Шариат в истории российского государства

СТАРОСТИНА С.А.

ШАРИАТ В ИСТОРИИ
РