, произнесенной 29 марта 1883 года в собрании «Научной французской ассоциации» он утверждал, что Ислам, якобы, враждебно относится к рациональной науке. Свой тезис он «подкреплял» сравнением уровня умственного развития мусульманских и европейских народов в конце XIX века, фактически исключив весь предыдущий период развития человечества. Да, в конце XIX столетия, скорее всего, существовал разрыв в степени умственного развития народов Европы, с одной стороны, и мусульманских народов Среднего Востока и Азии, с другой. Но ведь были и другие времена, века, эпохи, когда именно в мусульманском мире цивилизация находилась на более высоком уровне, чем в Европе. И это приходится на тот период, когда государственные деятели мусульманских стран были верны учению Ислама, руководствовались основными его положениями и требованиями, когда Ислам играл роль учения-действия, действия активного, созидательного. Таковы размышления, суждения А. Баязитова в историческом разрезе. На этой основе он пишет: «На наш взгляд, вышеприведенные соображения Ренана (т.е. его утверждения о том, что Ислам и наука несовместимы, что Ислам тормозит общественный прогресс и т.д. – Ф.Г.) вместо того, чтобы умалить влияние Ислама на науку, служат скорее в пользу Ислама и доказывают лишь одно, что как сам Магомет, так и все мусульманские халифы не были узкими, односторонними фанатиками, а обладали самым широким взглядом на науку, причем интересовались всеми отраслями ее, нисколько не пренебрегая и языческими ее источниками».
В сочинениях А. Баязитова дана объективная картина становления и развития мусульманской цивилизации с VII века по XIX век на фоне зарождения и распространения Ислама. Указаны периоды ее существенного прогресса в экономике, науке и образовании и периоды резкого отставания от мирового развития в тех же областях. Названы причины. Не учение Ислама, согласно убеждениям А. Баязитова, виновато в отставании исламских стран и их народов от мирового развития в конце XIX-го столетия, а отклонения руководящей элиты от кардинальных положений Корана и Хадисов, от учения Ислама. Да, во всем этом – большая доля истины. Но не вся истина. Были и другие причины, например, колониальное господство Запада над Востоком.
Из изложенного видно, что, опираясь на исторические факты, А. Баязитов дает научно-аргументированную отповедь Эрнесту Ренану. Всесторонностью анализа, строгой приверженностью научной этике исследователь убедительно показывает несостоятельность выдвигаемых против Ислама незаслуженных обвинений, предвзятых измышлений. Одновременно очищает его от искусственных наслоений. Приоритет отдается тем основополагающим положениям Корана и Хадисов, верность которым и руководство которыми может, как это имело место в VII – XII вв., вновь обеспечить поступательное развитие исламских государств, возрождение и процветание их материальной и духовной культуры посредством приобщения к достижениям развитых стран в развитии экономики, науки, техники и образования.
5. Свою историческую миссию А. Баязитов видел в донесении учения Ислама, изложенного в Коране, Хадисах, Шариате, в наиболее чистом, первозданном виде, в том состоянии, в каком оно существовало в период жизни пророка Мухаммеда и в ближайшие после его смерти годы. Стремится возрождать подлинную сущность Ислама. Основное внимание уделял главным разделам, центральным проблемам, востребованным одновременно самой жизнью, насущными задачами развития и татарского общества. Реализуя такие высокие цели, он фактически подвел фундамент под джадидизм, под его программу. Джадидизм – это восстановление сущности Ислама, который первейшей задачей человека считал стремление к знаниям, познание мира, а значит жизнь на основе науки. Вместе с тем он означает шаг вперед в богословской мысли, означает программу действий в новых исторических условиях. И его роль не исчерпывается XIX-XX веками. Да и содержание может развиваться, тем более могут меняться акценты на приоритетах. В средние века, как известно, в духовной жизни мусульман, татар Поволжья и Приуралья возобладали схоластика, начетничество, фанатизм. Естественно, это не могло способствовать прогрессу татарской нации, решению ее насущных экономических и социальных проблем. В таких исторических условиях формируется джадидизм – общественное движение, видевшее свою задачу в изменении образа мышления и действия татар. Чтобы Ислам стал учением конструктивного действия, следовало возродить и вооружить верующих теми его кардинальными положениями, которые выражают его суть и составляют условия поступательного развития общества.
«Заслуга джадидизма заключается в том, подчеркивал М.Ш.Шаймиев, что он во главу угла поставил знания, образование, науки, открытость к иным культурам, религиозную терпимость, раскрепостил женщин, дал молодежи не только мораль, но и передовые знания, которые сделали их конкурентоспособными».
6. В системе общечеловеческих ценностей всегда особое место занимали веротерпимость, толерантность, уважительное отношение ко всем религиям и их носителям, стремление поддерживать между людьми, народами добрые отношения независимо от их религиозных убеждений. Эти ценности приобрели еще большую значимость и злободневность в современных условиях, когда резко усилились процессы интернационализации и глобализации мировой экономики, когда в мире имеются силы, стремящиеся обострить отношения между народами на религиозной почве, когда международный терроризм пытается действовать под флагом Ислама. Тем значительнее историческая заслуга А. Баязитова, уделявшего в своих работах одно из центральных мест проблемам межконфессиональных, межрелигиозных отношений и раскрытию по ним истинной позиции Ислама. Она является, как убедительно показывает исследователь, решительно интернациональной. Ислам, как и другие основные мировые религии – иудаизм, христианство, буддизм – это религия мира, а не войны, религия созидания, а не разрушения. Свою конструктивную роль Ислам выполняет, если достигается научное раскрытие его основных положений и принципов применительно к решению современных проблем.
Литература:
1. Современная экономика: лекционный курс: многоуровневое учебное пособие. Учебное пособие / Мамедов О.Ю., ред. – 10-е изд. – Ростов н/Д.: Феникс, 2007. – 410 с.
2. Экономика. Учебник / Под ред. А.С. Булатова. – М., Экономист, 2006.
3. Экономическая теория: Учебник / Е.Ф.Борисов – М.: Юрайт, 2002.
4. Большой экономический словарь / А.Б. Борисов – 2-е изд. Доп. – М: Книжный мир, 2007.
5. Новый экономический словарь: около 3000 слов и словосочетаний / Авторы-составители В.Р. Копорулина, Д.В. Остапенко – 2-е изд. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2007.
6. Борисов Е.Ф. Экономическая теория в вопросах и ответах: Учеб. пособие – М.: Юристъ, 2003.
7. Мировая экономика: Учебник / Под ред. А.С.Булатова – М., Экономистъ, 2007.
8. Игошкин В.С. Мировая экономика. – Казань: КФЭИ, 2002.
9. Киреев А. Международная экономика. В 2-х частях. – М.: Международные отношения, 2000.
10. Макконел К., Брю С., Экономикс. В 2-х томах, 2005.
11. Газизуллин Ф.Г. Становление и развитие социально-экономической мысли татарского народа. – Санкт-Петербург, «Рост», 2004 г.
12. Хадиуллина Г.Н. Экономические идеи в наследии Мусы Акъегетзаде. – Казань, КГУ, 2003 г.
13. Р.И. Беккин. Исламская экономическая модель в мусульманском мире: некоторые исторические факты // Проблемы современной экономики – 2004. – № 4 (12).
14. Р.И. Беккин. Экономические взгляды Ибн Халдуна (1332-1406 гг.) // Проблемы современной экономики – 2007. – № 2 (22).
15. Ф.Г. Газизуллин К вопросу об основных принципах соотношения ислама и науки в трудах А. Баязитова (1847-1911 гг.) // Проблемы современной экономики – 2005. – № 3/4 (15/16).
16. Рымарева А.С. Влияние национальных и религиозных особенностей среды хозяйствования на формирование модели экономического поведения // Проблемы современной экономики – 2007. – № 2 (22).

ТЕМА 2. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ОБЩЕСТВА: СУЩНОСТЬ, ПРИНЦИПЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ
План:
1.Типы и модели экономических систем.
2. Государственное регулирование экономики как потребность развития современного общества.
3. Исламская экономическая модель и ее особенности.
Термины и понятия: экономическая система, рыночная экономическая система, командно-административная экономическая система, исламская экономическая модель, социально ориентированное рыночное хозяйство, фискальная политика, социальная политика, налог, прямые налоги, косвенные налоги, налоговые льготы, налоговая система государства, закат, хумс, ушр, харадж, саадака, джизйа, харадж
2.1. Типы и модели экономических систем.
Система (греч. Systema – целое, состоящее из частей) представляет собой определенную целостность, структуру, состоящую из взаимосвязанных и взаимодействующих компонентов.
Экономическая система в широком смысле слова – это структура, включающая следующие функциональные компоненты: технико-экономические, социально-экономические и организационно-экономические. Такая экономическая система является большой и сложной, поскольку она включает в качестве взаимосвязанных компонентов разнородные подсистемы. В свою очередь, каждая из подсистем состоит из своих элементов. Все современные экономические системы и подсистемы являются, как правило, открытыми, т.е. взаимодействуют друг с другом и с внешней средой. Вместе с тем они взаимозависимы, нестандартны, динамичны. Устойчивость, равновесие компонентов и систем в целом имеют кратковременный, относительный, условный характер. Названные качества экономических структур представляют собой способность сохранять определенные закономерности движения экономических ресурсов и отношений. Но именно это и есть существенное свойство. Оно означает, что нет хаотичного, броуновского движения в экономической деятельности людей, а их хозяйственные связи неизбежно оказываются организованными тем или иным способом. Определенный способ организации элементов экономических структур, обусловленный формами собственности, можно назвать хозяйственным механизмом, хозяйственной, или экономической, системой в собственном, узком смысле слова.
В настоящее время в экономической литературе принято выделять три типа экономических систем: традиционную, командно-административную и рыночную.
Традиционная экономическая система. В примитивных, аграрных обществах поведение хозяйствующих субъектов определяется обычаями, традициями, передающимися из поколения в поколение. Здесь преобладает общинная собственность на ресурсы, уравнительное распределение благ, гарантирующее каждому члену общества возможность выживания. Вся хозяйственная деятельность также не выходит за рамки устоявшихся традиций и координируется четким распределением функций внутри общины.
Командно-административная система основана либо на государственной, либо на частной собственности на средства производства, имеет уравнительный характер распределения благ и отличается высокой степенью централизации всех управленческих функций. Здесь нет места инициативе, и предприимчивости, т.к. права и возможности участников экономической деятельности ограничены рамками инструкций и правил.
В общем виде, хозяйственный механизм командно-административной системы имеет следующие особенности:
1. Государство полностью или в значительной степени контролирует производство и распределение продукции.
2. Товаропроизводители лишены возможности самостоятельно определять объем производства ассортимент, рынки сбыта, партнеров по экономической деятельности, ценовую политику, условия заключения контрактов.
3. Государство ограничивает потребности населения путем установления нормирования отпуска товаров в одни руки, введения талонов и т.п., потребители не могут самостоятельно решать где, у кого и по какой цене покупать ту или иную вещь или услугу.
4. Управление экономикой осуществляется с помощью административно-командных методов (приказами, инструкциями и т.п.), без учета действия экономических законов.
5. Системы управления имеет строго иерархичный вид, когда нижестоящие органы власти не имеют возможности принимать хозяйственные решения, что лишает их возможности оперативно реагировать на изменения хозяйственной конъюнктуры.
Все указанные выше черты обусловили низкую мотивацию к эффективной экономической деятельности.
Несмотря на то, что большинство стран, на сегодняшний день отказалось от типичных методов управления экономикой, характерных для КАС, как неэффективных, все же следует признать, что она имеет ряд преимуществ. Например, она позволяет мобилизовать ресурсы общества на приоритетных, для национальной экономики, направлениях развития, благодаря чему обеспечивается быстрый экономический рост, в кратчайшие сроки решаются стратегические задачи (реконструкция национального хозяйства после войны, стихийных бедствий и т.п.). В командно-административной системе, также, сглажены социальные противоречия в обществе, поскольку государству, экономика которого базируется на принципах командно-административной системы, необходимы социальная стабильность, национальное единение вокруг верховной власти. Чтобы обеспечить, по крайней мере, видимость социального равенства, государство активно перераспределяет национальный доход между различными категориями населения.
Известный немецкий экономист В. Ойкен выделил три формы командно-административной системы:
– «тотальная централизованно управляемая экономика»;
– «централизованно управляемая экономика со свободным обменом предметами потребления»;
– «централизованно управляемая экономика со свободным потребительским выбором» .
Каждая из выделенных ученым форм КАС отличается определенным набором характеристик, которые приближают их к противоположной экономической системе, то есть к рыночной.
«Тотальная централизованно управляемая экономика» отличается тем, что здесь вообще нет места меновым отношениям. Управление хозяйственным процессом осуществляется единым центром. В «централизованно управляемой экономике со свободным обменом предметами потребления» управленческие функции также осуществляет центральная власть. Но здесь, в отличие от первой модели КАС, допускается обмен в натуральной форме. Наконец при «централизованно управляемой экономике со свободным потребительским выбором» население имеет возможность потребительского выбора, который заключается в том, что граждане самостоятельно решают, что и у кого им приобретать. В этой модели КАС возможно складывание товарно-денежных отношений.
В современном мире преобладает рыночная экономика, в которой экономическая информация передается с помощью ценовых сигналов. Динамика цен на ресурсы, продукты и услуги ориентирует хозяйствующих субъектов: что, как и для кого производить. Такая рыночная система связей и ориентации, по определению Ф. Хайека, является спонтанным (самопроизвольным) порядком, что указывает на ее эволюционный, независимый от субъективных желаний характер. Спонтанный (рыночный) порядок возникает объективно на основе разделения и кооперации труда в обществе.
Рыночная система функционирует на основе частной собственности на средства производства, предполагает рыночный механизм распределения благ (на основе взаимодействия спроса и предложения) и организуется путем взаимного согласования интересов хозяйствующих субъектов.
Основными чертами рыночной экономики являются:
1. Полная независимость товаропроизводителей, т.е. они самостоятельно определяют какую продукцию, в каком количестве и ассортименте производить, кому ее продавать, с кем заключать контракты и на каких условиях.
2. Независимость потребителей, то есть покупатели сами решают где, в каком количестве и у кого приобретать товары и услуги.
3. Управление экономикой осуществляется не административными методами, а подчиняются логике экономических законов, конкуренцией. Главным мотивирующим фактором выступает личная заинтересованность в результате своего труда, обусловленная возможностью распоряжаться им по своему усмотрению. Это придает рыночной системе динамизм, гибкость, жизнеспособность.
К преимуществам рыночной экономики следует отнести высокую степень эффективности, нацеленность на рациональные методы организации хозяйственной жизни. Ведь здесь потребители и производители сами лично несут ответственность за все ошибки и просчеты в организации экономического процесса.
Но рыночная система не лишена и определенных недостатков. Главным из них являются то, что в ней имеет место резкая социальная дифференциация среди населения, возникает ситуация, когда значительная часть национального дохода сосредотачивается в руках немногочисленной группы людей.
Другая проблема рыночной экономики – нестабильность и непредсказуемость экономического развития. Поэтому страны с рыночной экономикой периодически сталкиваются с такими проблемами как безработица, кризис и инфляция
В современной экономике, в чистом виде ни командно-административной, ни рыночной, ни традиционной, практически не существует. Даже самая развитая рыночная система может содержать в себе элементы, как традиционной системы, так и командно-административной. И наоборот, даже самая жесткая командно-административная система содержит в себе некоторые черты как рыночной, так и традиционной экономических систем.
В послевоенные годы в большинстве стран западной Европы сформировался особый тип экономической системы, получившей в экономической литературе определение социально ориентированное рыночное хозяйство. Основателями концепции социально-ориентированного рыночного хозяйства считаются видные немецкие экономисты В. Ойкен, Л. Эрхард, А. Мюллер-Армак и другие. В социально-ориентированном рыночном хозяйстве особая роль отводится государству, которое, призвано обеспечить баланс между экономической эффективностью и социальной справедливостью в обществе. Но в отличие от командно-административных моделей экономики, здесь государство не подчиняет себе рыночный механизм, не ликвидирует его основу – частнохозяйственную инициативу и свободу выбора, а корректирует так называемые «узкие места рынка», или «провалы рынка». Социально-ориентированное рыночное хозяйство отличается также и от регулируемой рыночной экономики, прежде всего тем, что целью экономической политики в ней является не просто обеспечение макроэкономической стабильности и устойчивого роста, но и поддержание определенной, приемлемой для данного уровня развития производительных сил, планки материального благосостояния широких слоев населения. Регулирование экономики осуществляется не в интересах отдельных групп, кланов и т.п., а в интересах большинства граждан, и прежде всего тех, кто в силу определенных причин не способен самостоятельно позаботится о своем благополучии.
Помимо основных экономических систем, в каждой стране существуют свои, по выражению лауреата Нобелевской премии В. Леонтьева, «национальные модели экономики», учитывающие исторический опыт, достигнутый уровень научно-технического и экономического развития, социальные и национальные особенности. Так, в рамках командно-административной системы существенно отличались друг от друга советская и восточно-европейские (югославская, польская, чехословацкая) модели. Хотя все они в исторической перспективе оказались несостоятельны и в итоге эволюционировали в национальные модели рыночной экономики.
Современные развитые страны имеют свои национальные модели и разновидности рыночной экономики. Американская модель-это массовое предпринимательство, рынок крупных корпораций и очень богатых людей. Она основана на самой передовой технике и технологии, наивысшей в мире производительности труда, всемерном поощрении любого бизнеса. Японская экономическая модель отличается самобытными национальными особенностями и традициями, которые трудно заимствовать. Характерной чертой японской модели можно считать так называемый «корпоративный патриотизм» – философию, проповедующую единение, слияние интересов фирмы и работника.
Германская и шведская модели хозяйства имеют явно выраженную социальную направленность. Здесь нет больших разрывов в оплате труда, много мелких и средних предприятий, государство играет активную экономическую роль, стремясь гарантировать необходимый жизненный уровень всем слоям населения. Политика распределения компенсирует «жесткость» рынка, устанавливая различные социальные пособия – на оплату жилья, обучение и воспитание детей, трудоустройство и помощь безработным, больным, инвалидам. Конституция ФРГ (ст. 20-28) законодательно закрепляет положение о том, что Федеративная Республика Германия представляет собой социальное государство.
Современная российская экономика является смешанной (эклектической), в которой взаимодействуют элементы рынка, административно-командной системы, национальных традиций, криминала. Такая экономика имеет неустойчивый, переходный характер.
2.2. Государственное регулирование экономики как потребность развития современного общества.
Но на протяжении всей истории развития экономической науки ученые никогда не имели единой точки зрения по вопросу о месте и роли государства в экономической жизни общества. Например, меркантилисты считали, что государство является необходимым условием процветания нации. Его основную функцию они видели в том, чтобы способствовать развитию национальной экономики путем проведения протекционистской политики, направленной на защиту отечественного товаропроизводителя от иностранной конкуренции.
На активном участии государства в решении экономических и социальных проблем общества настаивал известный американский экономист Дж. Кейнс.
Классическая политическая экономия, а позже и монетаристы напротив, выражала идеи экономического либерализма и невмешательства государства в хозяйственный процесс. Представители этих школ полагали, что рыночная экономика обладает способностью самостоятельно преодолевать все, присущие ей диспропорции развития, ратовали за свободу предпринимательской деятельности.
Правда сегодня, в условиях Мирового экономического кризиса даже самые убежденные сторонники либеральной экономики вынуждены признать, что без государственного участия рыночная система обойтись не может.
Таким образом, государственное регулирование экономики имеет важное значение для экономического и социального развития страны. При этом, осуществляя регулирование, государство использует широкий набор средств и методов воздействия на экономику, таких как бюджет, налоги, кредитно-денежная (монетарная) политика, экономическое законодательство и т.д.
В экономике страны, государство выступает как экономический агент, обладающий правом и возможностью принуждения, например, в сфере налоговой политики, государственного законодательства. Принуждение часто обосновывается политической философией, требующей подчинения личных интересов общественным.
Проанализировав различную степень вмешательства государства в экономику на различных этапах становления и развития рынка (эпоха свободного рынка или так называемый чистый капитализм, эпоха монополистического капитализма, эпоха регулируемого рынка, эпоха социально-ориентированного рыночного хозяйства), необходимо сделать акцент на том, что развитие рыночной экономики во второй половине XX века выявило четко обозначившуюся тенденцию расширения масштабов деятельности государства и усиления его роли в экономике. Задача государства в рыночной экономике корректировать рыночный механизм, создавать условия его устойчивого функционирования и мягкого прохождения «узких мест».
В чем же должно выражаться участие государства в хозяйственной жизни современного общества?
Традиционными, классическими функциям государства в экономике можно считать:
– защита прав собственности;
– обеспечение свободы предпринимательской деятельности;
– регулирование денежного обращения;
– контроль над внешнеэкономической деятельностью;
– поддержание устойчивости национальной валюты;
– обеспечение экономической безопасности страны;
– создание и регулирование правовой основы функционирования экономики (создание законов и правил, регулирующих экономическую деятельность, контроль за их исполнением);
– проведение политики макроэкономической стабилизации (деятельность правительства, направленная на обеспечение экономического роста, полной занятости и стабильного уровня цен; главные инструменты – фискальная и денежная политики);
– антимонопольное регулирование (пакет законов, который выступает как средство поддержания государством баланса между конкуренцией и монополией);
– воздействие на размещение ресурсов (инструменты: налоги, субсидии, непосредственное государственное регулирование и т.д.);
– деятельность в сфере распределения доходов (инструменты: налоговое перераспределение доходов, принятие программ социальной защиты, например, выплаты по социальному страхованию, медицинской помощи, пособий по безработице и т.д.)
– деятельность государства как субъекта имущественных отношений (источником формирования государственной собственности выступают национализация и собственно государственное предпринимательство, т.е. строительство предприятий за счет казенных средств).
Такая классификация достаточно условна, так как в реальной практике все функции взаимосвязаны и действуют в комплексе. Например, антимонопольная деятельность предполагает наличие соответствующего законодательства, а ее результаты будут сказываться и на размещении ресурсов, и на распределении доходов.
Важно подчеркнуть, что функции государства в экономике не являются раз и навсегда заданными. По мере развития общества происходит их модификация. Так, в начале 20-х г.г. ХIХ в. в связи с усилением рабочего движения в странах Европы и Америке регулирование трудовых отношений стало одним из приоритетов экономической политики государства.
В современных условиях, по мере актуализации тех или иных проблем, стоящих перед обществом, происходит дальнейшее обогащение системы функциональных характеристик государственного регулирования экономики. Например, переход к информационному обществу, в качестве принципиально новой проблемы, поставил перед государством задачу по поддержанию фундаментальной науки, финансированию НИОКР, в том числе, созданию специальных зон для разработок инновационных технологий.
Резкое обострение эколого-экономических противоречий потребовало от государства усиления роли в решении этой острейшей проблемы современности.
Для решения задач, стоящих перед государством в процессе выполнения своих функций, необходимо обозначить основные инструменты реализации государственной экономической политики. К ним относятся: фискальная политика; денежно-кредитная политика, социальная политика, внешнеэкономическая политика
К фискальной политике относят деятельность государства по формированию и распределению средств государственного бюджета.
Фискальная политика – важный инструмент для достижения макроэкономической стабилизации экономики. Манипулируя государственными расходами и налогами, можно стимулировать деловую активность, воздействовать на безработицу и инфляцию. Неправильная фискальная политика государства может приводить к серьезным отрицательным последствиям для всей национальной экономики.
Одна сторона этой деятельности связана со сбором средств через систему налогообложения, а другая – с расходованием этих средств.
Источником существования государства с незапамятных времен являются налоги.
Под налогом понимается обязательный, безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований
В экономическом смысле налоги представляют собой способ перераспределения национального дохода, выступают частью единого процесса воспроизводства и специфической формой производственных отношений. Часть национального дохода, перераспределенная с помощью налогов, становится централизованным фондом финансовых ресурсов государства.
Налогообложение – совокупность экономических, финансовых и организационно-правовых отношений, основанная на перераспределении в денежной форме стоимости путем принудительного изъятия определенной части дохода в пользу государства.
Налогоплательщик (субъект налога) – лицо, на которое возложена обязанность уплачивать налог, носитель налога – лицо, которое фактически уплачивает налог.
Источник налога (объект налогообложения) – капитал или доход налогоплательщика. Один и тот же объект может облагаться налогом одного вида только один раз за определенный налоговый период.
Налоговая ставка (норма налогообложения) – величина налоговых начислений, приходящаяся на единицу обложения (денежная единица дохода, единица земельной площади, единица измерения товара и т.д.). Налоговая ставка, выраженная в процентах к доходу налогоплательщика, называется налоговой квотой.
Различают твердые, пропорциональные, прогрессивные и регрессивные налоговые ставки. Твердые ставки устанавливаются в абсолютной форме на единицу обложения, независимо от размеров дохода (например, на тонну нефти и газа). Пропорциональные – действуют в одинаковом процентном отношении к объекту налога без учета дифференциации его величины (налоги на имущество предприятий и физических лиц). Прогрессивные ставки предполагают возрастание средней величины ставки по мере роста дохода (это те налоги, бремя которых сильнее давит на лиц с большими доходами). Регрессивные ставки предполагают снижение средней величины ставки по мере роста дохода (это те налоги, которые наиболее тяжело ударяют по физическим и юридическим лицам, обладающим незначительными доходами).
Налоги выполняют ряд функций:
1. фискальная или распределительная (финансирование государственных расходов);
2. регулирующая (стимулирующая – через систему льгот и воспроизводственная – через платежи за пользование природными ресурсами);
3. социальная или перераспределительная (поддержание социального равновесия путем изменения соотношения между доходами отдельных социальных групп с целью сглаживания неравенства между ними);
4. контрольная (зависит от налоговой дисциплины).
По механизму формирования налоги подразделяются на прямые и косвенные. Прямые налоги взимаются с конкретного физического или юридического лица (подоходный налог с населения и налог на прибыль предприятий, социальные налоги и взносы, поимущественные налоги (в т.ч. налоги на собственность, включая землю и недвижимость) и др.). Прямые налоги прямо пропорциональны платежеспособности.
Косвенные налоги частично или полностью переносятся на цену товара или услуги, т.е. взимаются через надбавку к цене (налог с оборота (в большинстве развитых стран заменен НДС); налог на сделки с недвижимостью и ценными бумагами и др.). Общепринятой в мировой практике формой изъятия сверхприбыли являются акцизы – налоги, прямо включаемые в цену товара и услуги. Обложению подлежит относительно небольшой перечень избранных товаров: алкогольная и табачная продукция, ювелирные, ковровые и меховые изделия, легковые автомобили и др.
Для обозначения особенностей отдельных видов налогообложения используются следующие критерии и признаки налоговых платежей: по плательщикам; по объектам обложения; по компетенции властей в сфере установления и введения налогов и сборов; по адресности зачисления налоговых платежей; по целевой направленности; периодические и разовые налоги; регулярные и чрезвычайные налоги.
Обязанность своевременно и в полной мере уплачивать налоги возлагается на налогоплательщиков. В необходимых случаях могут предусматриваться налоговые льготы (необлагаемый минимум, освобождение от уплаты налогов отдельных лиц и категорий плательщиков, понижение налоговых ставок, вычеты из налогового платежа за расчетный период и др.). Например, в России существует скидка с дохода для инвалидов и лиц, имеющих на иждивении детей; льготы предприятиям в виде ускоренной амортизации, освобождение от налогов сумм, направленных на благотворительные цели и т.п.
Так же может предусматриваться особый порядок определения элементов налогообложения и освобождение от обязанности по уплате отдельных налогов и сборов в специальных налоговых режимах, к которым относятся:
1) система налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей (единый сельскохозяйственный налог);
2) упрощенная система налогообложения;
3) система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности;
4) система налогообложения при выполнении соглашений о разделе продукции.
Совокупность налогов, сборов, пошлин и других обязательных платежей образуют налоговую систему государства, благодаря которой происходит перераспределение доходов между государством, предприятиями и населением.
Впервые научное изложение принципов налогообложения было осуществлено А. Смитом. На основе опыта и практики современной системы налогообложения сформулированы следующие принципы налоговой системы:
всеобщность – охват налогами всех экономических субъектов, получающих доход;
стабильность – устойчивость видов налогов и налоговых ставок во времени;
равнонапряженность (платежеспособность) – взимание налогов по идентичным (одинаковым) для всех налогоплательщиков ставкам;
обязательность – принудительность налога, неизбежность его выплаты;
социальная справедливость – установление налоговых ставок и налоговых льгот таким образом, чтобы они ставили всех в примерно одинаковые условия в отношении налоговой нагрузки и оказывали щадящее воздействие на низкодоходные предприятия и группы населения.
Налоговая политика государства – основная часть финансовой политики, которая представляет систему правовых норм и организационно-экономических мероприятий регулирующего характера, принятых и осуществляемых органами государственной власти и органами местного самоуправления в сфере налоговых отношений с организациями и физическими лицами. Налоговая политика – это комплекс мер в области налогового регулирования, направленных на установление оптимального уровня налогового бремени в зависимости от характера поставленных в данный момент макроэкономических задач.
Основные цели налоговой политики:
– обеспечение полноценного формирования доходов бюджетной сферы, необходимых для финансирования деятельности органов государственной власти и местного самоуправления по осуществлению соответствующих полномочий;
– содействие устойчивому развитию экономики, приоритетных отраслей и видов деятельности, отдельных территорий, малого предпринимательства;
– обеспечение социальной справедливости при налогообложении доходов физических лиц.
Главные направления любой налоговой политики должны исходить не только из центральной функции налогов – пополнение государственной казны. Нельзя забывать о том, что налоги – важнейший экономический инструмент стимулирования и регулирования производства, обеспечения социальных гарантий. Используя дифференциацию ставок и предоставления льгот, систему перераспределения доходов с помощью налогов можно и необходимо обеспечивать обоснованную структурную перестройку производства в пользу отраслей, в первую очередь служащих удовлетворению жизненных потребностей населения, и уже на этой основе – пополнению государственной казны.
Не менее важной по значимости является денежная политика. Регулируя денежную массу, государство может влиять на цены, инвестиционные проекты и потребление населения, объем национального производства, инфляцию и темпы экономического роста. Денежная политика, как и фискальная, может служить средством стабилизации, но может и отрицательно воздействовать на экономику. Без отлаженной денежной политики борьба с инфляцией невозможна.
Современное государство проводит определенную социальную политику. Функцию перераспределения доходов государство выполняет через государственную налоговую систему, а также через различные социальные программы по государственной помощи малоимущим, проводя определенную политику в сфере занятости, образования, культуры, медицины и т.д.
Государственное регулирование внешнеэкономической деятельности также является одним из важнейших инструментов государственного регулирования. Государство осуществляет торговое и валютное регулирование, использует квотирование, таможенные пошлины, субсидии, налоги и т.д. Манипулируя таможенными пошлинами, государство может оказывать косвенную поддержку национальному производству, регулируя валютные курсы – оказывать влияние на экспорт и импорт и т.д.
Все инструменты проведения экономической политики тесно взаимосвязаны. При принятии решений в одной сфере необходимо учитывать их влияние на другие. Так, изменения в государственных расходах и налогах, требует соответствующего изменения денежной массы. Изменения в фискальной и денежной политике повлияют на инвестиции, занятость, уровень доходов, объем национального производства и размеры чистого экспорта. Важно подчеркнуть, что ни один из инструментов экономической политики не действует изолированно от других.
Разумеется, перечисленные функции реализует любое государство, не зависимо от того, какой тип экономической системы в нем преобладает: рыночный, командно-административный либо социально-ориентированный. Однако в последнем случае приоритет отдается фискальной и социальной политике, а целью ставится поддержание стабильного и достойного уровня жизни для самых уязвимых категорий населения. Еще раз подчеркнем, что социально-ориентированное рыночное хозяйство отличается, прежде всего, тем, что целью экономической политики в ней является не просто обеспечение макроэкономической стабильности и устойчивого роста, но и поддержание определенной, приемлемой для данного уровня развития производительных сил, планки материального благосостояния широких слоев населения. Регулирование экономики осуществляется не в интересах отдельных групп, кланов и т.п., а в интересах большинства граждан, и, прежде всего тех, кто в силу определенных причин не способен самостоятельно позаботится о своем благополучии.
3. ИСЛАМСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ И ЕЕ ОСОБЕННОСТИ
Концепция «исламской экономической модели» зародилась в научных кругах сравнительно недавно – в 60-80-х годах ХХ в., когда страны мусульманского мира преодолели последствия колониальной экспансии запада и встали на путь построения подлинно независимых национальных государств. Неприемлема для мусульманских обществ, в силу целого ряда причин, была также и советская экономическая модель. Поиск альтернативного «третьего» пути инициировал обращение мусульманских ученых и теологов к исламским ценностям, заложенным в священной для каждого правоверного книге Коране.
Ислам, как религиозно-этическое и политическое учение зародилось, как известно в раннее средневековье. Поэтому именно в той эпохе и следует искать истоки формирования исламской экономической модели.
В 630 г. Мухаммед заключил соглашение с мекканской правящей элитой и фактически стал главой мусульманского государства. Через несколько десятилетий Арабо-мусульманский халифат стал крупнейшим государством раннего средневековья, владения которого раскинулись от Инда на Востоке до Атлантики на Западе, от Испании на Севере до Занзибара на Юге.
Экономической основой этой обширной державы, как и любого феодального государства, стали поземельные отношения. Земля являлась главным фактором производства, источником богатства и процветания нации.
Верховным собственником всех земель халифата было государство (формально собственником считался Аллах, но от его имени земельным фондом распоряжался халиф). Основной формой земельной собственности являлся мюльк (полная собственность) – частновладельческие земли феодальной знати. Бывали случаи, когда мульковые земли сдавалась в аренду с выплатой землевладельцу до половины урожая. Таким образом, в этой системе обнаруживаются зачатки оброчной системы организации сельского хозяйства. Земли, принадлежавшие непосредственно халифу назывались савафи. Из этих земель производились пожалования чиновникам, которые назывались – икта (условное владение). Икта являлась аналогом кормления на Руси. Она давала право взимать в свою пользу ренту – налог, причитающийся с этих земель казне (включая и подушную подать, если она взималась). Воины получали необлагавшиеся налогом наделы – кати.
Необходимо подчеркнуть, что все вышеупомянутые принципы и землепользования не были абсолютно незыблемыми, хотя в основе своей функционировали достаточно стабильно. Так, например, условные владения икта, обычно передававшиеся по наследству от отца к сыну (при условии, что сын наследует должность отца и служит, например, в качестве офицера), постепенно могли трансформироваться в отчуждаемую собственность их владельцев. Впрочем, государство всегда твердо стояло за сохранение за собой права распоряжаться этими условными владениями .
Несколько позже, в IХ в., уже при династии Аббасидов (750-1258), появляется еще один вид земельной собственности – вакф. Вакуфными становились земли, пожалованные государством или частными лицами различным мусульманским учреждениям-мечетям, медресе, богадельням, больницам и т.п. Эти земли не облагались налогами. Крупные феодалы охотно учреждали вакуфные пожертвования дабы избавить себя от уплаты налогов государству, при этом не забывая оговорить для себя и своих наследников определенные отчисления от земли, переданной в вакф. Но наибольшего распространения вакуфное землевладение получило уже в позднем средневековье, в Османской империи. Тогда земли этой категории составляли до 1/3 всех земель империи.
Следует также отметить, что Османская империя – крупневшее мусульманское государство ХV-ХIХ в.в., во многом унаследовало экономическую систему арабского халифата с незначительными изменениями.
Поземельными отношениями экономическая система феодального государства, разумеется, не исчерпывалась. С момента своего возникновения и во все времена экономическое могущество государства зиждилось на стройной, многовариантной налоговой системе.
Исторически мусульманская налоговая система сформировалась во времена арабского халифата и имела ярко выраженную религиозную окраску. Налоги взимались не только в целях пополнения государственной казны, но и в целях обеспечения нужд мусульманской общины, оказания помощи бедным, ведения религиозных войн.
В мусульманском мире эпохи средневековья существовала четко раздробленная налоговая система.
Исламская налоговая система включала в себя две группы налогов: обязательные налоги и обязательные платежи. Объектами обязательных налоговых платежей являлись земля и различные виды имуществ, как-то, денежные средства, скот, товарно-материальные ценности. Следует отметить, что в структуре мусульманского налогообложения отсутствует, как таковой подоходный налог. С существенными оговорками к подоходному налогу можно отнести только хумс. Такая особенность налоговой системы халифата была обусловлена неразвитостью товарно-денежных отношений в арабском обществе, преобладанием в нем натурального хозяйства.
Добровольные пожертвования и взносы, в строгом смысле налогами не являлись, но играли важную роль в финансовой системе и осуществлялись в богоугодных целях. Особую категорию налогов составляли налоги за сохранение жизни. Объектом налогообложения в данном случае являлось не имущество, а право на жизнь, как таковую. Такие налоги применялись лишь в отношении покаранных мусульманами народов. Понятно, что такой налог является пережитком феодальных отношений и в современной хозяйственной практике аналога им не существует.
Основными налогами являлись закат, джизья, ушр, харадж и хумс.
Закат являлся главным налогом мусульманской налоговой системы. В общепризнанном толковании закат – налог в пользу нуждающихся мусульман. Выплата заката обязательна для правоверного мусульманина. С точки зрения мусульманской теологии закат есть «очищение», то есть уплата этого налога «очищает», делает безгрешным пользование богатством, с которого он выплачивается. Человек, который не выплачивает закат, наоборот, считается совершающим тяжкий грех и его ждет великое наказание от Аллаха в День воскресения. Если человек не выплачивает закат и вообще не признает эту обязанность, тогда он выходит из лона ислама, считается вероотступником и его ждет вечное пребывание в аду . В Священном Коране сказано: «И выстаивайте молитву, и давайте очищение, и кланяйтесь с поклоняющимися» (2:40), а также: «Возьми с имуществ их милостыню, которой ты очистишь и оправдаешь их. И молись над ними, ведь твоя молитва – успокоение для них, а Аллах – слышащий, знающий». (9:104)
По мнению светских исламоведов генетические корни заката восходят к родоплеменным обычаям раздела захваченной добычи и создания своеобразного общественного фонда взаимного вспомоществования.
Объектом налогообложения в форме заката являлись
– посевы;
– виноградники;
– скот;
– золото и серебро;
– товары.
Облагаемый минимум (нисаб) с продукции земледелия составлял 975 кг, со скота: 5 верблюдов, 20 коров или 40 овец, золото и серебро – 20 динаров или 200 дирхамов, товары – при соответствующей цене. Женские украшения, золотая и серебреная отделка оружия, лошади и рабы в расчет не принимались. Таким образом, закат выплачивали лишь довольно состоятельные категории населения. Люди с низкими доходами освобождались от его уплаты.
Сбор заката с продуктов земледелия в размере 1/10 урожая производился сразу же по завершении уборки урожая, а остального в размере 1/40-по истечении календарного года.
Закат с имущества выплачивается не чаще одного раза в год. Его размер невелик, не обременяет человека и не влияет на дальнейшее развитие его дела. В трактовке мусульманских богословов закат платится по правилам, установленным Самим Богом. С одной стороны его выплата приносит пользу как самим нуждающимся, так и всему мусульманскому сообществу. С другой, закат побуждает обеспеченных граждан вкладывать свой капитал в дело, тем самым не оставляя его на долгое хранение.
Собранные суммы и материальные ценности поступали в распоряжении кади – мусульманского судьи – чиновника в общине. Закат относился к числу местных налогов и его использование, как правило, было разрешено только в том округе, в котором он собирался.
В Коране указывается, что право на получение помощи из средств собранных в качестве заката, получает только определенная категория людей. К их числу принадлежат бедняки, сборщикам заката, гази (участники «священной войны»), те, кто склоняется к исламу (с целью привлечения их сердец или укрепления их в религии), мукатабы (рабы с целью их выкупа), несостоятельные должники, путники, не имеющим средств для возвращения домой. (9:60)
Яркие картины мучений и кары тех мусульман, кто не исполняет свой долг перед аллахом и обществом, описаны в Коране.
Посланник Господа предупреждал: «В День воскресения богатство, дарованное Аллахом тому, кто не выплачивал с него закат, предстанет пред ним в образе плешивого ядовитого змея с двумя черными пятнами на глазах, который обовьется вокруг него, вопьется ему в щеки и скажет: «Я – твое богатство, я – твое сокровище». Затем пророк прочитал следующий аят: «И пусть не считают те, которые скупятся на милости, дарованные им Аллахом, что это – лучше для них. Нет, это – хуже для них! В День воскресения обязательно закуют их в ошейники из того, чем они скупились; и Аллаху принадлежит наследие небес и земли; и Аллах ведает о том, что вы творите» (3: 180).
В Коране сказано: «А те, кто собирают золото и серебро и не расходуют его на пути Аллаха, – обрадуй их мучительным наказанием в тот день, когда в огне геенны будет это разожжено и будут заклеймены этим их лбы, и бока, и хребты! Это – то, что вы сберегли для самих себя. Вкусите же то, что вы сберегали!» (9: 34).
Посланник Аллаха предостерегал: «Любого, обладающего золотом и серебром, который не выплатил с них закат, в День воскресения ожидает обжигание тела человека слитками этих металлов, раскаленных в адском огне, спереди, сзади и по бокам в течение одного дня. Этот день продолжится 50 000 лет в нашем летоисчислении, до тех пор, пока не будет совершен Божий Суд. После этого человек увидит свою дорогу в рай или ад» .
Пророк Мухаммад говорил: «Любого обладателя стада животных, не выплативших с него закат, в День воскресения ожидает топтание копытами и бодание рогами своего хозяина. Когда пройдет последний из них, первое животное снова начинает топтать и бодать человека, и так будет продолжаться до тех пор, пока не свершится Суд Аллаха над своими рабами, который продолжится 50 000 лет в нашем летоисчислении. Потом люди увидят, куда ведет их дорога, в рай, или ад».
Людей, которые не выплатили закат со своего имущества, ждет наказание уже и в этой жизни. Пророк Мухаммад сказал: «Еще не было такого народа, отказавшегося платить закат, на которого Аллах не послал бы беды». В другом хадисе сказано, что «не лишил бы их дождя. И только ради животных Аллах посылает этот дождь». Пророк сказал также: «Каждому, кто не выплатил закат со своих денег, Аллах обязательно зачтет все деньги такого человека харамом (запретными)». Кроме того, нам известно как пророк наказывал тех людей, которые не платили закат. Он говорил: «Кто отдает закат, надеясь на награду от Аллаха, тот получит ее. А кто отказывается от его выплаты, у того мы, поистине, заберем его и еще половину его имущества, как наказание от нашего Господа».
А тот, кто выплачивает закат, должен знать, что любой обман, занижающий сумму заката, является тяжким грехом.
О людях, берущих закат, но не нуждающихся в нем, пророк Мухаммад сказал следующее: «Поистине, мужчина, берущий закат, но в нем не нуждающийся, губит свое имущество».
Однако даже столь суровые установления не всегда бывали досочными, чтобы побудить некоторых последователей ислама из числа состоятельных людей творить богоугодные дела. Некоторые исследователи отмечают, что налог в пользу бедных часто платили по желанию .
В хозяйственной практике современных мусульманских государств закат, преимущественно используется как альтернатива подоходному налогу.
Джизйа (джизья) – подушная подать с покоренных иноверцев в арабском халифате. Этот налог рассматривался мусульманскими богословами как выкуп за сохранение жизни побежденных. В Коране сказано «Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха и в последний день, не запрещает того, что запретил Аллах и Его посланник, и не подчиняется религии истины – из тех, которым ниспослано писание, пока они не дадут откупа своей рукой, будучи униженными» (9:29). И хотя в священной книге подчеркивается, что джизйа должна выплачиваться человеком лично, фактическое закрепление этого предписания Корана произошло лишь в У111в., когда круговая порука по его сбору была отменена.
В ХI-ХIII в.в. в странах мусульманского мира вновь вернулись к коллективной ответственности за сбор джизйа. Каждой иноверческой общине устанавливалась единая сумма налога, в зависимости от числа душ. За своевременность внесения налога отвечал глава общины.
В арабском халифате джизйа выплачивался всеми мужчинами, достигшими зрелости, кроме стариков, нищих, инвалидов и рабов. Этот вид налога относился к числу прогрессивных налогов, то есть его размер завесил от имущественного положения плательщика. В Османской империи джизйа была установлена и на женщин, получивших в наследство землю .
Ушр – налог или сбор в размере 1/10, десятина. Этот налог оплачивали правоверные с земель, которые по праву завоевания, дарения халифом или окультуривания не подлежат обложению хараджем. Однако в хозяйственной практике мусульманского мира средневековья нередко происходило так, что с ушровых земель, орошаемых с помощью технических приспособлений, бралась 1/20 урожая, в то время как с неудобных хараджных земель брался налог 1/10 урожая. Право платить ушр постепенно превратилось в персональную привилегию с точки зрения мусульманских теологов ушр – это закат с продуктов земледелия, и поэтому мусульманин-владелец хараджной земли должен платить ушр сверх хараджа. На практике крупные землевладельцы, платившие ушр, получали с арендаторов харадж, из которого оплачивали ушр, а разницу присваивали себе.
Кроме урожая ушр взимался с торговцев в размере 1/10 цены товара .
Харадж – поземельный налог. Первоначально под этим термином понимался всякий налог и дань, полученная с покаранных арабами народов.
Считалось, что его платят только иноверцы. Однако позже, в связи с тем, что количество обращенных в магометанскую религию из числа иноверцев существенно возросло, смысловое значение термина изменилось. Факихи конца У111в. толковали харадж как плату (фай), взимаемый мусульманским государством с жителей завоеванных территорий за пользование его землями. При этом считалось, что статус хараджных земель не зависит от религии землевладельца или арендатора, т.е. мусульмане, владеющие на присоединенных территориях земельными участками должны выплачивать харадж .
В отдельных областях мусульманского мира раннего средневековья харадж являлся индивидуальным налогом (Египет), а в других коллективным, основанным на принципе круговой поруки (Иран, Ирак). Не было также единого принципа взимания данного вида налога. Он мог собираться как натурой, так и деньгами.
Харадж исчислялся тремя формами: мисаха, мукатаа и мукасама. В первом случае налог взимался в твердых ставках с единицы обработанной площади. Во втором случае, как правило с больших земельных владений, на много лет вперед определялась твердая сумма (ибра) налога. При исчислении хараджа в форме мукасама взималась доля урожая. Эта форма была широко распространена в Ираке.
Харадж при натуральной форме расчета изымался во время уборки урожая, а при денежной форме расчета оплачивался в течение всего года. Размер налога колебался от 1/3 до 2/5 урожая.
К числу обязательных налогов в исламе относится также хумс (хумус). Хумус – отчисление с различных видов добычи в размере 1/5. Этот вид налога своими корнями восходит к доисламским временам. Тогда вождь племени получал в свое распоряжение четверть военной добычи. При Мухаммаде доля, предназначенная руководителю, уменьшилась до 1/5. В раздел поступали только пленные и движимое имущество. Недвижимость разделу не подлежала.
Позже, с образованием халифата хумс модифицировался. В частности расширилась практика его применения. Помимо военной добычи, 1/5 которой отчислялась теперь уже в пользу халифа (главы государства), объектом налогообложения стали добытые продукты моря (жемчуг, амбара, драгоценные камни) и найденные клады. Кроме того хумс взимался в виде пошлины при продаже земли мусульманином немусульманину .
С образованием обширного государства и увеличением потока дани с покоренных народов появилась необходимость в создании специальных фискальных учреждений, аккумулирующих поступающие на содержание государственного аппарата средства. Прежний, унаследованный от родоплеменных отношений, порядок раздела захваченных земель и добычи, уже не отвечал интересам централизованного государства. Поэтому при праведном халифе Умаре I, между 638-640 г.г. началось создание административно-фискальных институтов, призванных обеспечить учет и распределение огромных доходов халифата. Умар I перевел асхабов и воинов на денежное довольствие (ата) и продуктовый паек (ризк). Это послужило толчком к созданию института общественных финансов – байт аль мал («дом имущества»). Так у арабов называлось помещение в резиденции правителя или соборной мечети, в котором хранились все поступления. Этот же термин стали использовать для обозначения средств, принадлежавших умме.
Затем, при Аббасидах произошло разделение финансовых ресурсов на общественные, называвшиеся байт мал ал-муслимин и личные средства правителя, называвшиеся байт мал ал-хасса.
В байт мал ал-муслимин поступали доходы, которые считались общим достоянием мусульман – закат, харадж, джизйа, ганима, бесхозное имущество. Глава государства считался лишь распорядителем этого имущества.
По мере того, как происходило размежевание общины и государства, понятие байт мал ал-муслимин стало использоваться для вакфного имущества .
Итак, исламская налоговая система носит вполне выраженный социальный характер. Налоги в мусульманском мире не просто являются источником финансирования государственных программ, но, и в Коране это неоднократно подчеркивается, призваны служить целям общественной благотворительности и вспомоществования.
В концентрированном виде основные принципы современного исламского экономического устройства сформулированы во Всеобщей исламской декларации прав человека. В ней в частности отмечается (ст. 15):
«1) в своей хозяйственной деятельности все люди имеют право пользоваться природными богатствами. Это блага, дарованные Аллахом в интересах всего человечества;
2) все люди имеют право добывать средства к существованию в соответствии с Законом (Шариатом);
3) каждый человек обладает правом собственности, которой владеет индивидуально или совместно с другими лицами. Национализация некоторых экономических средств законна с точки зрения общественных интересов;
4) бедняки имеют право на определенную часть состояния богатых, установленную «закатом» и выделяемую в соответствии с Законом;
5) все средства производства должны использоваться в интересах всей общины (уммы), запрещается не принимать их в расчет или плохо ими распоряжаться;
6) для обеспечения развития сбалансированной экономики и защиты общества от эксплуатации исламский Закон запрещает монополии, чрезмерно ограничительную коммерческую деятельность, ростовщичество, использование принудительных мер при заключении сделок и публикацию лживой рекламы;
7) в обществе разрешены все виды экономической деятельности, если они не приносят вреда интересам общины (уммы) и не нарушают исламские законы и ценности».
Таким образом, концептуальным стержнем исламской модели экономики является соблюдение баланса между интересами общества (уммы) и интересами частного лица.
Литература:
1. Экономическая теория / Под ред. Кочеткова А.А. Издательство «Дашков и К», 2007 г. – 608 с.
2. Экономическая теория. Изд. испр. и доп. / Под ред. Видяпина В.И. Учебник для студентов, аспирантов эк. специальностей. Издательство «Инфра-М», 2007 г. – 672 с.
3. Экономическая теория в XXI веке – 4(11): Институты экономики / Под ред. Осипова Ю.М. Издательство «Экономистъ», 2006 г. – 432 с.
4. Рысин В.Т. Современная экономика как система. Учебное пособие для студентов ВУЗов. Издательство «Анкил», 2006 г. – 256 с.
5. Ойкен В. Экономические системы // THESIS. – 1993. – Вып.2. – С. 18-52.
6. Беккин Р.И., Исламская экономическая модель в мусульманском мире: некоторые исторические факты // Проблемы современной экономики. -– 2004. – № 4 (12). – С.272-279.
7. Бардвил В. Благотворительность в исламе. Ч.1. Закат. – http://www.islamonline.ru
8. Васильев. История Востока. С. 269-270.
9. Ислам. энциклопедический словарь. – М.: Наука, 1991.
10. Макчесни Р.Д. Исламская благотворительность и филантропия // Отечественные записки. – 2006. – № 4. (Интернет-версия)
11. Нажметдин М. Милостыня и скупость. – Казань, Академия познания, 2007. – 32 с.
ТЕМА 3. СОБСТВЕННОСТЬ – «КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ»
ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
План:
3.1. Понятие «собственность», ее типы и формы.
3.2. Собственность в исламе.
Термины и понятия: собственность, право пользования, право владения, право распоряжения, теория прав собственности, спецификация прав собственности, нетрудовая частная собственность, трудовая частная собственность, типы собственности, формы собственности, мал, фай, ра’с ал-мал, милк.
3.1. Понятие «собственность», ее типы и формы.
Понятие «собственность» одно из важнейших и наиболее сложных в экономической науке. Оно, в отличие от таких категорий, как капитал, рента, прибыль или заработная плата является интегральным понятием и его можно отнести и к сфере правовых и к сфере экономических отношений. Неслучайно уже в древности в эволюции научных представлений о собственности четко обозначилось два основных направления. Во-первых, собственность рассматривалась в прямой связи с хозяйственными отношениями, существующими в обществе. Такой точки зрения придерживались Ксенофонт, Платон. На основе этого подхода в современной экономической науке сложилась так называемая политико-экономическая трактовка собственности, как отношения, возникающего между субъектами хозяйственной деятельности в связи и по поводу присвоения благ. Для данного подхода характерно то, что собственность признается исторически определенным способом присвоения людьми предметов потребления, а также то, что собственность не ассоциируется с вещью, как таковой, но рассматривается как отношение людей по поводу вещи. Преимущество политико-экономического подхода к категории «собственность» состоит в выявлении объективных социально-экономических основ формирования и функционирования собственности и ее конкретных форм и видов .
Во-вторых, собственность трактовалась, как правовое отношение, о чем писал, например Аристотель. Последнее направление свое логическое завершение и оформление получило в римской юриспруденции. Римские юристы связывали с собственностью господство свободного гражданина над вещами и полагали, что она может быть оформлена только с помощью права. Для этого собственность должна быть оформлена в законодательном порядке, благодаря чему в обществе упорядочиваются и регламентируются все имущественные отношения.
К традициям римского права восходит известная триединая формула, характеризующая юридическое содержание понятия «собственность» – «право владения», «право пользования» и «право распоряжения» имуществом.
Под владением понимается неполное, частичное присвоение объекта собственности. Владение – функционирующая собственность на условиях, определяемых собственником. Имущество может быть передано во владение на правах аренды, пожизненного наследуемого владения и иных формах, которые предполагают срочность, платность, возвратность объекта собственности.
Пользование – фактическое применение вещи в зависимости от ее назначения. Пользование представляет собой форму реализации права владения собственностью.
Распоряжение – это принятие решений собственником по поводу функционирования объекта собственности. Исключительным правом распоряжаться имущественным объектом обладает только его собственник.
В период зарождения капитализма представления о собственности, как научной категории развивались в русле теории «естественного права». Одним из основоположников этой теории был английский философ Т. Гоббс (1588-1679).Он считал, что в своем развитии человеческое общество проходит два этапа: естественное «первобытное» и гражданское. Для первого этапа характерно отсутствие собственности, разграничения на «мое» и «твое». Здесь каждый стремится реализовать свои права, не считаясь с правами других людей, следствием чего являются конфликты, столкновения. Наконец люди понимают, что «война против всех» противоречит инстинкту самосохранения, мешает нормальной жизни. В итоге возникает государство, а «естественные права» каждого человека получают законодательное оформление. От первобытного состояния люди переходят к гражданскому обществу.
Дальнейшее развитие теория «естественного права» получила в трудах Дж. Локка (1632-1704). Различая, вслед за Гоббсом два состояния человеческого общества, Локк вместе с тем полагал, что естественное состояние людей не означает полного правового нигилизма и нахождения их в состоянии постоянной вражды друг к другу. Напротив, основными принципами естественного состояния являются личная свобода и частная собственность. Причина перехода от одного состояния в другое заключается в ненадежности этих прав. Общественный договор, который люди заключают между собой как раз и направлен на защиту и обеспечение гарантий их естественных прав.
Согласно Дж. Локку, в качестве первоначальной основы частной собственности выступает труд. В естественном состоянии каждый индивид, будучи господином над самим собой и владельцем своей личности, ее действий и труда, присваивает то, что создает своим трудом. Мыслитель отмечает: «Хотя земля и все низшие существа принадлежат сообща всем людям, все же каждый человек обладает некоторой собственностью, заключающейся в его собственной личности, на которую никто, кроме него самого, не имеет никаких прав. Мы можем сказать, что труд его тела и работа его рук по самому строгому счету принадлежат ему. Что бы тогда человек ни извлекал из того состояния, в котором природа этот предмет создала и сохранила, он сочетает его со своим трудом и присоединяет к нему нечто принадлежащее лично ему и тем самым делает его своей собственностью. Так как он выводит этот предмет из того состояния общего владения, в которое его поместила природа, то благодаря своему труду он присоединяет к нему что-то такое, что исключает общее право других людей. Ведь, поскольку этот труд является неоспоримой собственностью трудящегося, ни один человек, кроме него, не может иметь права на то, к чему он однажды его присоединил, по крайней мере, в тех случаях, когда достаточное количество и того же самого качества [предмета труда] остается для общего пользования других» .
На труде покоится личная свобода и равенство всех членов общества.
По убеждению ученого это состояние сохранялось бы вечно, если бы не появились деньги: «То же самое правило собственности, согласно которому каждый человек должен иметь столько, сколько он может использовать, могло бы по-прежнему сохранять силу в мире, не стесняя кого-либо, поскольку в мире достаточно земли для того, чтобы удовлетворить двойное количество населения, если бы только не изобретение денег и молчаливое соглашение людей о придании им ценности не ввело (по соглашению) большие владения и право на них…» .
Деньги позволяют причащать частную собственность не только посредством труда, но и посредством неэквивалентного обмена стоимостями. При этом возникает неравенство в распределении ресурсов, что позволяет отдельным личностям присваивать чужой овеществленный труд. Таким образом, в гражданском обществе не создается собственность, а лишь происходит ее оформление и закрепление в юридических нормах. Поэтому частная собственность есть такое же естественное право человека как право на жизнь и свободу.
Именно на идеи Дж. Локка опирался известный английский экономист А. Смит. Он считал, что собственность священна и неприкосновенна, а ее первоисточником, по мнению ученого, является труд. Вместе с тем, А. Смит отмечал, что в развитом обществе продукт труда не может полностью принадлежать его создателю, а должен быть разделен между всеми собственниками, кто в той или иной форме принимал участие в производственном производстве продукта: капиталистом, вложившим в дело капитал, землевладельцем, предоставившим земельные ресурсы, и предпринимателям, потратившим время и силы для организации производства, наконец, между рабочими, непосредственно трудившимися на предприятии. Самой лучшей, по мнению А.Смита является такая экономическая система, которая не создает препятствий для свободного применения своей собственности.
Если все перечисленные ученые являлись апологетами частной собственности, то французике социалисты-утописты и К.Маркс являлись ее резкими критиками. Они полагали, что частная собственность причиной нищеты и неравенства в обществе. С ликвидацией частной собственности социалисты-утописты связывали устранение социального угнетения и эксплуатации трудящихся. Почти все представители утопического социализма требовали упразднения частной собственности .
К.Маркс доказал, что собственность не является исторически вечной категорией, а возникает по мере развития экономических отношений в человеческом обществе. Характерной чертой марксистской трактовки собственности было подчеркивание примата экономического содержания (экономической природы) собственности над ее юридической формой, а также глубинной основы собственности как отношения между людьми, в отличие от отношения человека к вещи. В соответствии с марксисткой трактовкой собственность как экономическая категория выражает отношения присвоения (отчуждения) средств производства и создаваемых с их помощью материальных благ в процессе их производства, распределения, обмена и потребления.
В современной экономической литературе, помимо марксисткой трактовки собственности, широкое распространение получила «теория прав собственности». У истоков теории прав собственности стояли известные экономисты – Р. Коуз и А. Алчиан, И. Барцель, Г. Беккер, Д. Норт, Н.С. Ченг, Р. Познер и др.
В обобщенном виде основные положения этой теории заключаются в следующем:
1) считается, что собственностью является не какой-либо ресурс, а пучок, доля прав на его использование. Таким образом, предметом исследования становится не собственность, ее генезис и эволюция, а право собственности; Полный «пучок прав» включает 11 элементов:
– право владения, т.е. право исключительного физического контроля над благами;
– право использования, т.е. право применения полезных свойств благ для себя;
– право управления, т.е. право решать, кто и как будет обеспечивать использование благ;
– право на доход, т.е. право обладать результатами от использования благ;
– право суверена, т.е. право на отчуждение, потребление, изменение или уничтожение блага;
– право на безопасность, т.е. право на защиту от экспроприации благ и от вреда со стороны внешней среды;
– право на передачу благ в наследство;
– право на бессрочность обладания благом;
– запрет на пользование способом, наносящим вред внешней среде;
– право на ответственность в виде взыскания, т.е. возможность взыскания блага в уплату долга;
– право на остаточный характер, т.е. право на существование процедур и институтов, обеспечивающих восстановление нарушенных правомочий.
2) феномен собственности авторы данной теории выводят из факта редкости ресурсов, поэтому отношения собственности понимается ими как система исключений из доступа к имеющимся ресурсам;
3) в теории прав собственности ключевое значение приобретают транзакционные издержки, возникающие при переходе собственности из одной формы в другую.
Права собственности понимаются как санкционированные обществом (законами государства, традициями, обычаями, распоряжениями администрации и т.д.) поведенческие отношения между людьми, которые возникают в связи с существованием благ и касаются их использования.
Отношения собственности в этой теории выводятся из ограниченности ресурсов: без какой-либо предпосылки редкости бессмысленно говорить о собственности. Поэтому отношения собственности – это система исключений из доступа к материальным и нематериальным ресурсам. Исключить других из свободного доступа к ресурсам означает специфицировать права собственности на них. Термин «специфицировать» дословно означает перечисление подробностей, на которые необходимо обратить особое внимание. Смысл и цель спецификации – создать условия для приобретения прав собственности теми, кто ценит их выше, кто способен извлечь из них большую пользу .
Объектом собственности выступают движимое и недвижимое имущество, а также патенты на изобретения, научно-техническая информация, произведения литературы и искусства.
Источниками права собственности служат:
1) вещь, созданная трудом,
2) договор купли-продажи,
3) завещание,
4) дарение,
5) в собственность может быть обращена также утерянная вещь, собственник которой не обнаружился.
Природа собственности двойственна. Как уже подчеркивалось с правовой точки зрения собственность это отношение людей к вещам. С точки зрения экономической науки собственность возникает там, где имеет место хозяйственная деятельность. Быть собственником означает иметь возможность извлекать и присваивать выгоду, доход от обладания ею. Современная экономическая наука обращает внимание именно на этот аспект собственности, то есть изучает экономический механизм реализации права собственности. Основную задачу экономисты видят в том, чтобы обеспечить наиболее эффективный способ использования объекта собственности. Как справедливо делаю вывод авторы коллективной монографии «Собственность в системе социально-экономических отношений»: «…именно поэтому точнее трактовать собственность как систему отношений, возникающих в связи и по поводу присвоения и последующего обеспечения принадлежности благ» .
Следует различать типы и формы собственности. Под типом собственности понимается качественный этап развития собственности. Под формой собственности имеют в виду специфический характер принадлежности материальных факторов и результатов общественного производства.
Можно выделить два основных типа собственности: общественную и частную.
Исторически первичной является общественная форма собственности. Она выражает принадлежность объекта собственности (имущества) всем членам общины, а также совместное распоряжение им. Такая форма собственности преобладала в условиях первобытнообщинного строя. В те далекие времена каждая первобытная человеческая общность занимала некую территорию. Земля со всеми ее богатствами являлась главным фактором производства, эксплуатировалась совместными усилиями и принадлежала всему сообществу. Совместное владение землей являлось исконным, по обычаю. Орудия труда также изготовлялись совместными усилиями и принадлежали коллективу. Кочевой образ жизни не допускал утверждения частной собственности на землю.
Господство общественной собственности на этом этапе развития человеческого общества была обусловлена необходимостью обеспечить выживание всех членов племени, рода. Низкий уровень производительности труда, трудность добывания средств существования, сложность процесса изготовления орудий труда, отсутствие прибавочного продукта все это заставляло первобытных людей вести совместное производство, не давало им возможности «обрастать» собственностью. Однако по мере прогресса производительных сил и углубления общественного разделения труда труд индивидуума становился все более продуктивным. Стали образовываться излишки продукта труда и на этой основе начали зарождаться меновые отношения. Постепенно необходимость в совместном труде ради выживания отпала. Человек брал на себя ответственность за свое существование и процветание. Семья, а не род становился главной производящей ячейкой общества. Хотя земля еще определенный период времени оставалась в общественной собственности, каждая семья обрабатывала отведенный ей земельный надел самостоятельно. Произведенный продукт поступал уже не в общий фонд, а в исключительное семейное пользование. Появились предпосылки для выделения частной собственности.
Развитие обмена и особенно появление денег в качестве всеобщего эквивалента окончательно разрушают общественное хозяйство и утверждают господство частнособственнических отношений в экономической системе. Разумеется, все эти процессы происходили постепенно, длились в течение несколько тысячелетий.
Общественная форма собственности встречается и в современном мире, хотя она уже не играет определяющей роли в экономической жизни развитых стран.
Рыночная экономика основана на частной собственности, которая, по мнению ряда экономистов, создает самые действенные стимулы к эффективной организации производства.
Частная собственность существует в двух видах. Их характер зависит, прежде всего, от того, в каком качестве частные лица выступают в общественном производстве: работников или не работников, то есть каким способом происходит присвоение собственности.
Поскольку общество не знает иного способа создания материальных и нематериальных благ, кроме как посредством целесообразной деятельности человека, то труд и только труд является кристаллообразующей основой возникновения собственности. Труд также является первичным способом присвоения собственности. В этом случае мы имеем дело с трудовой частной собственностью. К трудовой частной собственности, выражающей непосредственное соединение труда и собственников, относится собственность крестьян, ремесленников, рабочих, художников, писателей, ученых. Понятно, что в общественном масштабе собственность, которая находится в руках названных категорий лиц, ничтожно мала. Как правило, это предметы потребления и незначительный объем средств производства.
Но в обществе часто складывается ситуация, когда львиная доля собственности принадлежит небольшой по численности группе лиц либо государству. Такая собственность образуется в результате нетрудового способа присвоения благ и потому называется нетрудовой частной собственностью. Во всемирно-историческом масштабе к нетрудовым способам присвоения собственности относятся: ограбление колоний, экспроприация мелких земельных собственников, расхищение государственного имущества, военный грабеж и репарации, налоговое бремя.
К нетрудовым, преступным с точки зрения уголовного права, способам присвоения собственности относятся также грабеж, воровство, кража чужого имущества.
Нетрудовая частная собственность воплощает разделение труда и собственности. Такая ситуация создает и усугубляет имущественное неравенство в обществе. Те, кто лишен собственности, вынужден трудиться в пользу имущих классов. Подобная ситуация порождает противоречие экономических интересов двух групп населения: частных собственников и непосредственных производителей, которое не может быть устранено пока существует частная собственность.
Если типов собственности существует два, то форм собственности существует множество. В различных источниках выделяют следующие основные формы собственности:
А) индивидуальную частную собственность; Б) государственную собственность;
В) групповая собственность
Г) корпоративная собственность.
Под индивидуальной собственностью понимают собственность, принадлежащую конкретному лицу.
Государственная собственность представляет собой всю совокупность движимого и недвижимого имущества, которым распоряжаются федеральные, региональные и муниципальные органы власти. Необходимость существования государственного имущества диктуется, в первую очередь, теми специфическими задачами, которые всегда стояли перед государством, начиная с древних времен и кончая современной даже самой либеральной экономической системой.
В состав групповой собственности входят имущества, принадлежащие объединениям граждан – профессиональным и творческим союзам, религиозным и общественным организациям, некоммерческим товариществам.
Под корпоративной собственностью нужно понимать собственность сложных коммерческих предприятий осуществляющих хозяйственную деятельность в целях извлечения прибыли. Это собственность Акционерных компаний, обществ, товариществ.
Конечно, данная классификация во многом условна. Юристы вообще говорят о том, что существует только частная собственность, принадлежащая различным хозяйствующим субъектам. Но с точки зрения экономистов различные формы собственности позволяют по-разному реализовывать экономическое содержание этого понятия. Например, корпоративная собственность в большей степени, нежели все остальные, ориентирована на рынок, на получение прибыли, в то время как государственная призвана решать общенациональные задачи, даже если это не всегда приносит государству прибыль. Групповая собственность формируется с целью удовлетворения духовных, эстетических, профессиональных, потребностей определенной группы лиц. При этом получение прибыли также не является самоцелью таких объединений.
По мере развития рыночных отношений индивидуальная частная собственность перестает быть основной формой собственности. Потребности развития общественного производства требуют модификации и изменения форм собственности. Сегодня правильнее говорить о преобладании смешанного типа собственности. Смешанная собственность возникает на основе интеграции (в тех или иных комбинациях) различных форм собственности. К смешанному типу относится собственность Акционерных обществ, кооперативов, обществ с ограниченной ответственностью. Их капиталы нередко формируются за счет вкладов юридических и физических лиц, государства и даже иностранных граждан и организаций. Все они выступают в качестве совладельцев-собственников такого предприятия. Их доход зависит главным образом от двух факторов: А) размера внесенного взноса и Б) результатов хозяйственной деятельности предприятия.
Итак, любая собственность наполняется реальным содержанием только в том случае, если она реализуется экономически, то есть когда происходит разрешение заложенных в ней противоречий между владением и распоряжением, пользованием и распоряжением, владением и пользованием.
В наибольшей степени эти противоречия разрешаются в деятельности предпринимателя. Этому институту рыночной экономической системы будет посвящена отдельная глава нашего учебного пособия. Сейчас же более обстоятельно рассмотрим особенности института собственности в исламской экономической модели.
3.2. Собственность в исламе
Следует отметить, что разработкой теории собственности занимались уже средневековые арабские авторы. Правда, в отличие от европейской правовой культуры, эта категория, особенно такая ее форма как частная собственность, не приобрела в мусульманском мире столь важного значения, какое она имела в римском праве. Это и не удивительно, поскольку в Коране прямо сказано: «Аллаху принадлежит власть над небесами и землей и тем, что в них, и Он мощен над всякой вещью» (5:120), а также: «О да, ведь Аллаху принадлежит то, что в небесах и на земле!…» (10:56/55), и далее: «Ему принадлежит то, что в небесах, и что на земле, и что я между ними, и что под землей» (20:6). Эти и некоторые другие изречения пророка позволили ряду толкователей исламского права и исламоведам говорить об отсутствии в исламе понятия частная собственность как токового. Так ученый Х1Хв. профессор И.Г. Нафаль (1835-1902) отмечал: «Примеры, взятые из образа действий Пророка вместе с некоторыми местами Корана, послужили основанием странному учению, стремящемуся ни более, ни менее, как к полному отрицанию даже самого принципа частной, личной собственности» .
Отчасти недоразумение возникло и по причине противоречивых толкований отношений собственности самими факихами. По их мнению, вся земля, главное богатство эпохи средневековья, захваченная мусульманами силой оружия, без договора являются собственностью мусульманской общины (фай), а их хозяева становятся лишь пользователями, выплачивающими за право пользования специальный налог-харадж. Такая трактовка стала основанием для утверждений об отсутствии в исламе понятия собственности. Однако это не совсем так.
В арабском мире для обозначения понятия «собственность» используется два термина «мал» и «милк».
Мал (во множ. числе амвал) означает ценность, являющуюся мерилом достояния у мусульман. Для арабов, уже перешедших на оседлый образ жизни и потому глубоко втянувшихся в товарно-денежные отношения, таковой ценностью, несомненно, являлись деньги. А вот для кочевников-бедуинов, деньги как таковые ценностью не обладали. В их понимании критерием достояния, богатства являлся скот. В то же время необходимо отметить, что согласно Шариату, не всякие блага обладают ценностью. Например, алкоголь, свинина, игровые автоматы и т.п. вещи, запрещенные для пользования мусульманам, лишены ценности, а потому собственностью быть не могут.
По подсчетам известного отечественного знатока исламского права Л. Сюкияйнена термин «маль» встречается более чем в 90 стихах Корана, но при этом главная книга правоверных не дает его четкого определения .
В трактовке средневековых авторов мал делится на четыре категории:
«немой» – драгоценные металлы и деньги;
«говорящий» – рабы и скот;
«товары»;
«недвижимость».
В более узком смысле под этим термином понимают финансы и денежные средства. Неслучайно, многие трактаты арабских авторов так и назывались – Китап аль-амваль. В ряде случаев мал означает денежные налоги, в отличие от налогов в натуральной форме.
Средства, вложенные в торговлю или производство, назывались ра’с ал-мал («главные средства» или капитал) и их не следует отождествлять с прибылью, которая обозначается термином галла. В современном понимании ра’с ал-мал идентичен понятию капитал .
Согласно представлениям мусульманского вероучения Аллах создал и даровал своим последователям все сущее на земле. Из этого исходит понимание права собственности как особого закрепленного шариатом отношения между человеком и указанными благами. Иными словами лицо, наделенное свыше тем или иным имуществом, т. е. законно им завладевшее, становится его собственником и, в частности, получает право препятствовать другим претендовать на него .
Термин милк (мильк; м.ч. амлак) обозначает объект собственности.
Поскольку земельные ресурсы играли исключительно важную роль для существования арабского халифата, неудивительно, что именно по поводу юридического упорядочивания земельных отношений в исламском мире формировалось ключевое для всякой экономической системы понятие – «собственность».
Теоретики исламского хозяйственного права исходят из того, что земля и другие виды ресурсов, от которых зависит благополучие всего общества, как то дороги, ирригационные системы, не могут принадлежать конкретному лицу. Эти блага являются достоянием уммы – мусульманской общины. Известно изречение одного из видных факихов арабского мира Аль-Хафиза Бен Хаджар аль-Аскалани, выдвинувшего формулу: «люди-сотоварищи в пользовании тремя вещами: пастбищами, водой и огнем» . Иными словами общественные блага не могут стать объектом частного присвоения, служить интересам одного лица. Распоряжается ими государство в интересах всего сообщества. Неслучайно в городах Османской империи, объединявшей в ХV-ХVII в.в. практически весь исламский мир, крупные мастерские, лавки, каналы, значительная часть жилого фонда принадлежали либо общине, либо государству. Да и сегодня, во многих странах традиционного распространения ислама, важнейшие сырьевые ресурсы – нефть, газ и др. находятся в руках государства.
Однако следует учитывать, что это положение не распространялась на весь земельный фонд вообще. В странах исламского мира вполне допускалось частное землевладение, в том числе и латифундного типа Известно, например, что при постройке Багдада и некоторых других городов халифы вынуждены были выкупать землю у их владельцев. Кроме того, большинство исламских теологических школ допускали распространения права частной собственности на землю.
С собственностью на землю в исламском праве тесно связано право собственности на недра. Различные суннитские мазхабы по-разному рассматривают эту проблему.
Школа ханафитов, выводит право собственности на недра из права собственности на землю. Согласно представлением ханафитов собственник земли получает право владеть всем, что находится на земле и под землей. В случае, когда земля принадлежит государству, разработка недр должна вестись только с его разрешения. Возможность присвоения добытого сырья при этом определяется специальным соглашением.
Представители шафиитской школы выводили право собственности на недра из места обнаружения минеральных богатств и их характера. Если на частном землевладении обнаруживаются скрытые ресурсы, то есть находящиеся под землей (золото, серебро, руды и т.п.), то право их присвоения принадлежит собственнику. При этом он должен выплачивать закат. Если же на частном владении имеются видимые ресурсы (вода, месторождения соли, жидкие минералы и т.п.) то собственник не имеет исключительного права их присвоения. Он может сполна удовлетворять лишь за их счет свои потребности.
Иначе обстоит дело в случае, когда богатства обнаружены на бесхозной земле. По мнению шафиитов, при данных обстоятельствах, человек, окультуривающий такой земельный участок своим трудом, получает право собственности на землю, а с ним и право распоряжения ее недрами. При этом все видимые богатства остаются, как и в трактовке ханафитов в собственности общины.
Сходных позиций в отношении путей частного присвоения богатств недр придерживаются ханбалиты. Представители этого мазхаба рассматриваю право получения собственности на скрытые в земле ресурсы в отношении бесхозных земель. Известный ханбалитский юрист Муваффак ад-Дин ибн Кудама отмечает, что возможность обращения в собственность ресурсов на таком земельном участке человек получает в случае, когда он стал первооткрывателем данного ресурса. Юридическое оформление этого права осуществляется через ихьа, то есть культивацию земель, либо через иктаа.
Самой радикальным из всех школ является школа маликитов. Факихи-маликиты вообще отрицают саму возможность обретения частной собственности на природные ресурсы. По их мнению, частная собственность на ресурсы приведет неравенству и расхищению богатств, которые принадлежат всей умме .
Таким образом, в вопросах возможности частного присвоения земельных ресурсов мусульманское право придерживается социально-ориентированного характера. И хотя возможность обращения в собственность отдельного лица тех или иных видов природных богатств допускается, вполне очевидно, что на первый план при решении этого вопроса ставятся интересы общества.
Шариат признает только законные источники возникновения прав собственности. Перечень способов дозволенного обращения объекта имущества в собственность частного лица строго определен мусульманским правом. Имущество может стать собственностью вследствие акта дарения или наследования, получения женой брачного дара от мужа (махр), предоставления содержания родственникам, получения милостыни (садака).
Вещь может стать собственностью лица вследствие обмена ее на другую вещь, в результате захвата во время военных действий.
Однако приоритетными путями приобретения имущества в собственность в исламском мире являются два – собственный труд и коммерческая деятельность. Отвечая на вопрос о том, какое из приобретений является наилучшим, пророк сказал: «То, что человек приобрел трудом рук своих, а также то, что принесла ему добрая торговля» .
Концепция труда в исламе основана на трех принципиальных позициях:
Во-первых, дееспособный член общества обязан вести трудовую деятельность;
Во-вторых, исламское государство должно предоставить работу каждому трудоспособному человеку;
В-третьих, трудящиеся имеют право требовать справедливую оплату за свой труд .
К незаконным способам приобретения собственности в исламе относятся воровство, вымогательство, присвоение общественных средств и другие действия, которые признаются преступлениями в любом современном обществе (например, завладение имуществом путем обмана – мошенничество, а также получение взятки). Эти положения ислама носят вполне современный характер.
К недопустимым способам приобретения денег и других ценностей относятся также взимание процентов по займам (риба), ростовщичество и азартные игры. Незаконными считаются и средства, полученные недопустимым для мусульманина (мусульманки) способом: путем занятия проституцией, гаданием, продажей алкоголя, наркотиков, свинины и т.п.
В исламском праве объект собственности (милк) не имеет срока давности, поэтому найденная вещь, хозяин которой не известен, не может стать собственностью нашедшего – ее полагается израсходовать на благочестивые цели.
Отметим, что в исламском праве существует разделение между понятиями «владение» (йад) и «распоряжение» (тасарруф) имуществом.
Несомненно, мусульманское право защищает право собственности, причем даже более сурово, нежели некоторые другие религии. Например, кражу мусульманское право считает одним из тягчайших преступлений и наказывает отсечением руки.
В то же время в исламском праве допускается изъятие частной собственности со стороны государства для удовлетворения общественных потребностей. Интересный случай описан в хадисе, переданном Абу Убайдом со слов Абьада ибн Хмаля, в котором повествуется о том, что Посланник даровал ему, ибн Хмалю месторождение соли. Когда ибн-Хмаль, обрадованный столь щедрым даром, удалился, люди, окружавшие Пророка, высказали ему свое недоумение. Они сказали, что передать в частную собственность солевые залежи все равно, что если бы Мухаммад подарил кому-либо постоянно текущую воду. В итоге Посланник отобрал у Абьада ибн Хмаля дарованное месторождение . В приведенном хадисе убедительно показывается, что верховная власть может реквизировать собственность, если того требуют интересы и благополучие общества.
Данное положение неоднократно использовалось политическими режимами исламских стран, причем, как революционными (в Египте, Сирии, Ираке, Ливии, Иране) так и монархическими (в Саудовской Аравии, Кувейте, ОАЭ) для национализации нефтяных отраслей промышленности и ряда объектов инфраструктуры.
Разумеется, что современные толкователи магометанского вероучения, близкие к деловым кругам, решительно критикуют тех из своих единоверцев, которые ставят под сомнение правомерность существования частной собственности в исламском мире.
Стремление приспособить коранические нормы к интересам, набирающей силу и влияние крупной буржуазии, отражает процесс накопления предпринимательского капитала, усилившегося в странах мусульманского Востока после Второй Мировой войны .
Ислам поощряет человека приумножать свое материальное достояние, используя его во благо общества и извлекая прибыль. Будучи собственником, человек, заинтересован в увеличении своего достатка, а это, в свою очередь, является фактором роста производства.
Коран напоминает владельцам разного вида собственности о том, что в действительности они являются лишь временными управляющими того имущества, что даровал им Аллах. Ислам не воспрещает людям приобретать состояние и стремиться улучшить свое материальное положение законным путем и приемлемым способом. Так как человек приходит в этот мир с пустыми руками и покидает его подобным же образом, абсолютным и истинным владельцем всего сущего в мире остается Аллах, милостью которого право собственности передается во временное пользование человеку. Коран рассматривает богатство как испытание человека на предмет его истинных пристрастий и стремлений. Этот факт заставляет владельца имущества правильно понимать ценность богатства и относится к нему как к средству достижения милости Всевышнего посредством расходования его не только на собственные нужды, но и отдавая часть другим. «Он – тот, который сделал вас преемниками на земле и возвысил одних из вас над другими по степеням, чтобы испытать вас в том, что Он вам доставил…» (Коран, 6:165).
Литература:
1. Аль-Али Насер Абдель Рахим. Унивесрализм и исламская концепция прав и свобод человека: дис….к.ю.н. – М., 1999.
2. Беккин Р.И. Право собственности на природные ресурсы в мусульманском праве (на примере четырех суннитских мазхабов) // Международное право. – 1999. – № 2. – С. 73-82.
3. Ислам. Энциклопедический словарь. – М.: Наука, 1991.
4. Ионова А.И. Тенденции разработки социально-экономической тематики современными мусульманскими теоретиками // Ислам: проблемы идеологии, права, политики и экономики: Сб.ст. – М., 1985. – С.-45-58.
5. Собственность в системе социально-экономических отношений / Под ред. В.И. Жукова. – М.: Российский государственный социальный университет, 2005. – 408 с.
6. Собственность классиков Джон Локк // Отечественные записки. – 2004. – № 6. (Интернет-версия)
7. Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право собственности: юридическое осмысление религиозных постулатов // Отечественные записки. – 2004. – № 6. (Интернет-версия).
8. Экономическая теория. – Ташкент, Ташкентский финансовый институт. – http://www.tfi.uz/et

ТЕМА 4. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ И ЕГО РОЛЬ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ
План:
4.1. Сущность и функциональная характеристика предпринимательской деятельности
4.2. Социальная функция исламского предпринимательства: исторический опыт России
Термины и понятия: предприниматель, риск, неопределенность, система функциональных характеристик предпринимательской деятельности, социальная функция предпринимательства, экономическая функция предпринимательства, саадака, вакф, вакиф, вакф хайри, маукуф ‘альайхи, мутавалли.
4.1. Сущность и функциональная характеристика предпринимательской деятельности.
Предприниматель является ключевой фигурой рыночного хозяйства, с его деятельностью в значительной степени связан экономический прогресс современного общества, динамизм рыночной экономической системы. Но до недавнего времени мусульманская экономическая наука не уделяла сколько-нибудь заметного внимания проблемам теории и практики предпринимательской деятельности. И это не удивительно. Как отмечают многие исследователи исламской экономической модели предпринимательство в странах распространения традиционного ислама не получило широкого развития. Тому, на наш взгляд, было три причины:
Во-первых, как уже отмечалось выше в исламе размыто понятие частная собственность.
Вторая причина связана с тем, исламская доктрина допускала возможность существования только такого имущества, которое добыто личным трудом индивидуума, т.е. без привлечения чужой рабочей силы. В рамки данного постулата экономическая деятельность могла существовать лишь в форме мелкотоварного ремесленного производства. Поэтому априори в исламских странах не могло сложиться предпосылок для формирования капиталистической системы хозяйствования, когда товаром становится не только вещь, но и сама способность человека к труду или рабочая сила, а, следовательно, и капиталистического предпринимательства.
Немаловажно отметить и то, что Ислам не поощряет своих последователей к выражению собственной индивидуальности. Малейший отход от общепризнанных норм считался вероотступничеством и осуждался. Всякая экономическая активность индивидуума, не вписывающаяся в рамки дозволенных мусульманской религией норм, считалась незаконной, вызывала подозрение, моральное осуждение и судебное преследование. Таким образом, если в правоприменительной практике европейских стран действовал принцип «разрешено все, что не запрещено законом», то в странах распространения Ислама правовая практика придерживалась принципа «разрешено то, что дозволено Кораном». Авантюризм, риск, экономический рационализм и эгоизм, то есть те характеристики, которые, по мнению западных исследователей, отличают европейскую модель предпринимательского поведения, в исламе осуждались, как порочные. В условиях жесткого ограничения свободы самовыражения и свободы к действию, в условиях отсутствия рациональных мотивов в экономической деятельности, проявление личностью частной инициативы, предприимчивости и инновационной модели поведения становилось совершенно невозможным.
Все перечисленные особенности обусловили крайнюю неразвитость предпринимательского потенциала в странах мусульманского Востока.
Лишь в середине ХХ века, под влиянием модернизации, в исламских странах началось формирование этого важнейшего экономического института. Теория предпринимательства разрабатывается мусульманскими учеными в основном в русле перспектив развития исламского банкинга. Поэтому становление научных представлений о предпринимательстве связано в основном с трудами западноевропейских мыслителей.
Общепризнанным является мнение, что впервые термин «предприниматель» ввел в научный оборот английский экономист Р. Кантильон. Он в рамках меркантильной идеологии трактовал предпринимателя как агента рыночного хозяйства, который извлекает выгоду из разницы между ценой покупки и ценой продажи товара. Р. Кантильон подчеркивал, что для предпринимателя важно уметь предвидеть, прогнозировать рыночную конъюнктуру, быть готовым брать на себя ответственность и идти на риск ради достижения коммерческого успеха.
Дальнейший шаг в развитии теории предпринимательства был связан с именем французского экономиста Ж.Б. Сэя. В своем труде «Трактат политической экономии» он сформулировал идею, согласно которой предпринимателем можно считать человека, деятельность которого направлена на использование и комбинирование факторов производства. Умение организовать предприятие и эффективно задействовать ресурсы, является, по Ж.Б. Сэю основным предметом деятельности предпринимателя.
В фигуре предпринимателя экономист видел носителя неких особых, универсальных личных качеств, неимение которых делает затруднительным и невозможным получение позитивного результата в бизнесе. Главными из них Ж.Б. Сэй называет талант управления, благоразумие, изобретательность, честность. В качестве же вознаграждения за умелое использование своих способностей и талантов предприниматель получает доход, предпринимательскую прибыль .
С выделением политической экономии в самостоятельную область знаний, основной вопрос, вызывавший интерес мыслителей, касался того, как возникают основные виды доходов участников общественного производства и каким образом, в частности, прибыль, попадает в распоряжение предпринимателя.
Основоположник экономической науки А. Смит считал, что единым источником всех видов дохода в обществе является труд. Однако созданный трудом рабочего продукт не всегда принадлежит только индивидуальному товаропроизводителю. Часть его перераспределяется в пользу других агентов хозяйственной деятельности – предпринимателей и землевладельцев. Основанием для такого перераспределения А.Смит считал существование частной собственности на факторы производства. В предпринимательстве он видел, главным образом собственника одного из них, а именно капитала. Такой подход был, несомненно, оправдан, поскольку во времена Смита частное предпринимательство осуществлялось, преимущественно, на собственные средства предпринимателей. Прибыль же, полагал А. Смит, есть функция капитала и, чем он больше, тем больше ожидаемая предпринимателем прибыль .
Иначе подошли к решению этого вопроса основоположники марксизма. Они исходили из того, что в условиях капиталистического хозяйства в товар превращается сама способность человека к труду. Рабочие, лишенные всяких средств существования, формируют рынок труда, на котором происходит купля-продажа специфического товара «рабочая сила.
Спрос на товар – «рабочая сила» предъявляют капиталисты. Нанимая рабочего, они получают право использовать его труд в течение дня на своем предприятии. Разумеется, при этом капиталист оплачивает рабочему стоимость его рабочей силы. Причем размер заработной платы должен быть достаточным, чтобы наемный рабочий мог прокормить на нее не только себя, но и членов своей семьи. Таким образом, обеспечивается воспроизводство рабочей силы в новом поколении наемных работников. Однако в течение дня трудом рабочего создается стоимость большая, чем была первоначально авансирована капиталистом на выплату заработной платы
Этот излишек или прибавочная стоимость полностью поступает в распоряжение владельца капитала, присваивается им в виде прибыли. Поскольку заработная плата и прибыль извлекаются из одного источника-рабочего времени, потраченного на изготовление товара, то вполне очевидно, что увеличение размера одного из двух видов дохода возможно только за счет сокращения другого. Отсюда делался жесткий вывод о противоречии между экономическими интересами трудящихся и капиталистов .
Одним из первых к анализу предпринимательства, как специфического фактора общественного воспроизводства, подошел Дж. Б. Кларк. Он считал, что общественный продукт создается при участии трех равноправных факторов производства: труда, капитала и предпринимательства. Под предпринимательской деятельностью он понимал осуществление особых функций, направленных на обеспечение объективного взаимодействия между трудом и капиталом. «Функция эта сама по себе не связана ни с трудом, ни с собственностью на капитал, она состоит целиком в установлении и поддержании производственных отношений между факторами производства. « И долее: «Эту чистую координирующую работу мы назовем функцией предпринимателя, и вознаграждение за нее мы назовем прибылью» .
Из этого экономист делал несколько важных выводов: во-первых, предприниматель и капиталист – различные субъекты экономических отношений. Во-вторых, предприниматель создает и имеет право на свою долю в общественном продукте. В-третьих, эта часть дохода не является результатом присвоения чужого неоплаченного труда, как полагал К. Маркс, или удержанием дохода третьих лиц, но является заслуженным доходом самого предпринимателя.
Но для Кларка было важно не просто выделить предпринимательскую деятельность в качестве самостоятельного фактора производства, но и показать, как в процессе экономической деятельности создаются условия для извлечения соответствующей ему доли в продукте труда.
Разумеется, что предприниматель заинтересован в получении прибыли. В погоне за ней он должен постоянно заботиться об усовершенствовании производства, обращаться к поиску наиболее эффективных и рациональных способов организации своего бизнеса. Своей активной деятельностью предприниматель нарушает рыночное равновесие, выводит экономику из состояния застоя, придает ей импульс к развитию. Но со временем, вследствие действия механизма рыночной конкуренции между предпринимателями, прибыль имеет тенденцию к постепенному сокращению, пока не исчезнет вовсе. Это вновь и вновь заставляет предпринимателей искать пути оптимизации производственного процесса, модернизации его технической и производственной базы. Таким образом, деятельность предпринимателя обеспечивает общественной прогресс, является источником изменений и развития рыночного хозяйства, благодаря чему экономика находится в постоянном движении.
Идеи Дж. Б. Кларка наиболее полно были развиты в начале XХ века известным австрийским экономистом И. Шумпетером. Задавшись целью выявить источник развития капиталистического общества, он попытался осуществить задуманное, сделав основным объектом своего научного анализа фигуру предпринимателя.
Й. Шумпетер выделил предпринимателя в качестве особого субъекта экономических отношений, который в отличие от рабочего не продает рабочую силу, и в отличие от капиталиста необязательно является собственником функционирующего капитала. Роль и статус предпринимателя в экономической системе определяется не тем, что он имеет или чем распоряжается, а тем, как он это делает и как использует имеющиеся в его распоряжении ресурсы. В предпринимателе Й. Шумпетер видел человека, ведущего постоянный поиск чего-то нового, «осуществляющего новые комбинации», как выражался сам экономист.
«Предпринимателями мы называем хозяйственных субъектов, функцией которых является как раз осуществление новых комбинаций и которые выступают как его активный элемент» .
Под термином «новые комбинации» экономист понимал пять возможных ситуаций:
1. изготовление нового, еще не известного потребителям товара;
2. внедрение нового, ранее в этой отрасли не применявшегося метода производства;
3. освоение нового рынка сбыта, недоступного прежде для данной отрасли хозяйства;
4. получение нового источника сырья;
5. проведение соответствующей реорганизации, направленной на завоевание монопольного положения на рынке, либо на подрыв чужой монополии.
Следовательно, предприниматель не просто субъект экономических отношений, организующий производство, а такой их активный элемент, который в своей практической деятельности руководствуется стремлением постоянно совершенствовать производство, преобразовывать его, исходя из принципа частнохозяйственной целесообразности. Благодаря его активной позиции происходит технический прогресс, экономика получает стимул к совершенствованию и развитию.
Об особом стиле мышления предпринимателя говорил и видный немецкий экономист В. Зомбарт. Он вообще полагал, что каждая хозяйственная эпоха основывается на преобладании определенного хозяйственного духа, формирующего его облик и содержание. Анализируя генезис рыночного хозяйства В. Зомбарт исключительно важное значение в этом процессе придавал формированию так называемого «капиталистического духа», в котором различал два сегмента: «дух предпринимательства» и «бюргерский дух».
Обладать предпринимательским духом, значит быть готовым к риску, иметь волю к действию, богатство идей. Предприниматель, по В. Зомбарту, – это завоеватель. Он всегда стремиться к тому, чтобы воплотить свою идею или замысел в жизнь, обладает достаточной решимостью и силой, жаждой деятельности, чтобы преодолеть все возникающие на его пути препятствия. Предприниматель-это также организатор. Он объединяет людей для совместной работы, подчиняет их своей воле ради достижения делового успеха. И, наконец, предприниматель-это торговец. Он должен вести переговоры, договариваться о покупке или продаже какого-либо товара и обладать для этого даром убеждения, чтобы побудить людей купить именно его товары, а не какие-нибудь. С духом предпринимательства связана динамическая сторона экономической системы .
Важный вклад в развитие теории предпринимательства внес американский экономист Ф. Найт. В книге «Риск, неопределенность и прибыль» (1921) он предложил новую трактовку предпринимательского дохода. В отличие от своих предшественников, например Дж. Б. Кларка, Ф. Найт усматривал возможность извлечения предпринимательской прибыли не только в динамичном, но и в статичном состоянии экономики. Основанием для подобного вывода послужило разграничение им таких понятий, как «неопределенность» и «риск».
Экономисты большинства школ до Ф. Найта единодушно связывали деятельность предпринимателя с риском, а предпринимательский доход рассматривали, как справедливое вознаграждение за готовность пойти на него. Однако Ф. Найт уточнил, что деятельность предпринимателя связана не просто с риском, то есть такой ситуацией, последствия которой могут быть вполне предсказуемы, оценены и измерены и, следовательно, их можно заранее минимизировать, оговорив в контрактах и договорах. Напротив, ситуация «неопределенности» предполагает невозможность, в принципе, предвидеть, спрогнозировать, предугадать последствия принятия тех или иных решений. Эта-то «неопределенность» и является подлинным источником предпринимательской прибыли.
В современной экономической литературе существуют различные интерпретации понятия «предприниматель» и «предпринимательская деятельность» Так, в популярном у нас курсе «Экономикс» для раскрытия содержания термина «предприниматель» используются следующие характеристики:
1. Предприниматель берет на себя инициативу соединения ресурсов земли, капитала и труда в единый процесс производства товара или услуги.
2. Предприниматель берет на себя трудную задачу принятия основных решений в процессе ведения бизнеса.
3. Предприниматель-это новатор, лицо, стремящееся вводить в обиход на коммерческой основе новые продукты, новые производственное технологии, новые формы организации бизнеса.
4. Предприниматель-человек, идущий на риск .
В целом, современнее исследователи рассматривают предпринимателя преимущественно как лицо, соединяющее в процессе хозяйственной деятельности различные факторы производства, самостоятельно принимающее экономические решения, готовое проявить инициативу, новаторство, неординарность мышления, пойти на риск ради получения прибыли.
Анализ обширной научной литературы по теории и практике предпринимательства позволяет сделать вывод о том, что содержание феномена предпринимательства, целесообразно рассматривать через характеристику его функциональной роли в экономической системе.
На наш взгляд, можно выделить семь основных предпринимательских функций: организационная, производственная, управленческая, исследовательско-аналитическая, инновационная, социальная и экономическая (см. рис.1.)
Организационная функция связана с тем, что на предпринимателя возлагается задача по созданию условий, необходимых для начала процесса производства, его бесперебойного функционирования и развития. Предприниматель наделен всеми полномочиями по ведению переговоров с другими предпринимателями и организациями, государственными учреждениями относительно заключения контрактов, принятия обязательств и так далее. Предприниматель несет личную ответственность за соблюдение условий всех заключенных им договоров и соглашений.
Важное значение в системе предпринимательских функций занимает производственная функция. Она подразумевает необходимость соединения или комбинирования различных факторов производства и использование их в таком сочетании, которое обеспечило бы получение максимального эффекта от использования ограниченных ресурсов с точки зрения соизмерения «затрат и результатов».
Управленческая функция означает оперативное принятие решений и внесение необходимых изменений в коммерческие планы, исходя из складывающейся на рынке конъюнктуры. На предпринимателе лежит вся полнота ответственности за принимаемые экономические решения и их последствия.
В условиях рыночной конкуренции весьма существенной представляется исследовательско-аналитическая функция предпринимательской деятельности, она вытекает из необходимости постоянного изучения и анализа состояния рынка, условий производства и сбыта продукции, изучения поведения потребителей, анализа причин изменения их вкусов и предпочтений.
Инновационная функция выражается в том, что предприниматель способен генерировать новые производственные возможности и коммерческие идеи, создавать новые виды товаров, открывать новые рынки сбыта, внедрять новые методы производства. Названная функция может выражаться также и в разработке новой стратегической линии поведения фирмы на рынке.
Одной из важнейших является социальная функция предпринимателя. Она обусловлена тем, что создание делового предприятия вовлекает в орбиту производственной деятельности многих людей. Тем самым создаются новые рабочие места, растет занятость населения, накапливается производственный потенциал общества.
Но этим значимость социальной функции не исчерпывается. Как носитель определенных социально-экономических интересов предприниматель стремится к тому, чтобы создать благоприятные условия для своей деятельности и соответствующим образом преобразовать внешнюю и внутреннюю среду бизнеса. Поэтому он активно включается в процесс общественно-политической, культурной и духовной жизни общества. Тем самым, создаются предпосылки для созидательного взаимодействия общества и предпринимательских структур. Как будет показано ниже, социальная функция предпринимательства была ярко выражена в деятельности деловых кругов мусульман дореволюционной России.
Но главным движущим мотивом, побудительным стимулом предпринимательской деятельности остается все же достижение коммерческого успеха в бизнесе. В нем выражается основная экономическая функция предпринимательства. Под коммерческим успехом мы понимаем не только получение прибыли. Это гораздо более широкое понятие, подразумевающее также расширение производства, укрепление позиций фирмы на рынке. Прибыль служит лишь инструментом достижения этой стратегической цели, средством, открывающим предпринимателю путь к высотам бизнеса.
4.2. Социальная функция исламского предпринимательства: исторический опыт России
Из всех перечисленных функций наибольший интерес, в плане выявления особенностей исламской экономической модели и практики хозяйствования представляет реализация социальной функции предпринимательства. Рассмотрим ее на примере участия мусульман-предпринимателей дореволюционной России в реализации различных социальных проектов.
Исламская благотворительность в России в ХIХ в. находилась в стадии зарождения. На протяжении долгового времени она осуществлялась в виде единовременных пожертвований отдельными состоятельных мусульманами, прежде всего из числа предпринимателей. Так в 1896 г. казанский купец М-С.К. Бурнаев сделал крупный вклад в 134 руб. в пользу слепых Казанской губернии ; казанский купец Б.Ф. Муллин, состоявший членом «Общества призрения и образования глухонемых детей г. Казани» регулярно вносил членские взносы в кассу упомянутой организации. Он же состоял членом «Общества попечения о бедных и больных детях». В «Казанское общество пособия бедным и больным детям» периодически садака вносили предприниматели Г. Бурнаев, И.С. Бурнаев, А.Я. Сайдашев, М.А. Сайдашев, А.Ф. Рахматуллин, З.З. Усманов и др.
Однако большая часть состоятельных мусульман относилась с недоверием к богоугодным заведениям неисламского толка. С этим очевидно связано незначительное представительство магометан в общегражданских благотворительных организациях. Это вовсе не означает, что правоверные уклонялись от этических установок своей религии. Основная масса пожертвований мусульманских предпринимателей шла через общепризнанные, в исламском мире, общественно-религиозные институты-мечети. Мало найдется среди состоятельных правоверных мусульман лиц, которые бы не сделали пожертвования в пользу устроительства молельных домов для единоверцев и медресе при них. (М.М. Азимов, И.И. Айтуганов, М-С.К. Бурнаев, М.С. Сеитбатталов, предпринимательские семейства Акчуриных, Апанаевых, Галеевых, Сайдашевых, Рамеевых, Усмановых, Утямышевых, Хусаиновых, Юнусовых и др.)
Одной из форм благотворительной и филантропической деятельности предпринимателей дореволюционной России стало вложение средств в развитие социальной инфраструктуры той местности, где велась предпринимательская деятельность. В этом случае предприниматели-промышленники строили больницы, учебные заведения, общественные библиотеки, центры досуга и отдыха для своих рабочих. Разумеется, что содержание социальных объектов могли себе позволить только очень крупные капиталисты. Но здесь важно отметить еще одну особенность. Как указывалось выше, предприятия мусульман находились преимущественно в сельской местности. И если в городах местные власти еще могли изыскать финансовые возможности для постройки школ, больниц и библиотек, то в глубинке подобные блага для населения были практически недоступны. И часто только от щедрости фабрикантов завесило, как скоро в селении появится собственный фельдшер и учитель.
Многие предприниматели-мусульмане с пониманием относились к необходимости решения данной проблемы и по мере возможности участвовали в ее решении. Примером, в этом отношении может служить деятельность благочестивого купца и суконного фабриканта Тимербулата Курамшивеча Акчурина. Его предпринимательская деятельность служит ярким образчиком сочетания деловой хватки и социальной ответственности за судьбу своих соотечественников рабочих.
Суконную фабрику, в с. Гурьевка Симбирской губернии Т.К. Акчурин приобрел накануне отмены крепостного права. Предприятие было доведено прежним владельцем до состояния полного краха. Новый собственник провел полную реконструкцию производственных корпусов, закупил современное оборудование. Предприниматель ввел сдельную оплату труда, вследствие чего у рабочих появились стимулы повышать производительность труда. В результате заработная плата достигла 30, а то и 60 рублей в месяц, притом, что средний уровень заработной платы не превышал 10 рублей в месяц. Через двадцать лет фабрика Т.К. Акчурина стала одной из крупнейших во всем Поволжье, имела миллионные обороты, работала по государственным заказам. Одновременно предприниматель наладил быт рабочих. Он отказался от широко практиковавшейся фабрикантами системы фабричных лавок, через которые, по завышенным ценам, рабочим отпускали далеко не лучшего качества товары первой необходимости. Для рабочих и их семей было построено 300 новых домиков, и люди переселись из тесных, затхлых, полусгнивших бараков в собственное жилье. По мере укрепления бизнеса появились возможности расширить благотворительную деятельность. Повальная безграмотность – характерная черта российского общества ХIХ столетия. Т.К. Акчурин понимал, что прогресс общества, в том числе и бизнеса, невозможен, когда рабочие не владеют элементарной грамотой. Поэтому, как только стало возможность, предприниматель открыл при фабрике две школы: для русских и татарских детей, которые полностью содержал за счет собственных средств. Причем в школы принимались дети не только фабричных рабочих, но и окрестных крестьян. Позже была открыта и школа для взрослых – явление для России того времени крайне необычное .
Помимо образовательной деятельности предприниматели уделяли внимание состоянию народного здравия. Не секрет, что состояние здоровья и производительность труда – две вещи взаимосвязанные. Поэтому наиболее дальновидные промышленники учитывали эту особенность физиологии человека. Фабричную больницу на 17 коек и фельдшера при ней имела суконная фабрика Т.К. Акчурина, суконная фабрика Ахм. Алеева (на 6 коек и фельдшер с жалованием 17 руб. 55 коп.), суконная фабрика Х. Алеева (на 6 коек и фельдшер с жалованием 15 руб. в месяц), Старо-Тимошконская фабрика Акчуриных (на 7 коек и врач при ней с жалованием 50 руб. в месяц.) и т.д.
В последнем десятилетии ХIХ в. исламская благотворительность в условиях российского государства начинает приобретать организованные формы. В городах и селениях страны, где имелись сильные мусульманские махалля, правоверные начинают возбуждать перед властями вопрос об учреждении мусульманских благотворительных и культурно-просветительских фондов.
Одним из успешно действовавших подобных фондов стало «Общество пособия бедным мусульманам г. Казани», созданное в 1898 г. Самое активное участие в его создании приняли предприниматели М.И. Галеев, Г.А. Ишмуратов, С.М. Аитов, И.И. Айтуганов, А.М. Казаков И.Г. Утямышев и др. Общество вело разноплановую деятельность: содержало медресе, мектебе, магометанское кладбище, финансировало обучение талантливой мусульманской молодежи в высших учебных заведениях, материально помогало нуждающимся единоверцам.
В 1907 г. был утвержден Устав «Первого мусульманского культурно-просветительского общества» в г. Самаре. Среди членов Совета общества были коммерсанты С.Х. Халфеев, А.Я. Узбеков, М.Х. Баишев. Целью общества являлось распространение просвещения и образования среди лиц мусульманского вероисповедания, оказание материальной помощи единоверцам .
Аналогичные цели ставило перед собой «Петербургское общество распространения просвещения среди мусульман», созданное в мае 1908г. группой знатных мусульман. В 1908.г мусульманское благотворительное общество открылось в Симбирске. Среди его учредителей был один из самых успешных предпринимателей из среды мусульман – И.К. Акчурин. В 1913 г. подобного рода организация открылась в Саратове. И здесь среди учредителей общества были предприниматели Х.Ю. Акчюрин, З.М. Енгалычев и др.
В 1912 г. сразу две благотворительных и культурно-просветительских общества было учреждено в Оренбурге – «Оренбургское мусульманское женское общество» и «Оренбургское общество попечение об учащихся-мусульманах». В организации обоих активно участвовали предприниматели-золотопромышленники Рамеевы, купцы и промышленники Хусаиновы, книгоиздатели М. Каримов и Б. Шараф. и др.
В далеком от исламских центров России, Иркутске, также шел процесс консолидаций правоверных и становление институтов благотворительности. В 1890 г. предприниматели из крестьян – братья Шайхулла и Загидулла Шафигуллины, подали прошение об устройстве в городе мечети. Но только через шесть лет, благодаря настойчивости просителей, губернатор края подписал разрешение на приспособление купленного братьями деревянного дома под мечеть, до постройки новой соборной.
В 1905 г. по инициативе, ставшего к тому времени уже купцом, Ш. Шафигуллина и других коммерсантов было организовано «Иркутское мусульманское благотворительное общество». Мусульманское общество Иркутска, имело целью «доставление средств к улучшению материального и нравственного состояния бедных мусульман без различия пола, возраста, знаний и состояний». Общество снабжало одеждою, пищею и приютом неимущих; содействовало трудоустройству лиц, не имеющих занятия, выдавало материалы и инструменты для работ. Общество занималось снабжением бедных и больных медицинскими пособиями, приглашением таких больных на счет общества в больницы и содействием к погребению умерших. Определение престарелых и немощных мусульман в богадельни, дома призрения, а малолетних в сиротские дома, приюты, убежища, ремесленные и учебные заведения также было в ведении благотворительного общества, а также другие подобные вопросы. Общество могло открывать общественные столовые, чайные, дешевые квартиры, ночлежные дома, убежища, приюты и т.п.
Одной из особенностей мусульманского образования конца XIX – начала XX в. стало широкое развитие женского образования. В. 1909 г. женская частная гимназия Ф.А. Аитовой (жена купца Яушева) открылась в Казани. Здесь же в 1911 г. открылась начальное новометодное учебное заведение для девочек Л.Хусаиновой, в котором, наряду с религиозными предметами преподавались арифметика, география, история татар, татарский, арабский и русский языки. Появилась такая школа для девочек и в Иркутске. Попечительницей школы стала Нафиса Шафигуллина (жена купца 2-ой гильдии Ш. Шафигуллина).
Как известно, в исламе существует три института, которые призваны стимулировать благотворительную деятельность состоятельных мусульман, и, прежде всего, представителей предпринимательского класса: «закят», «садака» и «вакф». Они различаются как по степени юридической формализации, так и по подходу к осуществлению благотворительности. О первом из них было подробно рассказано при изучении особенностей налоговой системы мусульманского мира. Сейчас необходимо дать характеристику второму и третьему из перечисленных институтов.
Важную роль в системе мусульманской благотворительности занимает добровольное пожертвование – садака. Раздача садака является нормой, закрепленной Кораном (2: 191/195, 262/264-263/265; 4: 114; 9: 58, 60, 79/80 и др.). Желательно, чтобы каждый мусульманин, имеющий на то финансовые возможности, раздал садака нуждающимся людям. Священный Коран призывает правоверных к милосердию и щедрости по отношению к тем людям, кто нуждается в помощи ближнего: «Те, которые расходуют свои имущества на пути Аллаха, подобны зерну, которое вырастило семь колосьев, в каждом колосе – сто зерен. И Аллах удваивает, кому пожелает. Поистине Аллах объемлющ, знающ!» (2:264/262)
Получателем такого рода помощи может быть только тот человек, который сам не в состоянии ее давать, иначе это рассматривается как вымогательство.
Садака бывает нескольких видов: как единичный акт благотворительной помощи; как способ искупительного действия (каффара), т.е. штраф, идущий на благотворительные цели; как отчисление состоятельными людьми части своих доходов в пользу нуждающихся.
В первых двух случаях садака может предоставляться в денежной форме, либо в виде пищи, одежды, предоставлением жилья, услуг, прощения долга. В третьем случае садака отчисляется только деньгами, которые собираются специальными сборщиками и поступают в общественную казну (байт ал-мал).
Круг лиц, имеющих право на получение садака, ограничен. Ими могут стать бедняки, инвалиды, бедственное положение которых удостоверено тремя членами их общины, погорельцы, беженцы, лица, вынужденные нести расходы сверх своих возможностей и т.п.
Важно подчеркнуть, что Коран накладывает на давальца милостыни определенные моральные ограничения. Человек, раздающий садака не должен сопровождать свое деяние попреками и оскорблениями в отношении лица, к которому обращена его милость. «Те, которые тратят свои имущества на пути Аллаха, и потом то, что истратили, не сопровождают попреками и обидой, им – награда от Господа их, и нет страха над ними, и не будут они печальны.»(2: 264/262). Далее эта мысль усиливается красочной эмоциональной иллюстрацией «О, вы, которые уверовали! Не делайте тщетными ваши милостыни попреком и обидой, как тот, кто тратит свое имущество из лицемерия перед людьми и не верует в Аллаха и Последний день. Подобен он скале, на которой земля : он постиг ее ливень и оставил голой. Они не владеют ничем из того, что приобрели: ведь Аллах не ведет прямым путем людей неверных». (2: 266/264) Люди, искренне жертвующие в помощь ближнему, будут вознаграждены Господом: «А те, которые тратят свое имущество, стремясь к благословению Аллаха и по укреплению от своих душ, подобно саду на холме: его постиг ливень, и он принес свои плоды вдвойне. А если не постиг его ливень, то – роса. Поистине, Аллах видит то, что вы делаете» (2: 267/265).
На протяжении многих веков наиболее значимым институтом мусульманской благотворительности и филантропии было добровольное пожертвование имущества в форме благотворительного фонда. Этот вид благотворительности обычно обозначается арабскими терминами вакф (мн. ч. аукаф) (по-персидски вакфанд, по-турецки вакиф) и хибс, хубус (мн. ч. ахбас) – оба этих слова означают ограничение, или связывание. Согласно теологической трактовке, этот институт возник, когда Умар ибн аль-Хаттаб, современник пророка Магомета и впоследствии второй халиф, приобрел землю в оазисе Хайбар вблизи Мекки. Он спросил пророка, нужно ли отдать землю в виде добровольного дара (сaдака), и вот что, согласно источникам, ответил пророк: «Обремени саму вещь, а плоды направь на богоугодные цели». Умар так и поступил, поставив условие, что землю нельзя ни продавать, ни передавать по наследству, а доход с земли он посвятил разнообразным благотворительным целям – на выкуп рабов, на поддержание путников, прием гостей и «богоугодные дела». В источниках далее приводится уточнение этой традиции, которое наводит на мысль о более поздних интерпретациях. Было добавлено положение о том, что управляющему пожертвованным имуществом не вменяется в грех, если он умеренно с него «кормится», при условии, что такое кормление не превращается в наживу . Так или иначе, в современной трактовке под вакфом понимается имущество, право собственности на которое, по волеизъявлению учредителя (вакифа), ограничено пользованием всем или частью дохода. По мнению мусульманских теологов такое имущество срезу же перестает быть собственностью дарителя, но не становится собственностью того лица, кому подарено (маукуф ‘альайхи.), т.к. это не купля продажа и не передача собственности по наследству. Таким образом, действие права собственности, как бы приостанавливается (вакафа).
Вакфное имущество может быть передано как отдельному лицу, так и группе точно определенных лиц. Вакф может быть предназначен также для благотворительных целей (вакф хайри).
Не всякая собственность может быть обращена в вакфное имущество. Здесь исламское право устанавливает четкие критерии дозволенного и не дозволенного. Во-первых, в вакф можно передать только вещь, которая является безусловным имуществом учредителя. Во-вторых, вещь должна приносить пользу, то есть, обладать определенными потребительными стоимостями. Далее, в вакф можно передать только имущество, которое не может быть потрачено. Поэтому не могут быть объектами вакфного дарения одежда, пища, деньги.
Существенной особенностью института вакф является то, что он имеет целевое назначение. Если вакф передается в пользу несовершеннолетних из состава своей семьи, то после их смерти, вакфное имущество не может перейти по наследству их детям, а должно быть передано в пользу бедных.
Исламская правоприменительная практика допускает две формы совершения акта безвозмездной передачи имущества: он может заключаться в посменном виде, либо устно. В первом случае вакф заверяется судьей или свидетелями, а во втором, оглашается публично в мечети. С этого момента вакф считается вступившим в силу. Процедуры отмены вакфа в исламском праве не предусмотрено и учредитель не может его отозвать. Отсрочка исполнения допустима только в завещании, которое, как известно, вступает в силу только после смерти завещателя.
Вакиф может указать размер различных статей расходования средств вакфа в абсолютных единицах, либо в долях дохода. Нередко для исполнения вакфа назначался распорядитель (мутавалли). Как правило, в этой роли выступал сам даритель, либо члены его семьи.
В настоящее время крупный общественный благотворительный фонд, остается важным институтом во всех государствах, испытавших исламское влияние, от Юго-Восточной Европы и Африки до Юго-Восточной Азии. А там, где мусульмане составляли меньшинство (в частности, в Индии и бывшей Югославии), публичный филантропический вакф всегда был важным институтом сохранения и распространения ислама, его культа и культуры в преобладающей немусульманской среде. Как правило, их учредителями являются правители государств, знатные особы и крупные предпринимательские семьи. В более ранние эпохи это Ахрари и Джуйбари в Самарканде и Бухаре (в частности, в XVI–XVIII веках), Ансари в Герате и Мазари-Шарифе в Афганистане (XV–XIX века) и Копрулу (XVII век) в Оттоманской империи. В XX веке – правящая фамилия в Иране (Пахлави), царствующее семейство в Аравии (Сауди), семья предпринимателя Харари в Ливане, султана Брунея Аднана Кашогги и прочих. Все они являют пример семейств, учредивших филантропические фонды как из филантропических побуждений, так и в стремлении продемонстрировать свой социальный и политический статус.
В России такие фонды стали учреждаться крупными предпринимателями из числа мусульман в ХIХ – нач. ХХ в. В дореволюционной Казани самым известным вакфным учреждением стал мусульманский детский приют, открытый Юнусовыми.
Предпринимателей Юнусовых по праву можно считать самой именитой мусульманской купеческой династией Казани. Более 150 лет представители этого рода – четыре поколения удачливых коммерсантов, щедрых меценатов и видных общественных деятелей – трудились в торгово-промышленной сфере, создавая Казани славу «Звезды Востока».
Родоначальником семейного бизнеса был Мухаммад-Рахим Юнусов. Он вышел из среды служилых татар во второй половине ХУ11в., записался в купеческое сословие, а затем, одним из первых в Казани сумел заслужить звание Потомственного почетного гражданина. Свой первоначальный капитал М-Р. Юнусов сколотил на поприще коммерческой деятельности. Позже в официальных документах купец числится уже как кожевенный заводчик. Его предприятие выделывало до 13 тысяч козьих шкур, которые предприниматель отправлял по ярмаркам России и за границу – в Китай . Экспортная торговля приносила солидные барыши, шедшие на развитие производства и строительство недвижимости. М.Р.Юнусову принадлежал каменный двухэтажный дом-усадьба на Екатерининской улице (ныне ул. Г. Тукая 67/14), каменный двухэтажный дом с лавками на татарской улице (ныне Парижская коммуна 13/55), а также лавки в Гостином дворе.
Дело М-Р. Юнусова продолжил его сын – Губайдулла (1776-1842). Известный в Казани врач и краевед Карл Фукс, вхожий во многие купеческие дома города, причислял Г.Юнусова к самым богатым предпринимателям из числа татар, имевшим состояние в 3 миллиона рублей, сумма по тем временам немалая даже по столичным меркам. Кстати сам К.Фукс также проживал недалеко от Сенного базара, на Московской улице (д.58/5).
Губайдулла Юнусов значительно расширил экспортную торговлю – он отправлял в Китай кроме товаров собственных заводов продукцию других российских, немецких и азиатских фабрикантов. Его авторитет в деловых кругах города был чрезвычайно велик. Многократно он избирался на различные общественные должности. Мусульманские купцы доверяли ему представлять свои интересы перед властями.
После кончины Г.Юнусова все его состояние перешло к сыновьям Ибрагиму (1806-1886) и Исхаку (1810-1884). Но оба брата, судя по всему, предпринимательского таланта отца и деда не унаследовали. По крайней мере, торгово-промышленное дело Юнусовых постепенно свертывается.
Мыловаренный и кожевенный заводы торговые лавки сдаются внаем, а полученная арендная плата используется для приобретения земельных участков и строительства доходных домов. В результате братья Юнусовы стали крупнейшими в Казани владельцами недвижимости: за ними числилось только в Казани десять строений общей стоимостью 300 тысяч рублей.
Ибрагим Юнусов, как глава рода, активно участвовал в общественной работе: трижды он возглавлял Татарскую городскую ратушу и 15 лет состоял членом Казанской городской думы.
В начале ХХ в. после непродолжительного перерыва Юнусовы вновь занялись предпринимательством. Инициатива возрождения семейных традиций исходила от старшего сына Исхака Губайдулловича Юнусова – Абдул-Вали. В 1905 году он открыл фирму по продаже сырья – необработанных кож, пуха, щетины. И хотя прежних высот в бизнесе ему достичь не удалось, тем не менее, бизнес из года в год шел в гору. Так за первые девять лет существования оборот предприятия вырос с 50 до 900 тысяч рублей, а прибыль возросла в девять раз. В 1915 г. А-В.И. Юнусов подключил к бизнесу своего брата – Абдул-Карима. Совместно они учредили торговый дом «Братья Юнусовы» с капиталом в 100 тысяч рублей, функционировавший до 1917 г.
Семейство Юнусовых оставило след в истории Казани не только как предприниматели, но и как щедрые меценаты.
Г.Юнусов выделил значительную сумму на строительство мечети на Сенном базаре, потому на протяжении многих лет это молитвенное здание носило название юнусовская мечеть. Ибрагим Юнусов субсидировал реконструкцию старейшей каменной мечети Казани, известной сегодня, как мечеть Ш. Марджани, оплачивал труд преподавателей медресе при ней.
Однако самым благородным деянием Юнусовых стало учреждение ими в 1844 г. Мусульманского братьев Юнусовых, детского приюта в Казани. Они полностью финансировали деятельность этого заведения, в котором обучалось более 30 детей. Воспитанники обеспечивались одеждой, обувью, питанием, медицинским обслуживанием, получали начальное образование и ремесленную подготовку . Поскольку, в соответствии с исламской традицией, взимание процентов с капитала было категорически запрещено, юнусовский детский приют не имел вклада в банках города. Источником его существования являлись ежегодные субсидии предпринимательского семейства и дом с каменными лавками по улице Московской (59), который Юнусовы передали учрежденному ими заведению с тем, чтобы и после их кончины оно продолжало функционировать и не закрылось от недостатка средств. Первым директором-попечителем детского приюта стал Исхак Губайдуллович Юнусов, а после его кончины его сын, названный в честь деда Мухаммад-Рахимом.
Бескорыстная общественно-благотворительная деятельность Юнусовых была высоко оценена городским обществом. Одна из площадей Казани в Старо-татарской слободе была в их честь поименована Юнусовской.
Литература:
1. Бобкова Г.И. Мусульманская община Иркутска в конце XIX – начале ХХ в. http://mion.isu.ru/pub/sb-confess/4_8.html (TATNET FORUM)
2. Газизуллин Ф.Г. Становление и развитие социально-экономической мысли татарского народа. – СПб., 2004.
3. Гибадуллин М.З. Предприниматели и предпринимательство Казани ХIХ – нач. ХХ в. (к 1000-летию города) // Проблемы современной экономики. – 2005. – № 3/4. – С. 385-387.
4. Зомбарт В. Буржуа. – М., 1994.
5. Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: принципы, проблемы и политика. – Т. 2. – М., 1992.
6. Маркс К. Капитал. – Т. 1. – М., 1973.
7. Рафикова Г. «…Учреждаемый детский приют именовать приютом Юнусовых» // Эхо веков. – 1998. – № 3/4.(Интернет-версия).
8. Сэй Ж.Б. Трактат политической экономии. – М., 1896.
9. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. – М., 1938/
10. Шумпетер Й. Теории экономического развития. – М., 1982.

ТЕМА 5. БАНКИ И БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ГОСУДАРСТВА.
План:
5.1. Кредита и кредитная система современного государства.
5.2. Особенности кредитных отношений в странах мусульманского мира.
Термины и понятия: банк, инвестиционный банк, инновационный банк, ипотечный банк, сберегательный банк, банковская система государства, кредитная система государства, процент, вклады до востребования, срочные вклады, сберегательные вклады, прямое кредитование, банковские инвестиции, лизинг, факторинг, трастовые операции, риба, мейсир, принцип разделения прибыли и убытков в деятельности исламских банков, мудараба, мудариб, мушакара, мурабаха, иджара, иджара ва иктина, бай муаджал.
5.1. Кредита и кредитная система современного государства.
В силу того, что современная рыночная экономика не может существовать без банков, дадим определение этого понятия и типологию банков.
Банк – специализированное кредитно-финансовое учреждение, которое привлекает временно свободные денежные средства юридических и физических лиц и от своего имени предоставляет их в долг (в кредит) на условиях возвратности, платежности и срочности третьим лицам в целях получения прибыли.
Таким образом, банк – организация, осуществляющая управление капиталом – собственным и заемным. Т.е. основное назначение банка – это посредничество в процессе перемещения денежных средств от кредиторов к заемщикам и от продавцов к покупателям.
Банковские учреждения играют исключительно важную роль в национальной экономике. Проводя денежные расчеты, кредитуя хозяйство, выступая посредниками в перераспределении капиталов, они существенно повышают общую эффективность производства, способствуют росту производительности общественного труда. В то же время нередко деятельность банков приводит к сращиванию промышленного и банковского капитала, что ведет к высокой степени монополизации экономики и образованию финансовой олигархии.
Совокупность всех существующих в стране банков образует банковскую систему государства. Рассмотрим ее более подробно, воспользовавшись схемой на рисунке 1. Как видно из диаграммы, сегодня в большинстве стран сложилась двухуровневая банковская система: первый уровень представлен Центральными банками (в разных странах они называются по-разному: например, в США это Федеральная резервная система, в России – Центральный банк), второй – множеством коммерческих банков и кредитно-финансовых организаций.
ЦБ – ядро всей банковской системы, главный банк страны, поскольку он наделен государством «особыми полномочиями». К исключительной прерогативе ЦБ, в частности, относятся: эмиссия (выпуск) и изъятие из обращения денежных знаков; общий надзор за деятельностью кредитных, финансовых и банковских учреждений; выдача лицензий коммерческим банкам на осуществление банковской деятельности; выпуск и погашение государственных ценных бумаг; управление счетами правительства и др.
ЦБ является мощным орудием государства по проведению экономической политики. Среди приоритетных задач, стоящих перед ЦБ, следует назвать: проведение денежно-кредитной политики, обеспечение устойчивости национальной валюты, содействие развитию экономики и макроэкономической стабилизации.
Коммерческий банк – универсальное кредитное учреждение, осуществляющее банковскую деятельность в целях извлечения прибыли. Основными функциями коммерческих банков являются: аккумуляция временно свободных денежных средств населения; предоставление кредитов; осуществление денежных расчетов; оказание населению и предприятиям различных услуг – ведение счетов клиентов, выпуск платежных документов, выдача поручительств, управление свободными денежными активами предприятий (трастовые операции) и др.
Коммерческие банки, действуя в соответствии с денежно-кредитной политикой государства, регулируют движение денежных потоков, влияя на скорость их оборота, эмиссию, общую массу, включая количество наличных денег, находящихся в обращении. Стабилизация же роста денежной массы – это залог снижения темпов инфляции, обеспечение постоянства уровня цен, при достижении которого рыночные отношения воздействуют на экономику народного хозяйства самым эффективным образом.
Банковская система – одна из важнейших и неотъемлемых институциональных структур рыночной экономики, обслуживающая важнейшую сферу национального хозяйства любого развитого государства.
Современная банковская система – это сфера многообразных услуг своим клиентам – от традиционных депозитно-ссудных и расчетно-кассовых операций, определяющих основу банковского дела, до новейших форм денежно-кредитных и финансовых инструментов, используемых банковскими структурами (лизинг, траст и т.д.).
Наряду с банками перемещение денежных средств осуществляют и другие финансовые и кредитно-финансовые учреждения: инвестиционные фонды, страховые компании, брокерские, дилерские фирмы и др., каждый из которых имеет свою специфическую сферу деятельности.
Но банки отличаются от всех прочих финансово-кредитных институтов. Во-первых, для банков характерен двойной обмен долговыми обязательствами: они размещают свои собственные долговые обязательства (депозиты, сберегательные сертификаты и т.д.), а мобилизованные средства размещают в долговые обязательства и ценные бумаги, выпущенные другими. Во-вторых, банки отличает принятие на себя безусловных обязательств с фиксированной суммой долга перед юридическими и физическими лицами.
В совокупности банки и кредитно-финансовые учреждения образуют кредитную систему современного государства.
Существующие на сегодняшний день банки можно классифицировать по нескольким признакам. Например: по территории деятельности различают региональные, общенациональные и международные банки. По специализации выделяют инвестиционные, ипотечные, инновационные и сберегательные банки.
инвестиционные банки – осуществляют, главным образом, операции по выпуску и размещению ценных бумаг, выдают долгосрочные кредиты;
ипотечные банки – выдают ссуды под залог недвижимости;
инновационные банки – финансируют затраты на внедрение в производство научных достижений и разработок;
сберегательные банки – сосредотачивают денежные сбережения населения и производят операции по их обслуживанию и др.
Банковская деятельность включает в себя три вида действий – привлечение временно свободных денежных средств, выдача денежных средств заинтересованным лицам на условиях платности, возвратности, срочности и оказание ряда специфических услуг (см. рис.3).
Рассмотрим схему на рисунке 2 более детально.
Первый вид действий банка называется пассивные операции – то есть аккумулирование денежных ресурсов для дальнейшего предоставления в долг от своего имени третьим лицам.
Второй вид действий называется активные операции – то есть использование собственных и привлеченных денежных средств для получения доходов.
Пассивные операции заключаются в приеме вкладов, открытии текущих счетов. Все вклады делятся на вклады до востребования, срочные (на определенный срок) и сберегательные (на длительное время хранения). За внесение вклада в банк клиент получает вознаграждение называемого процент (ссудный процент).
Процент представляет собой плату, получаемую кредитором от заемщика за пользование ссуженными деньгами или материальными ценностями. Получение процента – главное условие, стимулирующее население открывать депозитные счета в коммерческих банках.
Текущие счета представляют собой денежные средства предприятий и организаций, переданные на хранение в банк. В отличие от вкладов физических лиц, проценты по текущим счетам не начисляются.
Активные операции выступают в двух основных формах: прямое кредитование – выдача ссуд; банковские инвестиции – приобретение банком акций и облигаций предприятий.
В последнее время очень много говорится об ипотечном кредитовании (кредитовании под залог недвижимости). Суть ипотеки состоит в том, что заемщик, в целях обеспечения исполнения обязательств, предлагает в качестве залога какой-либо объект недвижимости (дом, квартиру, земельный участок и др.). В случае неисполнения обязательства кредитор получает право компенсировать свои затраты за счет средств от продажи заложенного имущества.
Помимо традиционных банковских видов деятельности в современные банки осуществляют ряд специфических видов хозяйственной деятельности, напрямую не связанных сдвижением финансовых активов. К их числу относят лизинг, факторинг и трастовые операции.
Лизинг – операции по сдачи в аренду движимого и недвижимого имущества, которое специально закупается для этих целей. Различают оперативный и финансовый лизинг. При оперативном лизинге банк сам закупает оборудование, чтобы сдавать его в аренду, при этом он берет на себя техническое обслуживание и ремонт. При финансовом лизинге арендатор определяет, какое оборудование ему необходимо, обеспечивает его доставку и установку, а банк лишь оплачивает сделку и получает арендную плату.
Факторинг – разновидность торгово-комиссионной операции, связанной с кредитованием оборотных средств. В основе операции факторинга лежит покупка факторской компанией счетов клиента на условиях оплаты 90% стоимости отфактурованных поставок и оплаты остающейся части в строго обусловленные сроки независимо от получения выручки от должников.
Трастовые операции представляют собой доверительные операции банков и других кредитно-финансовых учреждений по управлению имуществом клиента.
Перейдем теперь к рассмотрению особенностей банковской деятельности в исламе.
5.2. Особенности кредитных отношений в странах мусульманского мира.
Самая яркая отличительная черта исламской экономической модели состоит в особенностях функционирования ее кредитно-финансовых институтов. Для раскрытия сущности банковской системы в исламских странах необходимо сделать акцент на том, что представления о роли и функциях банков в исламе не совпадают с реальной ситуацией в международном банковском деле. Главной спецификой исламских финансов является отказ от того, на чем основана общепринятая, западная финансовая система, – ссудного процента.
Основным понятием Корана, описывающими то, чего в своей финансовой практике должен избегать мусульманин, являются риба.
Риба (дословно «излишек») – любое неоправданное приращение капитала при займе или в торговой сделке. В Коране недвусмысленно указано на то, что получение риба недозволенно Всевышнем: «Уничтожает Аллах рост и выращивает милостыню. Поистине, Аллах не любит всякого неверного грешника!». (2:277-276) Далее этот момент усиливается эмоциональной литературной аллегорией: «Те, которые пожирают рост, восстанут только такими же, как восстанет тот, кого повергает сатана своим прикосновением».
(2: 277-276). И, наконец, Коран призывает: «О, вы, которые уверовали! Бойтесь Аллаха и оставьте то, что осталось от роста, если вы верующие». (2: 278)
Большинство исламских ученых считает, что понятие «риба» означает не только высокий, ростовщический, но и любой ссудный процент.
Мусульманские теоретики, доказывая нежелательность и пагубность использования категории ссудного процента в денежно-кредитной системе, приводят следующие аргументы:
• нарушение принципа справедливости. Заёмщик должен выплатить заранее оговоренный процент по кредиту даже в случае убытков. По мнению целого ряда экономистов, порицание и запрещение риба может быть одной из форм контроля над «богоугодным и греховным» способами владения имуществом. Соблюдение этого предписания приблизит общество к исламскому идеалу равенства;
• рост потребительских, государственных и международных долгов;
• нарушение баланса в системе распределения доходов и благ;
• концентрация экономической власти в руках ограниченной категории лиц;
• увеличение темпов инфляции;
• ростовщичество и получение прибыли от процентов – один из самых тяжких грехов, потому что ростовщики, взимая проценты с должников, разоряют товаропроизводителя и прежде всего ремесленника, после чего он становится люмпен пролетариатом (у которого нет желаний, возможностей и целей работать и зарабатывать деньги);
• процент снижает желание трудиться, поскольку человек, который имеет определенное количество денег и для которого не важно, является его заработок дозволенным или не дозволенным при помощи роста получает возможность преумножать капитал, не прикладывать для этого усилий, что способствует развитию лени, а производительная деятельность становится второстепенной. А ведь труд возносится Кораном на вершину человеческой добродетели;
• при осуществлении производства на средства, полученные при помощи кредита, большая часть прибыли расходуется на покрытие процентного долга. Таки образом лицо, взявшее деньги под проценты, становится зависимым по отношению к процентодателю. А подобная ситуация угрожает социальному согласию и миру в обществе;
• проценты ведут к безнравственности и лени одних и побуждают к неудовлетворенности и протесту других. Поэтому человечество, стремящееся к порядку, миру и согласию, должно всеми силами бороться с подобным финансовым устройством.
Таким образом, логика запрещения процента гармонично вписывается в морально-этическую систему ислама.
По мнению исламоведов, запрет на банковский процент отражает общую установку мусульманской религии на создание социального общественного устройства. Так М.Т. Степанянц отмечает, что риба: «приобретает более широкий смысл – запрет на всякое несправедливое увеличение капитала» .
Проблема запрета ростовщичества в мусульманской экономической мысли остро встала в конце Х1Х века, когда под влиянием развития капитализма все большее число предпринимателей-мусульман стало сталкиваться с необходимостью привлечения дополнительных источников финансирования для своего бизнеса. Но строгие установки Священного писания мусульманской религии сдерживали вовлечение правоверных в финансовую деятельность. В феодальную эпоху потребности в денежных ресурсах представители исламского бизнеса удовлетворяли с помощью заимствований у представителей других конфессий в представлениях, которых ростовщическая деятельность не являлась греховной. Однако в условиях набирающего силу капитализма такая практика становилась тормозом в развитии предпринимательства среди магометан, снижало конкурентоспособность мусульманских коммерсантов и промышленников на внутренних и мировых рынках. Неслучайно именно в этот период в мусульманском мире разгорелась острая полемика по поводу греховности риба. В результате чего в 1899 г. модернистки настроенный муфтий Мухаммад Абдо издал фатву, разъясняющую правоверным, что банковские вклады и взимание с них процентов не является ростовщической операцией и, следовательно, не относится к осуждаемой риба . Можно сказать, что с этого момента банки и кредитные учреждения получили право осуществлять деятельность в мусульманском мире на законных основаниях.
Первое время банковская и иная финансовая деятельность в исламских странах развивалась по западному образцу, в рамках традиционных кредитных учреждений. Перед мусульманами, не желавшими нарушать требования шариата, стоял выбор: либо следовать фетвам (богословско-правовым заключениям) богословов-модернистов, объявлявшим банковский процент дозволенным, либо, в случае сомнения и во избежание греха не пользоваться банковскими услугами. Однако влияние религиозных убеждений на жизнь широких слоев мусульманского общества оставалось еще очень сильным, так что до второй половины XX века большинство мусульман по-прежнему не являлось пользователями банковских услуг.
Чтобы втянуть свободные средства единоверцев в торгово-промышленный оборот среди мусульманских ученых начался поиск альтернативных механизмов банковской деятельности, не противоречащих канонам Корана. С обретением странами исламского мира политической независимости в 50-60 г.г. ХХ в. актуальность этой проблемы многократно возросла. В результате, после долгих дискуссий, была разработана формулировка положения о том, что инвестиционная логика должна исходить не из непосредственной выгоды банка, а из увеличения общественной выгоды. Таким образом, был сделан вывод, что целью исламских банков является благоденствие мусульманской общины (уммы), а это не может быть незаконным.
Во второй половине XX столетия в разных странах мусульманского мира стали учреждаться исламские финансовые институты: исламские банки, страховые компании, фонды и т.п. В 1975 году в Объединенных Арабских Эмиратах начал работу «Дубай Исламик Бэнк», в том же году в рамках Организации Исламская конференция учреждён Исламский банк развития – международная финансовая организация, координирующая экономическое и социальное развитие мусульманских общин по всему миру. В 1979 году в Судане появилась первая в мире исламская страховая компания.
Чтобы банковская система соответствовала исламу, она должна придерживаться ряда принципов:
– запрет ссудного процента (риба);
– разделение риска. Этот принцип означает, что заимодавец становится не кредитором, а инвестором. Вместо процента исламские банки могут предложить вкладчику право на участие в доходах предприятия, в которое вложены его деньги. При одном обязательном условии – вкладчик должен разделить и возможные убытки. Поэтому, исламские банки функционируют в соответствии с принципом разделения прибыли и убытков (рисков);
– запрет спекулятивного поведения, «мейсир». В исламской этической концепции запрещается любая деятельность, связанная с риском и азартом. Поэтому исламская банковская деятельность не должна быть связана с осуществлением высокорисковых операций, а также вложение средств в проекты, характеризующиеся высокой степенью неопределенности;
– ненарушаемость договоров. Ислам устанавливает строгое предписание по исполнению договорных обязательств;
– деньги как потенциальный капитал. Мусульманская религия осуждает накопительство как таковое. Деньги не должны лежать мертвым грузом. Их следует вкладывать в производство и торговлю . Вверенные человеку производительные ресурсы, в том числе и деньги, должны работать на благо всего общества. Согласно шариату, деньги, не вложенные в дело, подлежат обложению благотворительным налогом в пользу бедных и немощных. В случае если человек сам не способен пустить деньги в оборот, он должен вложить их в чужое предприятие, получив долю в его доходах.
Нивелирование ссудного процента не означает превращение коммерческих банков в благотворительные организации. Вознаграждение собственнику капитала не должно принимать форму выплаты заранее установленной суммы, гарантированной вне зависимости от доходности предприятия, как это происходит в случае взимания процента. Согласно нормам исламской этики, праведно лишь то богатство, источником которого являются собственный труд и предпринимательские усилия его владельца, а также наследство или дар. Кроме того, прибыль является вознаграждением за риск, сопутствующий любому деловому предприятию.
Исламские банки открывают для клиентов три вида счетов. Во-первых, это текущий счет, условия которого практически не отличаются от условий открытия таких счетов в западных банках. Проценты по нему не выплачиваются, клиенту гарантируется возвращение суммы вклада в любой момент.
Второй тип счета – сберегательный. Его владелец не имеет права на участие в прибылях, однако администрация с целью привлечения вкладчиков может по своему усмотрению выплачивать им премии в зависимости от прибыльности банка. Сберегательный вклад не является срочным, его номинальный размер также гарантирован. Средства, привлеченные по сберегательным вкладам, банк старается вкладывать в малорискованные операции, как правило, в финансирование торговых сделок.
И, наконец, третий вид счета – инвестиционный. Его владелец имеет право разделить с банком его прибыль или убытки. Вкладчики получают доход по своим вкладам, который, как правило, сопоставим с процентом в обычных банках. Однако доход этот не гарантируется, не гарантирован и сам капитал, так как убытки банк компенсирует за счет средств на инвестиционных вкладах. В случае, если банк распорядился средствами клиента не вполне профессионально, тот в судебном порядке может потребовать компенсации.
Таким образом, рекомендованным исламской доктриной методом мобилизации денежных ресурсов, в том числе и для банков, является долевое финансирование – привлечение средств за счет участия инвестора в акционерном капитале. Приращение капитала не может происходить в сфере денежного оборота, в его основе должны лежать сделки, касающиеся реально существующих товаров и услуг. Деньги сами по себе не могут приносить новые деньги, капитал должен использоваться в производительных целях.
Многие экономисты указывают, что в долевом финансировании кроются значительные преимущества. В западной экономике размер ссудного процента, зависящего в свою очередь от установленной Центробанком учетной ставки, диктует условия для развития реального сектора. В исламской финансовой системе доход по вкладам зависит от прибыльности акций компаний, в которые банк вложил капитал вкладчиков. Таким образом, динамика развития реального сектора способствует установлению благоприятного инвестиционного климата и эффективному распределению финансовых ресурсов в пользу наиболее успешных отраслей экономики.
Финансирование по исламской модели может покончить с зависимостью реального сектора от интересов банковского капитала, характерной для системы, основанной на ссудном проценте. Денежные активы создаются как ответ на инвестиционные возможности в реальном секторе, поэтому именно реальный сектор определяет ставку дохода в финансовом секторе, а не наоборот. Таким образом, уже не банки будут задавать реальной экономике темп развития, а производительный сектор начнет создавать для себя благоприятный инвестиционный климат.
Основными формами финансовых сделок с участием исламских банков, разрешенных шариатом («халаль») являются: мудараба, мушарака, мурабаха, бай муаджал, иджара и ряд других . Дадим краткую характеристику основным из них:
1) мудараба (участие в прибыли). В соответствии с этой формой сделки банковское учреждение доверяет денежные средства предпринимателю, обладающему необходимыми возможностями, опытом, репутацией (мударибу) для их эффективного использования. При этом банк не может требовать залог в обмен на предоставленные денежные средства. Мудараба, как правило, применяется для финансирования кратко и среднесрочных инвестиционных проектов. Доход от средств, распределяется в соответствии с акадом (специальным договором). Причем в контракте указывается пропорция, в которой будет распределяться прибыль, а не конкретные суммы. Убытки несет обладатель средств, то есть банк, а мудариб в таком случае не получает вознаграждения за свою деятельность. В повседневное управление проектом банк не вмешивается. На мудариба также налагается ряд ограничений:
– он не имеет право использовать полученные от банка денежные средства на реализацию других проектов, не предусмотренных контрактом;
– не может привлекать иные источники финансирования проекта, в том числе, вкладывать собственные средства.
Затраты предпринимателя ограничиваются его временем и организаторской работой по реализации проекта. Но если в действиях мудариба будут установлены доказанные факты его халатности и неграмотной организации бизнеса, приведшие к возникновению убытков, то он будет нести ответственность за финансовые потери банка.
Исламские банки могут выступать в качестве как доверяющего, так и доверенного лица. В итоге исламский банк предоставляет формально беспроцентный кредит для осуществления какого-либо проекта при условии получения фиксированной доли прибыли после его реализации. Исходя из этого же принципа, банк может осуществить вложения на рынке ценных бумаг. Таким образом, он становится участником «договора товарищества», не нарушая запрет на риба.
2) мушакара (партнерство или соучастие) представляет собой совместный проект банка и предпринимателя. Между банком и клиентом подписывается договор о партнерстве, по которому стороны берут обязательство совместно финансировать проект. При этом заключается специальное соглашение, в соответствии с которым, клиенту отчисляется часть прибыли, полученной по результатам реализации проекта, либо она распределяется пропорционально участию сторон в финансировании проекта. Убытки распределяются пропорционально участию сторон в финансировании проекта. Преимущество данной формы организации бизнеса состоит в том, что способы распределения прибыли и управления предприятием могут быть заранее оговорены. Контракт мушарака широко применяется в инвестиционной деятельности, во вложениях в недвижимость, для пополнения оборотных средств предприятия. Деловые круги исламских стран предпочитают использовать его при финансировании долгосрочных проектов.
3) мурабаха (выплата в рассрочку основной суммы займа и наценки «за обслуживание»; перепродажа, биржевая игра) применяется при финансировании торгового оборота. Мубараха сопровождается подписанием договора купли-продажи товаров между банком и его клиентом по согласованной цене. Банк покупает от имени клиента товар (сырье, комплектующие детали и т.п.), а затем продает ему этот товар. До того, как товар передан в руки клиента, все риски связанные с возможностью порчи и потери товара несет на себе банк. Для банка выгода контракта мубараха состоит в том, что от реализации товара банк получает прибыль плюс премию за оказанную услугу. Для клиента выгода контракта состоит в том, что он может получить необходимый товар в нужное ему время, экономя при этом на издержках по хранению товара. Получатель товара окажется в плюсе и в том случае, если цена на товар, по какой-либо причине, резко повысилась, т.к. цена покупки уже была определена по существующим на момент заключения сделки ценам. Хотя непредсказуемость рыночной конъюнктуры может обернуться и противоположной стороной. Тогда клиент банка, очевидно, понесет убытки.
Результаты обследования, проведенного «Генеральным советом для исламских банков и финансовых институтов», расположенного в Королевстве Бахрейн, в 2003г. совокупные активы по контрактам мурабаха среди 116 исследованных банков составили 21,9 млрд. дол. США, или около 32 % от общей суммы всех контрактов исламских банков . Эти цифры свидетельствуют о широком распространении данного вида операций в банковской системе исламских стран.
4) контракт бай муаджал сходен с мурабаха, но отличается тем, что платежи по нему отложены во времени. Первоначально банк покупает на рынке товар, а затем продает его клиенту. Право на товар передаются клиенту сразу, в то время как оплата товара рассматривается как долг клиента перед банком. Цена продукта оговаривается в момент продажи и может включать оплату за услуги банка. Но в цену не должны входить надбавки за отсрочку платежа. Срок, в течение которого клиент должен погасить долг перед банком оговаривается заранее. Банк может потребовать от клиента залог и обязательство выкупить товар. Все риски по хранению товара до его передачи клиенту несет банк.
5) иджара (сдача в аренду) – представляет собой мусульманский аналог лизинга. Иджара предусматривает заключение соглашения, по которому банк сначала покупает оборудование по заказу клиента, а затем сдает его ему в аренду. Продолжительность аренды и размер арендной платы устанавливаются договором сторон. В отличие от традиционного лизинга, в котором издержки, связанные с амортизацией, страховкой и налогами возлагаются на арендатора, в контракте иджара все перечисленные издержки несет арендодатель.
6) Иджара ва иктина – данный контракт отличается от иджары тем, что результатом сделки становится выкуп оборудования. При контракте Иджара ва иктина клиент арендует имущество за определенную сумму на определенный период времени. Выплаты осуществляются по частям, а по истечении срока аренды имущество передается в собственность клиента. Стоимость имущества устанавливается при заключении контракта и не может быть изменена.
Нетрудно сделать вывод о том, что мудараба, мушакара, мурабаха, бай муаджал, иджара – это различного рода партнерства. Таким образом, в исламской экономике существует активный треугольник отношений между владельцем капитала, банком и подрядчиком.
Литература:
1. Беккин Р.И., Исламские финансы в современном мире: экономические и правовые аспекты. – М.: Ummah, 2004. – 283 c.
2. Болджурова А.С. Исламское финансирование: контракты мурабаха в экономике Кыргызстана // www.takafol.ru/arts.php
3. Болджурова А.С. Метод исламского финансирования Иджара и финансовый лизинг: сравнительный анализ // www.takafol.ru/arts.php
4. Мирошник Е.Н. Исламские банкив социально-экономической структуре мусульманских стран. – Автореф. дис…к.э.н. –М.,2000.-24 с.
5. Павлов В.В. Исламские банки в исламском финансовом праве. – М.: Изд-во «Анкил», 2003.
6. Прудникова Ю. Проблемы правового регулирования деятельности исламских банков в немусульманских странах (на примере Великобритании) // Проблемы современной экономики. – 2005. – № 3.
7. Трунин П., Каменских М., Муфтяхетдинова М. Исламская финансовая система: состояние и перспективы развития // Научные труды – № 122 – Р.-М., Институт экономики переходного периода. – 2009. – 80 с.
ТЕМА 6. МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И ИСЛАМСКИЙ МИР
План:
6.1. Теоретические аспекты развития мировой экономики.
6.2. Страны мусульманского Востока в системе современных международных экономических отношений.
6.3. Россия и страны исламского мира.
Термины и понятия: исламский банкинг, ОПЕК, Организация Исламская конференция (ОИК), Всемирная торговая организация (ВТО) импорт, внешнеторговый баланс страны, экспорт, мировое хозяйство.
6.1. В теории политэкономии существуют различные подходы к пониманию содержания всемирного хозяйства и в связи с этим различают понятия «мировая экономика» «международные экономические отношения», «мирохозяйственные связи».
Мировая экономика – это система национальных хозяйств стран, объединенных международным разделением труда, разнообразными экономическими связями.
Международные экономические отношения (МЭО) – это торгово-экономические, финансово-промышленные, научно-технические и организационно-управленческие связи между суверенными государствами, представляющими мировое сообщество.
Субъекты мирового хозяйства – государства, транснациональные корпорации (ТНК), международные организации и институты.
МЭО включают в себя:
6.1.1. мировую торговлю товарами и услугами;
6.1.2. международное движение капиталов;
6.1.3. международную миграцию рабочей силы;
6.1.4. международный научный обмен;
6.1.5. международную производственную кооперацию;
6.1.6. международные валютные отношения.
Мировой рынок сложился к концу XIX столетия, но история международной торговли берет начало в глубокой древности. Район Средиземноморья и Черного моря вместе с прилегающими странами Западной Азии и Северной Африки стали теми регионами мира, где еще в глубокой древности зародилось ядро мирового хозяйства.
Особенно большой вклад в становление мировой торговли внесло активное распространение капиталистических рыночных отношений, великие географические открытия XV-XVII вв., появление в XIX в. машинной индустрии и современных средств транспорта, связи, формирование колониальной системы. Происходит не только обмен товарами и услугами, но и перемещение экономических ресурсов (капитала, предпринимательских способностей, технологий, рабочей силы), что позволяет говорить о более широком толковании понятия мировое хозяйство.
После того, как мировая экономика сложилась на рубеже XIX – XX веков, она претерпела значительные изменения, пройдя через ряд этапов (периодов). Период с начала первой мировой войны до начала второй мировой войны характеризуется сворачиванием мирохозяйственных связей, тенденцией к автаркии, снижением совокупных объемов экспорта, вызванным войнами и глубоким экономическим кризисом.
В период после второй мировой войны мировое хозяйство оказалось расколотым на две части: мировое капиталистическое и мировое социалистическое, возникают две интеграционные группировки: Совет экономической взаимопомощи (СЭВ) и Европейский союз (ЕС). Однако при всей сложности и противоречивости связей между странами двух систем, мировой рынок разрушен не был, а внешнеэкономические связи обеспечивались определенными потребностями этих стран. Бурно шел процесс транснационализации и на этой основе активно перемещались между странами знания (технологии), предпринимательские способности и предпринимательский капитал.
Период 80-90-х гг. прошлого столетия отличают переход в эру постиндустриализации промышленно развитых стран, бурного экономического развития «новых индустриальных стран» (НИС), переход бывших социалистических стран к рыночной модели хозяйствования. Во второй половине XX столетия МЭО претерпевают существенные изменения. К числу основных факторов, способствующих ускорению процесса формирования мирового хозяйства, относятся:
1. Углубление научно-технической революции (НТР), интернациональный характер достижений в области науки и техники.
2. Формирование под влиянием НТР однородного типа производительных сил в различных национальных хозяйствах.
3. Рыночная модель хозяйствования приобретает всеобщий универсальный характер.
4. Возникновение и обострение глобальных проблем (экологической, сырьевой, продовольственной, демографической и др.)
Таким образом, современное мировое хозяйство является результатом длительной эволюции производительных сил, их интернационализации, претерпела в своем развитии существенные изменения, представляет собой сложную экономическую систему, в которой происходит воспроизводство совокупного общественного продукта на нашей планете.
Фундаментом разнообразных экономических связей между странами является взаимовыгодный обмен товарами и услугами на основе международного разделения труда (МРТ). МРТ является одной из базовых категорий, выражающих сущность и содержание международных экономических отношений. Все страны мира, так или иначе, включены в МРТ, его углубление диктуется развитием производительных сил, которые испытывают огромное воздействие научно-технической революции. Международное разделение труда радикально расширяет и укрепляет сырьевую и рыночную базу научно-технического прогресса, снижает сопряженные с ним затраты и в итоге способствует его ускорению.
Участие в международном разделении труда дает странам дополнительный экономический эффект, позволяя полнее и с наименьшими издержками удовлетворять свои потребности.
МРТ – это специализация отдельных стран на производстве определенного вида товаров сверх внутренних потребностей и их обмен на иностранные товары, которые данная страна не производит, но нуждается в них. Сущность международного разделения труда проявляется в диалектическом единстве разделения и объединения процесса производства. Производственный процесс предполагает обособление и специализацию различных видов трудовой деятельности, а также их кооперацию, взаимодействие. Разделение труда выступает не только как процесс разрыва, но и как способ объединения труда, в особенности в мировом масштабе. Международное разделение труда является ступенью общественного территориального разделения труда между странами. Оно опирается на специализацию производства отдельных стран. Международное разделение труда играет все возрастающую роль в реализации процессов расширенного производства в мировом хозяйстве:
1) обеспечивает взаимосвязь этих процессов;
2) формирует соответствующие международные отраслевые и регионально-отраслевые пропорции.
Существуют различные теории, объясняющие на производстве каких товаров должна специализироваться та или иная страна в системе МРТ. Это теория абсолютных преимуществ А.Смита, теория сравнительных преимуществ Д. Рикардо, теория факторных пропорция Хекшера-Олина, теория конкурентных преимуществ М.Портера, модель «жизненного цикла продукта» Р. Вернона и др.
Интерес к анализу международного разделения труда проявил уже в эпоху начавшегося промышленного переворота А.Смит. Как сторонника свободной торговли его занимал вопрос о том, на производстве каких товаров должна специализироваться та или иная страна в системе международного разделения труда. А. Смит в работе «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776 г.) делает следующее заключение: «Если какая-либо чужая страна может снабжать нас каким-либо товаром по более дешевой цене, чем мы сами в состоянии изготовлять его, гораздо лучше покупать его у нее на некоторую часть продукта нашего собственного промышленного труда, прилагаемого в той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом». (1) Т.о. теория абсолютных преимуществ гласит, что стране целесообразно экспортировать те товары, по которым у нее имеются абсолютные преимущества.
Отказавшись от идеи А.Смита об абсолютном преимуществе как условии международного обмена, Д. Рикардо сформулировал более общий принцип взаимовыгодной торговли и международной специализации, выявил специфику внешнеэкономических отношений, особые законы, влияющие на внешнюю торговлю. Д. Рикардо считал возможной взаимовыгодную торговлю и при наличии абсолютных преимуществ одной страны перед другой при производстве всех товаров.
По мысли Д. Рикардо страна должна производить и экспортировать те товары, которые обходятся ей относительно дешевле, и импортировать те товары, которые сравнительно дешевле производить за границей, чем внутри страны.
Международная специализация, по Рикардо, происходит на основе «суммарных» различий в издержках производства (национальных стоимостях) товаров. Классическая парадигма теории международного обмена, разработанная А.Смитом и Д. Рикардо, признается многими исследователями недостаточной для объяснения современного международного обмена. Не отрицая роль сравнительных преимуществ в развитии МРТ, сводить причины углубления МРТ только к их наличию или отсутствию неправомерно. Реальные процессы развития обмена и МРТ являются в высшей степени динамичными процессами, в ходе которых непрерывно меняется иерархия сравнительных преимуществ стран и фирм-производителей.
Основы современных представлений о том, чем определяются направления и структура международного разделения труда и международных товаропотоков были заложены Э. Хекшером и Б. Олином.
Теория Хекшера-Олина исходит из того, что страны будут стремиться экспортировать те товары, в производстве которых они более интенсивно используют относительно избыточные факторы, в обмен на товары, в чьем производстве пришлось бы интенсивно использовать дефицитные для них ресурсы. Она, таким образом, объясняет закономерности, наблюдаемые в международной торговле. Страны действительно вывозят преимущественно продукцию, в затратах на производство которой доминируют относительно избыточные для них ресурсы.
Дополняя и развивая теорию Хекшера-Олина, П. Самуэльсон отмечает, что «свободное движение товаров между странами приводит к таким последствиям, которые весьма сходны с последствиями свободного международного движения факторов производства… Снижающиеся издержки производства представляют собой второй важный фактор – помимо различий в сравнительных издержках – объясняющий выгоды специализации и торговли. Даже если бы между двумя странами не существовало различий в сравнительных издержках, им все же было бы выгодно бросить жребий, чтобы решить, на каком из двух товаров, производство которых связано с возрастанием доходности и снижением издержек, следует специализироваться одной, а на каком – другой стране». (2)
Исследования В.Леонтьева, опубликованные в 1953 году показали, что американские экспортные товары были менее капиталоемкими, чем продукты импорта США, хотя США превосходили другие страны по размерам капитала и имели большую капиталовооруженность в расчете на одного работника. Этот результат получил название «парадокс Леонтьева» и стал важнейшим контраргументом против теории факторных пропорций.
Среди теорий, объясняющих современную специализацию стран можно отметить теорию жизненного цикла продукции, разработанную С. Хиршем и Р. Верноном.
Теория жизненного цикла предлагает производить многие готовые изделия сначала в странах нововведения, с последующим экспортом их в другие страны, и затем переходить к импорту данных товаров из последних.
Жизненный цикл продукта с учетом международного обмена удлиняется, что влияет на позицию страны в международной торговле. Рост производства в дальнейшем происходит по мере усовершенствования технологии освоения новых видов оборудования. Это, кстати, объясняет относительно больший удельный вес в экспорте высокоразвитых стран, в частности США, трудоемких товаров, «парадокс Леонтьева». На этапе роста, помимо увеличения объема продаж на внутреннем рынке, расширяется экспорт из страны нововведения, усиливается конкуренция, проявляется тенденция к повышению капиталоемкости производства, создаются предпосылки для организации и развития производства за рубежом, сначала в развитых, а затем и в других странах.
По мере насыщения рынка, прежде всего в стране нововведения, стабилизируется спрос, усиливается роль ценовой политики, достигается высокая степень стандартизации, свойственная крупносерийному производству, вовлекаются в производство менее квалифицированные работники. Складываются условия для масштабного производства и в развивающихся странах, особенно в «новых индустриальных странах» (НИС), с последующим вывозом в страны нововведений. Это можно проиллюстрировать на изделиях телевизионной техники, компьютерах, продукции радиоэлектроники и т.п.
В теории конкурентных преимуществ страны М. Портера центральное место занимает построение так называемого национального ромба, состоящего из четырех компонентов («детерминант»), формирующих конкурентную среду, в которой действуют фирмы этой страны: параметры факторов, параметры спроса, родственные и поддерживающие отрасли, стратегия фирм, их структура и соперничество. Находясь во взаимодействии, эти компоненты создают благоприятную или неблагоприятную среду для реализации потенциальных конкурентных преимуществ страны. В сфере международных экономических отношений уже нет экономических механизмов, которые не обусловливались бы или не определялись бы стратегией экономических субъектов, их возможностью вести переговоры и способностью противостоять конкурентам. В результате традиционные теоретические схемы МРТ утрачивают силу. В современных условиях только часть мировой торговли может считаться «классической» (или рикардовской), а все большая ее часть становится «неклассической», т.е. подчиненной влиянию (или господству) стратегий активных единиц, обладающих различной мощью, главные из которых – государства, транснациональные корпорации и финансово-промышленные группы.
Выделяют следующие типы МРТ:
1. Общий тип МРТ – определяет межотраслевой обмен между странами.
2. Частный тип МРТ – внутриотраслевой обмен готовыми изделиями.
3. Единичный тип МРТ – означает специализацию на отдельных этапах производства (узлах, деталях, полуфабрикатах), стадиях технологического цикла.
Международная специализация в высшей степени динамична по своей природе: в мировом хозяйстве происходит непрерывная смена стран и производителей, имеющих сравнительные преимущества в производстве той или иной продукции, на ее изменения влияет целый ряд факторов.
На разных этапах развития МЭО преобладающими являются те или иные типы МРТ. В настоящее время наблюдается переход к системе международной внутриотраслевой специализации и кооперации производства, исследований, научно-технических разработок. Новое МРТ формируется под воздействием не только и не столько сравнительных преимуществ, сколько конкурентных преимуществ специализированных крупных объединений, национальных и глобальных финансово-промышленных групп и ТНК, интеграционных группировок во всех регионах мирового хозяйства. Современная система международного разделения труда формируется под воздействием следующих факторов:
• природно-географические различия;
• НТР;
• экологические проблемы
• международная экономическая интеграция;
• усиление роли и влияния международных экономических организаций.
На рубеже тысячелетий закономерным результатом развития международных экономических отношений стала экономическая интеграция – т.е. сближение, взаимопереплетение экономик отдельных национальных хозяйств в единый хозяйственный комплекс на основе устойчивых экономических взаимосвязей и проведения согласованной межгосударственной экономической политики.
Другими словами, экономическая интеграция представляет собой процесс добровольного объединения финансовых, материальных, трудовых ресурсов нескольких стран для совместного решения следующих задач:
1. Использование преимуществ экономики масштаба (расширение размеров рынка, сокращение издержек, прилив прямых иностранных инвестиций).
2. Создание благоприятной внешнеполитической среды (формирование системы коллективной безопасности объединяющихся стран – экономической, экологической, социальной, информационной).
3. Решение задач торговой политики (создание общего рынка товаров, работ, услуг, капитала).
4. Содействие структурной перестройке экономики (организация совместных предприятий, финансово-промышленных групп, транснациональных корпораций).
5. Поддержка молодых отраслей национальной промышленности.
В основе интеграции лежать объективные потребности современного этапа развития производительных сил, складывающиеся под воздействием НТР и требующим согласования действий государств по регулированию взаимных хозяйственных связей. Необходимые условия и предпосылки интеграции:
1. Общность экономических и иных проблем, стоящих перед странами в области развития, финансирования, регулирования экономики, политического, культурного сотрудничества и т.д.
2. Достижение интегрируемыми странами примерно одинакового уровня развития.
3. Географическая близость.
4. Необходимость расширения внутреннего рынка и обеспечение доступа к рынкам нескольких стран.
5. Необходимость объединения ресурсов нескольких стран для определенных видов производственной и научной деятельности, когда возможностей каждого участника в отдельности для этого не хватает.
Выделяют следующие формы (ступени) интеграции:
• зона свободной торговли;
• таможенный союз;
• общий рынок;
• валютный союз;
• политический союз.
1. Образование зоны свободной торговли с отменой таможенных тарифов и других ограничений между странами-участницами. На этой стадии страны-участницы упраздняют взаимные торговые барьеры, но сохраняют полную свободу действий в экономических связях с третьими странами.
Например, право на отмену или введение новых таможенных пошлин, либо иных ограничений, право на заключение торгово-экономических договоров, соглашений, альянсов. Вследствие этого между странами сохраняются таможенные границы и посты, контролирующие происхождение товаров, пересекающих их государственные границы и, соответственно, препятствующие льготному ввозу товаров из третьих стран. Классическим примером такой зоны свободной торговли считается Европейская ассоциация свободной торговли, существующая с 1960 года.
2. Образование таможенного союза с установлением единых тарифов в торговле и в движении рабочей силы и капитала. На этом уровне интеграции государства не только устраняют взаимные торговые барьеры, но и учреждают единую систему внешних торговых барьеров и общих таможенных пошлин по отношению к третьим странам. При этом таможенные службы на внутренних границах упраздняются, а их функции передаются соответствующим службам на внешних границах. Возникает единое таможенное пространство, ограниченное пределами входящих в него государств. Примером такого образования является Европейское экономическое сообщество, переросшее в Европейский Союз.
3. Возникновение экономического союза, представляющего собой начальную фазу реальной экономической интеграции. На этой ступени государства договариваются о свободном перемещении через национальные границы не только товаров, но и всех факторов производства, включая капитал, рабочую силу, технологии, информацию. В результате формируется общее рыночное пространство, так называемый общий рынок.
4. Полная интеграция с единой экономической политикой, общей валютой и органами наднационального регулирования. Достижение этого уровня интеграции (политико-экономического союза) предполагает, что вступающие в него государства с учетом достигнутых результатов прежних этапов интеграции, договариваются о проведении совместной торговой, а затем и в целом экономической политики по отношению к третьим странам, а также об унификации систем регулирования экономики. Данная ступень интеграции предполагает согласование внешней политики стран-участниц, что дает еще более широкие возможности для взаимовыгодного объединения сил и средств в интересах хозяйственного развития всего союза в целом и каждой из стран-участниц.
Последние два этапа могут включать в себя определенные подэтапы, связанные со спецификой той или иной интеграционной группировки. Большинство из существующих в мире интеграционных группировок находится пока на стадии формальной интеграции, т. е. проходит первый и второй этап интеграционного развития. Международная экономическая интеграция рассматривается (особенно в ее западноевропейском варианте) как трехуровневая модель. На микроуровне, т. е. на корпоративном уровне, когда отдельные компании вступают в прямые хозяйственные связи, развертывают интеграционные процессы. На межгосударственном уровне, когда целенаправленная деятельность государства (коллективная или односторонняя) способствует интеграционным процессам переплетения труда и капитала в пределах той или иной группы стран, обеспечивает функционирование особых интеграционных инструментов.
Национальный уровень, на котором страны-участницы добровольно передают ряд политико-экономических функций.
Наиболее полно и последовательно эти формы интеграции пока представлены лишь в Европейском Союзе (ЕС), насчитывающем ныне 27 государств. Нынешний этап развития ЕС включает в себя следующие новые моменты:
1. Введение в ЕС с 1993г. Единого гражданства ЕС, наряду с национальным гражданством стран-членов ЕС;
2. Формирование политического союза, интенсивные переговоры по принятию единой Конституции ЕС;
3. Формирование более тесного экономического и валютного союза, сердцевина которого – единая валюта ЕС.
Всего же в конце прошлого столетия в мире насчитывалось около 134 действующих региональных торгово-экономических соглашений, но крупнейшими и прогрессирующими являются ЕС, Североамериканская зона свободной торговли США-Канада-Мексика (НАФТА), Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), включающее 21 государство азиатско-тихоокеанского региона, в том числе Китай, США, Россию, Японию, Австралию и др., Общий рынок стран Южного конуса (МЕРКОСУР) Аргентина – Бразилия – Уругвай – Парагвай, Содружество Независимых Государств (СНГ), особенно его субрегиональное объединение Евразийское Экономическое сообщество (ЕврАзЭС), в составе пяти государств – России, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана.
Успехи развития экономической интеграции в Западной Европе привлекли внимание в развивающихся регионах мира. В Латинской Америке, Африке и Азии возникло несколько десятков зон свободной торговли, таможенных или экономических союзов.
Одним из наиболее заметных развивающихся интеграционных процессов стал процесс организации и функционирования североамериканской зоны свободной торговли – НАФТА. Существующая экономическая интеграция США с Канадой и их сотрудничество с западноевропейскими партнерами перестала удовлетворять США. В результате интеграционные процессы в Северной Америке вышли за пределы двух государств. Был заключен договор о североамериканской зоне свободной торговли, вступившей в силу 1 января 1994 года, по которому НАФТА, кроме США и Канады, включила Мексику. Территория блока составляет обширную территорию с населением 370 млн. человек и мощным экономическим потенциалом. Ежегодное производство товаров и услуг этими странами составляет 7 трлн. долл. На их долю приходится около 20% всего объема мировой торговли.
Интеграционные процессы активизируются и в Южной Америке – это Южноамериканский общий рынок – МЕРКОСУР В свое время (начало 60-х годов) здесь планировалось создать «зону свободной торговли», а затем образование Центральноамериканского общего рынка – ЦАОР. Однако политический и экономический кризис не позволил реализовать эти планы. К середине 90-х годов интеграционные процессы активизировались посредством заключения в 1991 г. торгового пакта МЕРКОСУР между Аргентиной, Бразилией, Уругваем и Парагваем. За годы своего существования общий рынок стран Южного Конуса – МЕРКОСУР превратился в одну из самых динамичных интеграционных группировок мира. Уже в 1998 г. почти 95% объема торговли между четырьмя участниками объединения не облагаются пошлинами, а оставшиеся тарифы к началу XXI века будут отменены. Создание МЕРКОСУР привело к резкому увеличению взаимной торговли. В отличие от западноевропейской интеграции это южноамериканское объединение является показателем того, что разные по своему уровню государства могут не только сосуществовать в единой организации, но и успешно сотрудничать. Для этого требуется тщательная подготовка всех звеньев таких объединений; высококвалифицированное руководство их деятельностью; умение найти для каждой страны свое место в этом процессе, сгладить противоречия; желание и умение идти на компромиссы.
Стремятся развивать интеграционные процессы в своем регионе и африканские государства. В 1989 г. в северной части африканского континента был образован Союз Арабского Магриба с участием Алжира, Ливии, Мавритании, Марокко и Туниса. Договор об этом союзе предусматривает организацию широкомасштабного экономического сотрудничества на уровне региональной интеграции. Однако регион Северной Африки представляет собой пять замкнутых в национальных границах, обособленных друг от друга рынков. Стремление других африканских стран к экономической интеграции означает попытку отсталых, практически не имеющих между собой экономических связей государств создать в отдельных субрегионах Африки подходящие условия для развития промышленности, ориентированной на удовлетворение основных потребностей внутреннего рынка. Образовывая экономические и таможенные союзы, африканские страны планировали на основе скоординированной политики развивать взаимные экономические связи. В результате предполагалось создавать в отдельных регионах относительно емкие внутренние рынки как базу для модернизации экономики. Интеграция рассматривалась как альтернативный путь развития, во многом как способ достижения прогресса в «опоре на собственные силы». Концепция «опоры на собственные силы» предполагает, что структурная перестройка экономики может быть достигнута за счет использования, прежде всего, местных ресурсов, всемерной мобилизации внутренних факторов развития. Эта идея присутствует и в планах организации Африканского единства по созданию к 2025 г. африканского экономического сообщества.
Перспективы развития экономической интеграции в Восточной Азии в значительной степени связывают с созданием организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС) – это межправительственная организация, объединяющая 21 государство региона. АТЭС (англ. аббревиатура АРЕС) была создана в 1989 г. по предложению Австралии с целью развития экономического сотрудничества в бассейне Тихого Океана. Первоначально в нее входили 12 стран: Австралия, Бруней, Канада, Индонезия, Япония, Малайзия, Новая Зеландия, Филиппины, Сингапур, Южная Корея, Таиланд и США. В последующие годы к ним присоединились Китай, Гонконг, Тайвань, Мексика, Чили, Папуа – Новая Гвинея, а в 1998 г. – Вьетнам, Перу и Россия.
Идеи интеграции стран Аравийского полуострова путем образования региональной группировки зародились в конце 70-х – начале 80-х гг. в период резкой дестабилизации обстановки в зоне Персидского залива. В этих условиях в 1981 г. шесть аравийских монархий: Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия образовали свою интеграционную организацию – Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Образование ССАГПЗ облегчила политическая, идеологическая и религиозная однородность вошедших в его состав стран, их тесные культурно-исторические связи, ориентация на принципы рыночной экономики, общность социально-экономических и иных проблем, необходимость совместных действий для противодействия внутренним и внешним угрозам, прозападным курсом во внешней политике.
Фундамент интеграционного сотрудничества заложен в Основном уставе ССАГПЗ (1981 г), который учредил основные органы группировки и обозначил цели взаимодействия в экономической, социальной, научно-технической и культурной сферах. Параллельно с военным сотрудничеством страны ССАГПЗ расширяли хозяйственные связи. В 1982 г. было принято
«Совместное экономическое соглашение» (СЭС), которое предусматривало либерализацию передвижения внутри региона рабочей силы и капиталов, снятие таможенных барьеров, углубление технического и валютно-финансового сотрудничества, координацию внешней и внутренней инвестиционной политики. Подданным стран Залива гарантировался широкий спектр прав в экономической сфере. Тем не менее, в отношении большинства вопросов сотрудничества, СЭС не содержало четких формулировок и носило декларативный характер. Более того, в нем отмечалось, что «любая из стран-участниц может быть временно освобождена от исполнения условий соглашения в случае, если того потребует внутренняя ситуация или особые обстоятельства».
В 1983 г. в регионе была создана зона свободной торговли, в рамках которой отменялись таможенные тарифы и прочие платежи на национальную продукцию стран-членов. Таковой считалась продукция, выпущенная предприятием, не менее 51% капитала которого находилось в собственности подданных стран ССАГПЗ и на котором создавалось не менее 40% добавленной стоимости. Однако на практике зона свободной торговли фактически не функционировала из-за многочисленных нетарифных барьеров и забюрократизированного порядка получения товарами сертификата «национального происхождения», которое выдавалось специальной комиссией.
В 2001 г. Странами ССАГПЗ было принято «Экономическое соглашение между странами Совета сотрудничества». В нем установлены принципы функционирования таможенного союза, заложены основы общего рынка, содержится положение о гармонизации стандартов на продукцию. Подданным стран-членов Совета гарантируются равные условия и права при найме на работу в государственном и частном секторе, ведении коммерческой деятельности, в сфере образования, здравоохранения, социального обслуживания, социальном и пенсионном страховании, предусмотрен порядок разрешения споров, возникающих по ходу исполнения соглашения. Принятие нового соглашения позволило образовать в 2003 г. после 15 лет переговоров таможенный союз ССАГПЗ. При этом предусмотрен трехлетний переходный период для завершения процесса гармонизации всех таможенных норм и процедур. Унифицированный внешнетаможенный тариф установлен в размере 5%. Импорт отдельных товаров запрещен по морально-этическим или медицинским соображениям. Ввоз алкогольной продукции и свинины разрешен только через таможенные пункты тех стран, которые разрешают ее импорт. Таможенные платежи взимаются с каждой из стран-членов, ежемесячно переводятся на общий счет и на пропорциональной основе распределяются между членами союза. Европейский опыт свидетельствует, что до завершения процесса унификации национальных стандартов эффективность функционирования таможенного союза во многом зависит от соблюдения странами-участницами принципа взаимного признания стандартов. Соблюдение данного принципа в ССАГПЗ упрощает тот факт, что в большинстве стран-членов национальные органы, занимающиеся выработкой стандартов, появились недавно (до этого, в основном, использовались стандарты Великобритании), поэтому различия между ними сравнительно невелики. Другой проблемой таможенного союза ССАГПЗ является отсутствие антидемпинговых, антимонопольных и некоторых других служб, которые могли бы оперативно реагировать на изменение внешних факторов, например, принимать неотложные меры по защите внутренних товаропроизводителей, представлять интересы таможенного союза на переговорах в ВТО и т.д. Отсутствует единообразная программа подготовки персонала таможенных органов, необходимая для правильного исполнения общего таможенного законодательства всеми членами. Аравийская интеграция развивается в условиях, которые во многом не имеют аналогов в мире, что не может не оказывать влияния на интеграционный процесс, который имеет неровную динамику, то замедляясь, то ускоряясь, при этом по ходу постепенной эволюции организации происходит смещение основных приоритетов интеграционного взаимодействия. Характерной чертой современного этапа является форсированная экономическая интеграция. С одной стороны, это вызвано устранением основных внешних угроз странам Залива, с другой – их стремлением к укреплению своего экономического потенциала и повышению конкурентоспособности. Заявленные планы предусматривают достижение полной интеграции, вплоть до образования валютного союза. Несмотря на то, что интеграционный процесс периодически сталкивается с определенными сложностями, страны ССАГПЗ осознают, что достижение устойчивого самоподдерживающегося роста и укрепление позиций на международной арене напрямую зависят от развития между ними интеграционных связей.
Говоря о современных тенденциях развития мировой экономики, следует сказать, что усиление взаимосвязи и взаимозависимости национальных экономик, преодоление национальной экономической замкнутости и характеризует процесс интернационализации хозяйственной жизни.
Интернационализация хозяйственной жизни означает интернациональный (международный) характер самого производства, интернационализацию капитала, образование международных финансовых рынков, рост объемов международной торговли и превращение экспорта товаров и услуг в один из решающих факторов устойчивого и эффективного функционирования национальной экономики. Интернационализация производства и обмена представляет собой «долговременный исторический процесс преодоления национальной экономической замкнутости. (3) В современных условиях интернационализация хозяйственной жизни находит выражение:
• в признании все большим числом государств международных норм и правил взаимовыгодного экономического общения;
• в прогрессирующей ориентации национального производства на мировые цены, международные стандарты качества продукции и услуг;
• в переходе от межотраслевого к внутриотраслевому международному разделению труда;
• в превращении экспорта капитала и иностранных инвестиций в один из самых существенных факторов экономического и социального развития;
• в повышении значения экспорта товаров и услуг для устойчивого и эффективного функционирования национальной экономики.
Интернационализация производства – первооснова транснационализации и глобализации хозяйственной жизни.
Транснационализацию отличают от прежней интернационализации многоплановая деятельность транснациональных корпораций (ТНК), становящихся собственниками ресурсов многих стран и организующих международное производство, конкуренция между ТНК, появление и развитие международных экономических организаций – таких, как Международный Валютный Фонд, Всемирный Банк (ВБ), Всемирная торговая организация. Возрастает степень их воздействия на международные экономические отношения и национальную экономику.
Глобализация характеризуется возникновением международных комплексов и пропорций в сфере энергетики, транспорта и других сферах экономики, международных информационных систем, расширением производства глобальных продуктов и услуг, расширением масштабов и интенсификацией международной миграции специалистов и рабочих. В связи с обострением глобальных проблем экологии Земли проявлением экономической глобализации становится также интенсивное международное эколого-экономическое сотрудничество.
Интернационализация хозяйственной жизни в современных условиях существенно изменяет характер международной торговли: она постепенно превращается в посредника расширяющегося производственного и научно-технического международного сотрудничества.
Транснационализация ведет к тому, что все большая часть торгового обмена совершается в рамках транснациональных корпораций.
Интернационализация и транснационализация усиливают тенденцию к либерализации внешнеторговой политики, к снижению таможенных барьеров, развитию многостороннего договорно-правового регулирования международной торговли. ВТО, например, ставшая преемницей ГАТТ, обеспечивает распространение режима наибольшего благоприятствования (РНБ) в торговле на большинство стран мира и регулярный международный контроль за внешнеторговой политикой государств-членов ВТО.
Характерной особенностью развития мировой экономики в конце XX начале XXI столетий стал переход к новой стадии интернационализации хозяйственной жизни – глобализации экономических процессов. По своей сущности глобализация представляет собой формирование на основе современных телекоммуникационных технологий единого мирового экономического, финансового, информационного и гуманитарного пространства. Эта стадия характеризуется:
• углублением экономических взаимосвязей национальных хозяйств, открытостью национальных экономик и, одновременно, определенными ограничениями их государственного суверенитета;
• формированием и развитием мощных региональных интеграционных союзов;
• созданием глобальных информационно-финансовых сетей, вненациональных финансовых рынков;
• расширение масштабов международного производства, особенно в рамках ТНК, применение единых норм и стандартов при производстве товаров и услуг;
• возрастанием роли и влияния глобальных международных организация, таких, как Всемирная торговая организация (ВТО), Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ) и др.
Глобализация – сложный и противоречивый процесс постепенного перехода к новому этапу развития мировой экономики. Эти противоречия проявляются, в частности, в противоречиях между развитыми и развивающимися странами, между суверенными государствами, с одной стороны, и ТНК и международными финансовыми организациями – с другой, ужесточении конкуренции на мировых рынках, наконец, в широком движении антиглобалистов, основной протест которых вызывают экспансия транснациональных корпораций, усиливающийся разрыв в уровнях экономического развития между богатыми странами Запада и развивающимися государствами, проблемы мирового долга и т.д.
Поэтому степень положительного или отрицательного воздействия развертывающейся глобализации мировой экономики на отдельные страны, в том числе Россию, во многом зависит от характера их участия в международном разделении труда, макроэкономической ситуации внутри страны.
6.2. Исламский мир представляет собой регион, отличающийся большим разнообразием и огромным потенциалом развития. В социально-экономическом плане здесь заметна огромная дифференциация. Некоторые арабские страны-нефтеэкспортеры, сосредоточенные главным образом в районе Персидского залива, смогли обеспечить за счет распределения нефтяной ренты повышение душевого дохода до уровня, сопоставимого с развитыми странами. Однако для полноты представления о современном исламском мире акцентировать внимание только на ближневосточном регионе недостаточно, страны южной Азии, такие как Малайзия и Индонезия, достаточно энергично проводят модернизацию своей экономики и представляют интерес в долгосрочном экономическом сотрудничестве.
Роль государства в исламе была изначально огромной, по сути, не проводилось различия между светской и духовной властью. Наоборот, на начальном этапе глава государства – халиф – одновременно был и высшим духовным лицом. Социальная направленность ислама преследовала цель создания системы защиты для бедных слоев общества. Не случайно обязательная милостыня – «закят» – относится к одному из столпов мусульманского вероучения.
В целом же экономическое развитие мусульманских стран носит характер, который не присущ странам Западной Европы, Северной Америки и Восточной Азии. В первую очередь следует отметить огромную роль государства и государственного сектора в экономике мусульманских государств. Дело в том, что в исламе есть понятие «умма» – то есть община верующих, и если эта община составляет целое исламское государство, то и отношения в нем регулируются исламскими законами. И поскольку те или иные сферы экономики имеют стратегическое значение для уммы, то и контролировать их должны не отдельные мусульмане, а сама умма. В том числе и через государственный аппарат. Историческая ориентация исламских государств на экспансию требовала сосредоточения большей части стратегически важных производительных сил в руках государства. Поэтому частных производственных компаний в странах ислама немного, а собственно частный капитал сосредоточен в основном в сфере торговли и посредничества. Даже в таком светском, но имеющем исламские исторические корни государстве, как Турция, доля госсектора выше, чем в любой из стран ЕС. Фактически социалистическим по типу своей экономики является и Иран, где после исламской революции были национализированы ведущие предприятия нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности и других стратегически важных отраслей. Наконец, в отличие от Европы, исламские государства до последнего времени практически не знали частной собственности на землю. В новое и новейшее время они стремятся установить максимальный контроль над всеми стратегически важными производствами, будь то добыча полезных ископаемых, военно-промышленный комплекс, машиностроение или металлургия.
Такой тип хозяйствования, когда стратегически важные отрасли находятся под контролем государства, а отрасли, обслуживающие потребительский рынок (пищевая, легкая промышленность, розничная торговля) находятся в частных руках, создает удивительную гибкость исламских экономик, которые могут быстро проводить в жизнь широкомасштабные проекты, требующие значительных капиталовложений, которые не под силу раздробленному частному капиталу.
Причем это касается как арабских монархий Персидского залива, так и стран Северной Африки, Пакистана, Республики Бангладеш и других государств. Данный экономический уклад стал причиной того, что в мусульманских странах достаточно легко в свое время находили поддержку социалистические идеи, как в том же довоенном Ираке, где у власти находилась Партия арабского социалистического возрождения (БААС), чем и пользовался в свое время Советский Союз. В чем же причины столь социалистического характера экономики исламских государств? Как мы уже отмечали выше, изначально ислам формировался, по сути, как государственная религиозная идеология, регламентирующая все сферы жизни народа. Не случайно свод религиозных законов – шариат – одновременно регулирует не только вопросы вероучения, но и социальные отношения в государстве.
Интересно, что, завоевав ту или иную страну, мусульмане немедленно начинали перестраивать работу «местного» государственного аппарата и внедрять законы шариата на всех уровнях: начиная с семьи и заканчивая высшей бюрократией. Может быть, поэтому даже после того, как те или иные территории попадали под власть немусульманских правителей, «обратно перестроить» систему отношений в обществе было очень сложно. Попытка стран Запада разрушить систему исламского менеджмента и государственного контроля над стратегически важными отраслями экономики наталкиваются на активное и достаточно эффективное противодействие. Так, мусульманские нефтедобывающие страны, которые были инициаторами создания организации ОПЕК (организация стран – экспортеров нефти), в свое время заставили считаться с собой не только могущественные транснациональные корпорации, но даже Соединенные Штаты. В странах ислама практически невозможно организовать социальный взрыв по той простой причине, что местное правительство пытается смягчить социальное расслоение в обществе за счет адресной помощи беднейшим слоям населения, которая осуществляется через религиозные организации или мечети. Для бедных иранцев при мечетях организовывают бесплатные обеды и обеспечивают жителей продовольственными продуктами. Благодаря этому понятия «олигархии», в европейском понимании этого слова, там нет. А значит, нет и мишени для ненависти. Каким образом достигается подобный эффект? Например, «пояса нищеты» вокруг крупных городов (как это бывает во многих странах Латинской Америки и «черной» Африки южнее Сахары) в мусульманских странах немыслимы. Еще одна причина, по которой исламское общество достаточно трудно взорвать изнутри, – ислам освящает прочные семейно-родственные связи, которые помогают здесь выжить тем, кого на Западе обычно относят к «аутсайдерам».
Слабым местом мусульманских государств является коррупция, поскольку мощный государственный сектор предполагает значительное число госслужащих, бюрократический аппарат имеет тенденцию разрастаться до гипертрофированных размеров. Другим слабым местом исламских государств является семейственность и клановость в высших эшелонах власти, когда целые ведомства и отрасли государственного правления фактически приватизируются отдельными семьями. Организация Исламская конференция (ОИК) является одной из наиболее авторитетных в исламском мире, членами которой являются 57 мусульманских стран. Она призвана разрабатывать программы совместных действий исламских стран в области экономики, координировать и анализировать их. В аналитических докладах этой организации в целом констатирован всё ещё слабый уровень экономического развития стран ОИК. Он ниже, чем у развитых стран, при этом на 10 стран ОИК (из 57) приходится 60% экспорта организации. Экономика исламских государств нестабильна, подвержена колебаниям цен, периодическим кризисам. Показатели в большинстве стран почти не растут. Характерно, что большая часть членов ОИК поддерживает своё существование за счёт экспорта нефти и сельхозпродукции. Есть и определённые успехи. Так, доля стран ОИК в мировой торговле достигла в 2004 г. 15%, что является значительным успехом в рамках выполнения принятого ещё в 2001 г. так называемого «Плана действий стран ОИК по укреплению экономического и торгового сотрудничества» (на 2004 г. им предполагалось достижение уровня в 13%). По мнению экспертов ОИК, главные проблемы исламского мира – неустойчивость экономических систем и почти полное отсутствие доступа к современным технологиям. Решать их предполагается за счёт серьёзных структурных реформ, развития внутренней торговли в рамках организации, а также путём создания собственных технологий. Достаточно остра необходимость реструктуризации экономик, создания условий работы с зарубежными финансами, изменения существующей в исламском мире банковской системы. Важными элементами дальнейшего развития встраивание в международную финансовую архитектуру, достижение большей прозрачности банковских трансакций, в том числе с помощью применения международных методик и рекомендаций (в первую очередь, Базельского комитета по банковскому надзору). Это чрезвычайно важная констатация хотя бы уже потому, что на протяжении десятилетий в европейской литературе исламский капитал оценивался как принципиально отличный от западного в смысле распределения дохода от его использования (ислам категорически запрещает ростовщичество в европейском смысле, однако не запрещает кредит как таковой), и это делало полностью несовместимыми банковские системы двух цивилизаций. Теперь исламский мир в открытую говорит о возможности «строить шлюзы» и даже «мосты» с Западом и в этой сфере. Действующая ныне финансовая система исламских государств делает их уязвимыми в отношении внешних рисков, поэтому необходимо работать над совмещением исламских традиций и современных теоретических понятий в области финансов. При этом, безусловно, страны ОИК крайне заинтересованы в привлечении зарубежных инвестиций, как прямых, так и портфельных. Кстати, большинство исламских государств считает своей стратегической целью вступление в ВТО. Страны ОИК намерены развивать торговлю между собой с целью создания общего экономического пространства (для этого, однако, требуется поддержка на государственном уровне). Важнейшее направление сотрудничества – постепенная организация «единого пространства» фондовых бирж. Кроме того, делаются шаги по созданию Рамочного соглашения о торговых преференциях для стран-членов ОИК. В этой связи на сессии ОИК, проходившей в Стамбуле в 2005 г. был вынесен на подписание протокол о постепенном устранении таможенных, тарифных и иных экономических барьеров в рамках ОИК (его подписало уже 16 стран). Речь идёт о создании некоего подобия Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), возникшего в конце 50-х гг. и со временем превратившегося в нынешний ЕС. Иными словами, в перспективе исламские страны не отрицают создания единого экономического и политического пространства. В исламском мире все громче звучат призывы к созданию собственной валюты для осуществления торговых операций между мусульманскими странами. Так, бывший премьер-министр Малайзии Махатхир Мохаммад неоднократно предлагал ввести «исламский золотой динар». Благодаря бурному развитию исламских финансовых услуг на Аравийском полуострове, огромной донорской помощи, оказываемого Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) мусульманским странам, «Динар Залива» имеет хорошие шансы взять на себя функции альтернативной «исламской валюты». Весомым аргументом в этом вопросе может стать особый статус в мусульманском мире Саудовской Аравии, на территории которой расположены наиболее почитаемые в исламе святыни.
«Динар Залива» будет, по-видимому, привязан к корзине валют основных торговых партнеров Совета сотрудничества. Образование валютного союза требует тщательной подготовки. Для проведения общей кредитно-денежной политики экономики стран-членов валютного союза должны быть достаточно «синхронизированы». Образование таможенного союза и формирование общего рынка ССАГПЗ является важными шагами в этом направлении.
Ислам заинтересован в создании сильной и развитой экономики. Без этого цели, начертанные еще во времена Пророка, не могли бы быть достигнуты. Благоденствие максимально большего числа людей и социальную справедливость можно обеспечить только в экономически стабильном государстве.
Попытки создания исламской экономики или ее отдельных элементов предпринимались в рамках Организации Исламская конференция (ОИК), а также на неправительственной основе.
Например, если брать сферу страхования, то в Хартуме (Судан) еще в 1978 г. в структуре ОИК был создан Институт по вопросам взаимного страхования, призванный регулировать отношения в области дозволенных видов страхования в умме (общине).
Существенно упрощая, допустимо сказать, что главное техническое отличие исламских финансов от господствующей в мире модели может быть сведено к отказу от ссудного процента. Это позволяет исламским экономистам вместо такого инструмента, как «цена денег», подверженного огромному числу субъективных, в том числе сугубо спекулятивных, частных воздействий, ввести значительно более адекватную категорию «эффективности капитала». Имеется в виду, что ресурсы, ориентируясь на норму доходности непосредственно, перетекают в те сектора экономики, потенциал которых наиболее положительно оценивается рынком.
Нетрудно заметить, что применительно к сфере финансов это схоже с тем, как функционирует рынок акций. Действительно, equity finance, или мобилизация средств через прямое участие в капитале, – основа основ исламской системы. Между тем в кругах специалистов все чаще высказывается мнение, что именно за equity finance будущее корпоративных финансов – в противоположность чуждому исламу долговому финансированию, то есть через традиционный банковский кредит. Так что экономическая теория, еще в VII веке сформулировавшая данный постулат, определенно заслуживает внимания.
Впрочем, слово «теория» остается ключевым в контексте разговора об исламской экономике. На сегодняшний день лишь три страны в мире – Иран, Пакистан и Судан – на практике реализуют теоретические выкладки исламской экономической мысли. Во многом, не имея прецедентов, они вынуждены экспериментировать, действуя методом проб и ошибок. На макроэкономическом уровне сохраняется немало вопросов, не получивших пока убедительного ответа, что, впрочем, достаточно естественно по причинам и историческим, и институциональным. Однако на уровне отраслевом за двадцать пять лет существования исламского банковского дела (в 1975 г. создан межправительственный Исламский банк развития и первый коммерческий – «Дубай Исламик Бэнк») инструментарий и методология вполне отработаны и успешно применяются.
То, что банки, руководствующиеся исламскими принципами, сегодня существуют в 35 странах практически на всех континентах, не исключая и Россию, свидетельствует не только о спросе на их продукты, но и о присущей им способности конкурировать с обычными («conventional») финансовыми учреждениями. Характерно, что в последнее время к услугам исламских банков прибегают не только их, так сказать, естественная клиентура, но и такие искушенные игроки, как «Ай-Би-Эм», «Дженерал Моторс», «Алкатель», «Дэу». Со своей стороны, ведущие западные банки открывают у себя исламские подразделения («АБН-Амро», «Сосьете Женераль», «Чейз Манхэттен», «Голдмэн Сакс», «Ай-Эн-Джи», «Номура Секьюритиз», «Джей Пи Морган» и целый ряд других).
Практическое применение исламской экономической модели: опыт Турции. В 1920-е гг. в ходе реформ Ататюрка Турция окончательно отказалась от экономического развития в соответствии с шариатом. С принятием в 1926 г. гражданского и торгового кодексов по европейским образцам на законодательном уровне был закреплен отход от использования исламских принципов в хозяйственных отношениях.
Возвращение турецкого общества к исламским экономическим идеям произошло лишь во второй половине 1970-х гг. на волне возрождения в мусульманском мире интереса к исламским ценностям и идеям, в т.ч. и экономическим. В это время в Турции, экономика которой на тот момент может характеризоваться как смешанная. При этом разработчики новой модели были склонны идеализировать экономическое развитие османского общества (в период его расцвета), полагая, что Османская империя – последнее в истории государство, в котором обеспечивался баланс «между экономическим производством и человеком», исходя из принципов шариата. В декабре 1983 г. в период премьерства Т. Озала было принят декрет правительства «О создании и деятельности специализированных финансовых компаний», в соответствии с которым появилась возможность для учреждения в стране т.н. специализированных финансовых организаций (Özel Finans Kurumlari), работавших на беспроцентной основе. Создаваемые компании должны были регистрироваться как акционерные общества с количеством акционеров не менее 100.
Целью их учреждения было привлечение инвестиций из мусульманских стран. Действительно, уже в 1984 г. Исламский Банк Развития (ИБР) принял решение предоставить Турции кредит в размере 750 млн. долл. США, значительная часть которого предназначалась для развития экспорта в Анкаре, был открыт Центр по статистическим, экономическим и социальным исследованиям при ИБР. В августе 1984 г. в стране были учреждены, а в 1985 г. начали работу 2 компании – филиалы исламских банков Компании сосредоточили свою предпринимательскую деятельность в таких сферах как сельское хозяйство, услуги, туризм, торговля. Однако указанные компании осуществляли свою деятельность в основном в провинции и в силу политических причин не могли ожидать всесторонней поддержки от государства, как это имело место во многих мусульманских странах. Помимо помощи со стороны финансовых структур из стран Персидского Залива, значительную часть их доходов формировали поступления от работы с деньгами турецких рабочих в Германии. В конце 1980-х – начале 1990-х в стране появились новые исламские финансовые структуры. С победой на всеобщих выборах в декабре 1995 г. Партии благоденствия (Рефах) во главе с Н. Эрбаканом в Турции заговорили о грядущей исламизации экономики страны. В своей книге «Справедливый экономический порядок» лидер Партии благоденствия Неджметтин Эрбакан назвал 5 вредоносных микробов, поразивших, по его мнению, существовавшую в Турции государственную систему, характеризуемую автором как «рабский порядок»: ссудный процент, несправедливые налоги, режим обмена валюты, монетный двор, банковская система.
Программу правительства состояла в следующем: эффективное использование ресурсов; реформа действующей налоговой системы; освобождение мелких предпринимателей от обязанности вести бухгалтерские книги; реформа банковского сектора и преобразование его на основе исламских принципов; борьба с инфляцией и обеспечение стабильности цен; организация работы фондовой биржи в соответствии с требованиями шариата, и др.
Н. Эрбакан не оставил надежды на преобразование турецкой экономики в соответствии с исламской экономической моделью. Он рассчитывал на помощь мусульманских стран. Достижению справедливого экономического порядка, соответствующего исламу, по мнению Н. Эрбакана, должно было способствовать создание Исламского союза – аналога Европейского союза для мусульманского мира. Предполагалось, что Исламский банк развития выступит в качестве основного кредитора Турции вместо МВФ. В итоге, в апреле 1997 г. было объявлено о создании исламской восьмерки, куда помимо Турции вошли Бангладеш, Египет, Индонезия, Иран, Малайзия, Нигерия и Пакистан. Однако новое образование оказалось недостаточно эффективным – слишком мало общих интересов у государств исламской «восьмерки».
Знаменательным для исламского бизнеса в стране был 1990 г. В этот год в стране была учреждена Ассоциация промышленников и предпринимателей (МЮСИАД). Одной из главных целей организации, объединившей мусульманских предпринимателей страны, было провозглашено индустриальное развитие, но не в ущерб моральным ценностям. Новая организация была призвана, помимо прочего, представлять интересы мелких турецких предпринимателей на зарубежных рынках. В настоящее время МЮСИАД объединяет 2 500 бизнесменов и 7 500 компаний, обеспечивающих 12 % турецкого ВВП. На начало XXI в. в Турции действовало 6 исламских банков или финансовых компаний (3 – с привлечением турецкого капитала, 3 – полностью на базе иностранного). Общее число их вкладчиков составляет 550 000 человек при 3 % доли исламских банков в совокупности вкладов всей банковской системы. И по сей день одним из мощнейших источников финансирования для исламских финансовых структур являются средства турецких рабочих в Германии (общая численность турок в Германии составляет 3 млн. человек).
Мусульманский капитал в стране, как и в 1980-е гг., представлен в основном в легкой промышленности и экспорте текстиля, строительстве, туризме, торговле (золотом и электроникой), СМИ.
Таким образом, на начало 2003 г. в Турции работали 5 исламских финансовых компаний с общим количеством депозитов на сумму 1 миллиард 958 миллионов турецких лир. Нынешние руководители Турции заявляют, что главными составляющими экономического развития выступают гуманизм, информация и денежно-кредитная политика, а экономика как таковая не имеет религии. Иными словами, Турция, поставившая перед собой целью вступление в ЕС, похоже навсегда отказалась от формирования дуалистической системы, наподобие малазийской, подразумевающей параллельное сосуществование традиционного и исламского финансовых секторов.
Исламская экономика в Пакистане Вопрос о необходимости исламизации всей экономической системы страны в соответствии с конституционным принципом ликвидации рибы был поднят при президенте Зия-уль-Хаке. (4)
В своей речи при открытии подвергшегося модернизации Совета исламской идеологии 29 сентября 1977г. Зия-уль-Хак призвал Совет отдать приоритет подготовке доклада по освобождению пакистанской экономики от рибы. Он поручил Совету составить план по созданию беспроцентной экономической системы, а 10 февраля 1979г. установил срок в 3 года для ликвидации ростовщичества в стране. Ранее, в ноябре 1977г. Совет назначил группу, состоявшую из специалистов по экономике и банковскому делу для изучения перспектив исламизации экономики.
В соответствии с задачами, установленными Советом, группа экспертов исследовала вопрос о введении исламских налогов: закята (налог в пользу нуждающихся мусульман) и ‘ушра (налог или сбор в размере 1/10 – десятина, налог с продуктов земледелия и торговая пошлина). Правительство возлагало на данный закон большие надежды. Государственная казна остро нуждалась в средствах, в том числе и на реализацию неотложных социальных программ. В одном из выступлений президент Зия-уль-Хак заявил: «Они (исламские налоги) позволят через несколько лет кардинально изменить экономику страны… и вскоре в Пакистане не останется ни одного человека, который ляжет спать голодным». Планировалось, что в течение трех – максимум пяти лет поступления от сбора исламских налогов принесут в бюджет дополнительно около 2,9 млрд. рупий (290 млн. долл. США). Однако далеко не все граждане Пакистана были довольны введением закята – особенно, когда выяснилось, что этот очистительный социальный налог будет сосуществовать со всеми прежними налогами. В стране, где рост уклонения от уплаты налогов всегда был высок, подобная реакция была вполне прогнозируема. Особое недовольство представителей разных слоев вызвало то, что обложению закятом подлежали банковские депозиты, счета, ценные бумаги, акции, продукция горнодобывающей промышленности. Противники данной нормы заявляли, что она идет вразрез с шариатом (по крайней мере, в интерпретации данного вопроса шиитскими и значительным числом суннитских правоведов), требующим, чтобы принудительному обложению закятом подлежало только видимое имущество (амвал захир) в то время как банковские вклады подпадают под определение скрытого имущества (амвал батин). В результате в стране в считанные дни произошел спад деловой активности, массовое изъятие вкладов из банков, утечка капиталов. Главным органом, контролирующим сбор, распределение закята и другие вопросы, связанные с очистительным налогом, является Центральный совет по закяту, состоящий из 19 человек (чиновников, богословов, правоведов) во главе с судьей Верховного суда Пакистана. Следующее звено представляют провинциальные советы, включающие в среднем 10–12 человек, председатель которых должен быть членом провинциального верховного суда. Далее следуют окружные и районные советы. И, наконец, для каждого населенного пункта с числом жителей от 1000 до 7000 человек также предусмотрено создание местного совета, состоящего из 9 избираемых членов. Таким образом, в таком бюрократизированном государстве как Пакистан была создана еще одна мощная чиновничья структура. Так, на январь 2002г. в стране функционировало 39 186 местных комитетов по закяту. В целом можно выделить следующие существенные негативные аспекты реформ по исламизации налогового сектора в Пакистане:
1) Несоответствие традиционным правилам распределения закята. Значительная часть закята идет в центральный бюджет, а не распределяется на нужды той общины, где он был собран, что не согласуется с классическими исламскими представлениями об очистительном налоге и вызывает недовольство многих граждан.
2) Несознательность налогоплательщиков. На фоне тотального уклонения от уплаты стандартных налогов исламские налоги закят и ‘ушр не стали исключением. Многие граждане страны стремятся либо совсем уклониться от уплаты данных налогов, либо получить возможность уплачивать налог в меньшем объеме. В тех же случаях, когда закят выплачивается добровольно с определенных категорий товаров, число неплательщиков еще выше.
3) Невыполнение закятом в Пакистане своей главной функции – ликвидации пропасти между бедными и богатыми. Новые налоги не улучшили, а ухудшили положение большинства мусульман с невысоким уровнем доходов.
4) Отсутствие равноправия налогоплательщиков при взимании закята. Уплата исламских налогов сопровождается неравными условиями для разных категорий налогоплательщиков. Так, состоятельные налогоплательщики получили налоговую льготу: до 15 % средств, причитающихся к выплате в качестве закята, они могут потратить на создание семейных благотворительных фондов, что фактически означает контроль этих семей над данной частью налога. Крупным землевладельцам – плательщикам ‘ушра – также были предоставлены льготы.
5) Неподготовленность технической базы, архаичная система учета и аудита при сборе исламских налогов создают предпосылки для махинаций со стороны лиц, ответственных за их сбор и распределение.
6) Нехватка квалифицированных кадров, в том числе среди мусульманских богословов. Так, в первые годы реформ правительство вынуждено было, обещая высокое вознаграждение и целый ряд льгот, привлекать мусульманских богословов и правоведов из других стран для решения поставленных задач по правовому обеспечению исламских экономических реформ. Однако проблема нехватки профессиональных богословов по-прежнему актуальна.
7) Несознательность лиц, собирающих исламские налоги. Закят зачастую не доходит до получателей: недобросовестное распределение поступивших от закята средств стало в Пакистане притчей во языцех.
8) Отсутствие взаимосвязи системы исламских налогов с другими исламскими финансовыми институтами (банками, фондами). Несмотря на то, что Зия-уль-Хак поставил целью исламизацию всего финансового сектора, реальные шаги правительства свидетельствовали об отсутствии комплексной программы, которая позволила бы осуществить задуманное. Например, в контексте окончательно не решенной проблемы ликвидации ростовщичества в работе банков обложение закятом банковских депозитов вызывает вопросы. Параллельно с введением исламских налогов предпринимались меры по исламизации банковского сектора. 10 февраля 1979г. президент Зия-уль-Хак поручил Совету исламской идеологии в течение трех лет устранить рибу из экономики страны. При Совете была создана группа экспертов, состоявшая из экономистов и специалистов по банковскому делу. Изучив вопрос о возможности создания беспроцентной экономической системы, эксперты пришли к выводу о том, что надо осуществлять исламизацию финансового сектора поэтапно и начать с трех организаций, представлявших собой небанковские институты: Корпорации по финансированию жилищного строительства (КФЖС), Инвестиционной корпорации Пакистана (ИКП), Национального инвестиционного треста (НИТ). В соответствии с планом, представленным Советом правительству, рибу планировалось ликвидировать к декабрю 1981г. В январе 1981г. правительство распорядилось, чтобы все национализированные коммерческие банки (на тот момент их было 5) открыли соответствующие исламские окна, осуществляющие беспроцентные операции. Однако Совет исламской идеологии не поддержал данную инициативу, ссылаясь на то, что риба должна быть отменена полностью, а не частично. По мнению членов Совета, подобные полумеры лишь способствовали закреплению и продлению существования процентной системы в стране и сводили на нет попытки исламизировать экономику. Как оказалось впоследствии, такой максимализм со стороны Совета не был оправдан: первоначальные сроки по избавлению экономической системы от рибы так и не были соблюдены. За неполные 25 лет непоследовательной исламизации экономики страны количество ее сторонников значительно сократилось. Однако неудача реформы по исламизации экономики не означает, что в Пакистане полностью потерян интерес к исламским финансовым структурам. В сентябре 2002 г. начал работу первый в стране полностью исламский банк – «Мизан Бэнк». Через год, в 2003 г. была учреждена первая в стране исламская страховая компания «Ферст Такафул Иншурэнс Компани Лимитед». Особого внимания заслуживает деятельность мудараба – компаний, представляющих собой фонды совместных инвестиций, и рассматриваемых законодателем в качестве небанковских финансовых институтов.
Начало экономических реформ в духе ислама в Малайзии относится к 1981 г., когда премьером страны стал Мохатхир Мухаммад. (5) Одной из первых мер, предпринятых кабинетом Мохатхира, было учреждение Исламского Консультативного Совета в рамках провозглашенной политики «Внедрения исламских ценностей». Основной функцией нового образования стал контроль за соответствием проводимых реформ «исламским ценностям». Очень скоро страна заслужила репутацию «прогрессивной исламской нации», которая сохранилась и по сей день. Малайзия наряду с Бахрейном является страной, где получила распространение дуалистическая модель исламских финансов.
В 1983 г. был учрежден «Бэнк Ислам Мэлэйжиа Берхад» – первый исламский банк в стране. В следующем 1984 г. преобразованный Фонд исламского экономического развития Малайзии активно подключился к проектам по ликвидации бедности, образовательным проектам. В 1985 г. начала работу первая в Малайзии исламская страховая компания – «Шарикат Такафул Мэлэйжиа Берхад».
На 1990-е годы приходится рост числа исламских финансовых институтов. Многие коммерческие банки открывают исламские окна, создается рынок исламских облигаций.
Важно также отметить, что параллельно с созданием соответствующих структур уделялось внимание подготовке квалифицированных специалистов по исламской экономике. Главной кузницей кадров для исламских финансовых институтов стал созданный в 1983 г. Международный Исламский Университет Малайзии.
Малайзия оказалась первой страной, где были разработаны специальные законы, регулирующие статус исламских банков и страховых компаний: в 1983 г. был принят Закон об исламском банковском деле, а в 1984 г. – Закон о такафуле. При этом деятельность традиционных банков и страховых компаний продолжала регулироваться общим законодательством о банковском деле и страховании. При этом подчеркивалось, что проводимая руководством новая экономическая политика осуществляется в интересах всех граждан, а не только мусульман, составляющих около 60 % населения страны.
Однако некоторые специалисты утверждают, что у руководства Малайзии не было четкого плана соответствующих исламу экономических преобразований. Имелось лишь представление о механизме функционирования отдельных исламских финансовых институтов и финансовых инструментов. Впрочем, реформаторы и не задавались целью полностью исламизировать экономику, а для создания альтернативной модели оказалось достаточно отдельных институтов, подготовки правовой базы и поддержки со стороны государства. Большую роль сыграли мусульманские правоведы. Их модернистская позиция в отношении целого ряда актуальных экономических вопросов позволила широко применить исламские принципы в экономике. В то же время, в других странах более консервативные богословы и правоведы далеко не всегда признают практику исламских финансовых институтов в Малайзии полностью соответствующей шариату.
Таким образом, исламский мир – чрезвычайно сложная, слабо координируемая система, которая постепенно пытается самоорганизоваться. Бедность большинства мусульманских стран настраивает их на сотрудничество с европейской цивилизацией, а вовсе не на конфронтацию. В мировой торговле эти страны сталкиваются с целым рядом проблем: недостаточен опыт государственного регулирования экономики, абсолютные преимущества в области природных ресурсов, затрудняют переход к экспорту продукции, обладающей относительными преимуществами. В 2000 г. Бахрейн, Кувейт. Катар, ОАЭ, наряду с Египтом, Иорданией, Марокко и Тунисом, являлись членами ВТО. Саудовская Аравия и Оман, наряду с Алжиром и Суданом, вели сложный переговорный процесс, предшествующий вхождению в указанную структуру. В ноябре 2000 г. Оман был принят в ВТО, став ее 139-м членом. И, несмотря на сравнительно низкую эффективность и конкурентоспособность их национальных хозяйственных систем, эти страны свой внешнеторговый оборот увеличили в анализируемом периоде весьма значительно – с 2,722 млрд. долл. США в 1948 г., до 420,378 млрд. долл. в 2002 г., т.е. более чем в 154 раза. (Мировой товарооборот в 1998-2002 гг. увеличился в 103 раза). Таким образом, главный экспортный продукт в этой группе стран – сырая нефть и нефтепродукты (в Ливии, Саудовской Аравии, ОАЭ, Омане, Кувейте и Алжире). Экспортная основа внешней торговли Катара – газ, Иордании – удобрения. Судан и Сирия экспортируют в основном, хлопок, тот же Судан и Марокко – сельскохозяйственную продукцию.
Некоторые страны региона, в течение последних десятилетий смогли диверсифицировать экспорт и, помимо сырья, экспортировать также готовые изделия. Например, Бахрейн экспортирует алюминий, Оман – автомобили, ОАЭ – алюминий и предметы одежды, Египет и Тунис – текстиль и предметы одежды. Оман, Тунис, Египет и Сирия провели серьезные реформы, направленные на модернизацию промышленности, ее диверсификацию, а также либерализацию торговых законодательств. Их примеру последовали Иордания, Марокко, и Катар. За исключением Туниса и Иордании, половина экспорта стран региона приходится на поставки товаров народного потребления, сельскохозяйственной продукции, сырья и природных ресурсов. Географическая направленность экспорта арабских государств, предопределяется его товарной структурой и не отличаются большим разнообразием. Более половины его идет в индустриальные страны, главным образом в Европу, со странами которой существуют давно сформировавшиеся исторические и политические связи. Правда, в последние годы увеличивается товарооборот и с развивающимися странами. Развивается, хотя и чрезвычайно медленно, внешняя торговля региона со странами Центральной и Восточной Европы. Появилась и тенденция к некоторому сокращению в их экспорте удельного веса европейских государств, и увеличению доли стран ЕС в импорте.
У большинства стран региона велика доля продовольственных товаров в импорте. Примерно треть импорта традиционно приходится на машины и оборудование. Импортируются строительные материалы, автомобили и запчасти, готовая одежда. Значимым аспектом взаимодействия развитых стран с `аравийской шестеркой` остается военно-техническое сотрудничество. Удельный вес внутриарабской торговли пока незначителен. Растет объем внутрирегиональной торговли главным образом у государств Персидского залива. Наименьшие темпы ее прироста у Марокко и Алжира, что объясняется и сохраняющимися между ними политическими разногласиями. При этом изменения в торговле напрямую связаны с колебаниями цен на мировом рынке нефти, несмотря на то, что во взаимной торговле этих стран такая статья экспорта отсутствует. Имеется зависимость и между размерами производства ВВП и внешней торговли. Однако в период 1987-2002 гг. внутрирегиональный импорт увеличился примерно в полтора, а внутрирегиональный экспорт – более чем в два раза, что свидетельствует о нарастании экономической интеграции в регионе. В значительной степени это стало результатом усилий арабских стран по стимулированию их взаимной торговли, которые на практике привели к заметному снижению внешнеторговых ограничений – с 29,6% в 1978-1980 гг. до 19,3% во второй половине 90-х гг. Тем не менее, взаимная торговля не превышает 8% объема торговли этих стран с другими государствами, а общая доля арабских стран в мировой торговле составляет всего 2,5%. Необходимо добиваться, чтобы взаимная их торговля достигла 50% от всего внешнеторгового оборота. Ряд исследователей (в частности, эксперт МВФ Э. Ядресич) считает, что асимметрично малая доля внутрирегиональной торговли имеет место в связи с тем, что основную роль в экспорте многих арабских стран играют нефтепродукты, которые потребляются вне региона. Поскольку эти страны богаты нефтью и не обмениваются ею между собой, то вообще имеет смысл рассматривать их внешнюю торговлю без учета поставок нефти. Тогда доля внутрирегиональной торговли будет выглядеть гораздо внушительнее: доля экспорта, без учета нефти составит в среднем 34%, достигая у отдельных стран значений, сравнимых с европейскими: 58% – у Катара, 62% – у Кувейта. Однако такой подход представляется спорным – поскольку нефтепродукты составляют важнейшую часть экспорта арабских стран и этот фактор необходимо учитывать при оценке состояния интеграционных процессов. Согласно расчетам группы Мирового Банка, внутрирегиональная торговля на Ближнем Востоке была ниже справедливого уровня по гравитационной модели на протяжении 20 лет, но в 90-е годы она превзошла уровень, предусматриваемой моделью. Поэтому мы не можем однозначно ответить на вопрос, находится ли торговля между арабскими странами на асимметрично низком уровне или она вполне соответствует нормальному развитию внешнеэкономических связей между ними. Тем не менее, пока арабские государства продолжают торговать в основном с третьими странами, существующий уровень торговли будет оставаться более низким, чем тот, который существовал бы при более либеральных торговых отношениях в данном регионе мировой экономики. Развитие межарабской торговли привело, однако, к появлению системы региональных торговых соглашений, которая все более усложняется, развиваясь в направлении от взаимного предоставления тарифных преференций в торговле продукцией ограниченной номенклатуры в отношениях между двумя и более странами, до соглашений, регламентирующих и некоторые связанные с торговлей вопросы сотрудничества, выходящие за рамки традиционного сокращения или отмены таможенных тарифов. Такие региональные торговые соглашения `нового поколения` включают и вопросы инвестиций, конкуренции, стандартов, экологии и труда. Каждая страна региона участвует, по крайней мере, в одной схеме региональной интеграции, представленной и сотрудничеством в определенных проектах и решениями по устранению всех торговых барьеров. Лидеры государств региона заявили, что региональная экономическая интеграция является едва ли не самой важной их целью на современном этапе, достижение которой необходимо, чтобы преодолеть нетарифные барьеры и качественно изменить характер экономических связей с бывшими метрополиями.
Политическим аргументом в пользу экономической интеграции является и то обстоятельство, что региональная интеграция может нивелировать напряженность в регионе. Экономический же аргумент состоит в том, что торговые барьеры уменьшают инвестиционную привлекательность арабских стран для иностранных инвесторов. Среди препятствий развитию внутрирегиональной арабской торговли следует выделить: недостаточное развитие транспортной сети и инфраструктуры, неконвертируемость валют, несогласованность экономической политики. Сохраняет негативное влияние на развитие торговых отношений политическая нестабильность в регионе. По мнению экспертов, увеличение транспортного сектора и сектора связи только на 1% приведет к повышению экспортного потенциала данного региона примерно на 3%, импортного потенциала – на 1%. Торговый потенциал рассматриваемых стран могут увеличить введение свободной конвертируемости валют и плавающий валютный курс. Кроме того, внутрирегиональная торговля может увеличиться почти на 2% при снижении на один процентный пункт цены иностранной валюты на черном рынке. Одним из наиболее перспективных направлений арабской экономической интеграции является реализация конкретных проектов, действительно необходимых для нормального функционирования экономик региона, реализация которых без кооперации стран не представляется возможной. В последние годы уже появились совместные проекты в сфере электроэнергетики, транспорта, производства сельскохозяйственной продукции, вносящие свой вклад в развитие арабской экономической интеграции.
Идея экономической консолидации арабского мира в ходе его исторического развития интерпретировалась в арабских странах по-разному. Арабские государства отличаются друг от друга по занимаемой территории, численности населения, среднему доходу на душу населения. Богатство характерно для зоны Арабского залива, бедность – для периферийных районов: Мавритании, Йемена и Сомали. Государства Арабского залива, оказывая финансовое содействие развитию многих арабских стран, приобретают все большее значение для арабской региональной системы. Но, с другой стороны, это позволяет им ставить свои проблемы отдельно от общих проблем арабского мира. Западные страны, и главным образом США, поощряют такую позицию стран Залива с целью изоляции его от общих дел в арабском мире.
До последнего времени, когда некоторые арабские государства начали предпринимать попытки либерализации взаимной торговли и применять методы более открытой торговой политики, основными характеристиками торговых систем этих стран были высокий уровень протекционизма, недостаток прозрачности, искажение экономической информации. Все это затрудняло экономический анализ происходящих здесь процессов и торговые реформы в регионе. К тому же высокие прибыли от реализации нефти и газа позволяли многим арабским странами откладывать реформы торговли, в которых эти страны нуждались. Затрудняли принятие решений о начале реформ и издержки при либерализации торговли, и тот факт, что либерализация торговли (в контексте формальных соглашений) часто являлась поводом лишь для пространных заявлений об освобождении от таможенного бремени и не сопровождалась установлением четких временных рамок для ее осуществления, подрывая в результате доверие к обязательствам сторон.
Следует также подчеркнуть, что не всегда оправданное вмешательство государства, недостаток прозрачности в области регулирования, искаженные цены, неконвертируемость национальных валют и другие факторы отталкивают частных инвесторов от участия в перспективных проектах, не способствуют изменениям в структуре производства, отвечающим сравнительным преимуществам каждой из стран, препятствуют развитию взаимодополняемости структур производства и торговли в странах региона.
Огромную роль играют и политические трения, неурегулированность ряда сохраняющихся здесь противоречий, прежде всего, арабо-израильского, имеющего тенденцию к периодическим обострениям, и противодействующего развитию арабской интеграции. В итоге каждая арабская страна проводит собственную экономическую политику и. имеет место арабо-арабское противостояние.
Некоторые исследователи считают, что одной из трудностей, с которыми сталкивается арабская экономическая интеграция, являются попытки слепого копирования интеграционного процесса в Западной Европе. Действительно, страны-члены ЕС имели к моменту образования этой организации развитую промышленность, сельское хозяйство и экономическую инфраструктуру, которых до сих пор не имеют арабские страны. Поэтому попытки либерализации торговли, из которой европейские страны извлекли многочисленные выгоды, не приводят арабские страны к такому результату. Все более очевидно, что арабская экономическая интеграция нуждается в других инструментах для развития и углубления межарабского сотрудничества.
4.3. Удельный вес внешнеторгового оборота стран Ближнего Востока в мировой торговле в целом имеет тенденцию к росту, но если удельный вес экспорта увеличивался достаточно интенсивно, то импорта с 1983 г. по 2002 г. заметно снижался. Развитие транспорта и быстродействующих сетей связи увеличило экспортные возможности ближневосточных и североафриканских производителей, а также конкуренцию между иностранными компаниями, заинтересованными в выходе на эти региональные рынки. При среднем доходе на душу населения, более высоком, чем у большинства развивающихся стран, и почти 5% мирового населения, данный регион потенциально представляет собой рынок со значительной покупательной способностью и значительной ролью в международной торговле.
Благодаря постепенному снижению барьеров для торговли товарами и услугами и техническому прогрессу – уменьшению транспортных издержек и времени, необходимого для перевозки товаров и пассажиров, а также передачи информации – в последние годы резко возрос объем международной торговли товарами, расширяется и охватывает все новые отрасли международная торговля услугами, увеличиваются международные потоки капиталов и информации. Положительное влияние глобализации испытывают не только развитые страны, но и экономики быстро развивающихся стран растут в значительной степени именно благодаря использованию преимуществ, которые обеспечивает глобализация.
Глобализация создает огромные возможности для развития, но одновременно увеличивает связанные с ним риски. Внешний фактор – эффект от участия страны в международном обмене товарами, услугами, капиталом и рабочей силой – играет весьма заметную роль в развитии отечественной экономики на протяжении всего периода существования России в качестве самостоятельного государства. Экспорт товаров обеспечивает от одной до двух третей прироста ВВП, внешние рынки поглощают 11-14 % производимой в России добавленной стоимости. Прямые иностранные инвестиции в последние годы приносят России от 9до 16 % всех капиталовложений в основные фонды. Почти половина ресурсов розничной торговли формируется за счет импорта, экспортная квота составляет чуть более 30 %.
Основными внешнеторговыми партнерами России среди исламских государств являются Турция, Иран, Египет. Механизм внешнеторгового сотрудничества с мусульманскими странами Востока можно наглядно продемонстрировать на примере Республики Татарстан.
Необходимо назвать несколько факторов конкурентного преимущества, объективно способствующих выдвижению Республики Татарстан на роль одного из ключевых участников «восточной» политики России.
Во-первых, Татарстан занимает исключительно благоприятное пространственно-географическое положение. Как известно, после Великой октябрьской социалистической революции произошло существенное перекраивание административно-территориального устройства страны. На карте России появились новые национально-административные единицы. В 1920 г. специальным Декретом Советского правительства была образована Татарская Советская Социалистическая республика (с 1991 г. Республика Татарстан). Из 12 уездов бывшей Казанской губернии в состав ТАССР вошли: Казанский, Лаишевский, Мамадышский, Свияжский, Чистопольский, Тетюшский, Спасский. Из бывшей Уфимской губернии к Татарии был присоединен Мензелинский уезд. Кроме того из Самарской губернии в состав ТАССР перешел Бугульминский уезд, из Симбирской губернии – Буинский, из Вятской губернии-Елабужский. За пределами ТАССР остались Козмодемьянский, Царевококшайский, Цивильский, Чебоксарский и Ядринский уезды. Таким образом, территория современного Татарстана, большей частью, совпадает с административными границами Казанской губернии Х1Х-нач.ХХ. веков. Поэтому выгоды транспортно-географического положения, как и прежде, способствуют активному участию республики в трансконтинентальном взаимодействии с другими странами и регионами мира. В настоящий момент, Республика Татарстан является перекрестком нескольких транспортных коридоров, имеющих международное значение. После реализации ряда крупных инвестиционных проектов, таких, как строительство автодорожного маршрута Санкт-Петербург – Вологда – Кострома – Киров – Казань – Оренбург – граница Республики Казахстан, который будет обслуживать внешнеторговые связи нескольких субъектов Российской Федерации, а также строительства международного мультимодального логистического центра под Казанью, роль Татарстана как узла, связывающего трансконтинентальные товарные потоки в направлениях «Север-Юг» и «Запад-Восток» многократно возрастет.
Во-вторых, Республика Татарстан является одним из наиболее экономически развитых субъектов Российской Федерации и активно участвует в международных и внешнеэкономических связях в целях содействия росту экономики и торговли, привлечения инвестиций, а также укрепления культурных контактов и поддержки соотечественников. Осуществление внешнеэкономических и межрегиональных связей имеет решающее значение для функционирования основных отраслей производственной сферы, развития экономики Республики Татарстан.
Следует также упомянуть особенность Татарстана как региона совместного проживания примерно равных по численности представителей двух крупнейших конфессий России – православия и ислама, успешно обеспечивающего социальную стабильность в непростой переходный период после распада Советского Союза, а также активно отстаивающего принципы федерализма и разделения полномочий во взаимоотношениях с федеральным центром.
В рамках своей компетенции Республика Татарстан формирует нормативно-правовую базу внешних связей, оказывает поддержку со стороны органов государственной власти как крупным предприятиям при проработке долгосрочных международных проектов и расширении рынков сбыта, так и малому и среднему бизнесу, осуществляя консультации и обучение, презентации и различные бизнес-миссии.
Наряду со специальными органами государственной власти (Департаментом внешних связей Президента Республики Татарстан, координирующим весь спектр международных связей и Министерством торговли и внешнеэкономических связей РТ, отвечающим за внешнеэкономический блок), Татарстан имеет также самую развитую среди субъектов Российской Федерации сеть из 16 зарубежных представительств различного статуса. Большую роль в поддержке среднего и малого бизнеса играет Торгово-промышленная палата республики, содействующая международным и межрегиональным связям, привлечению новых технологий и повышению квалификации.
В республике созданы многочисленные совместные предприятия, открыты представительства инофирм, а также вводятся в эксплуатацию крупные объекты сферы торговли и услуг, гостиничного бизнеса с привлечением ведущих зарубежных компаний (ИКЕА, METRO Cash & Carry, Рамстор и др.).
Учитывая сочетание ряда уникальных факторов (многонациональное и поликонфессиональное население, расположение на пересечении торговых путей между Востоком и Западом, Севером и Югом, богатые природные ресурсы в сочетании с развитым машиностроением) Татарстан развивает связи не только с экономически развитыми странами Европы и Америки, но и традиционно тяготеет к укреплению торговых и культурных связей со странами Ближнего Востока и Азии.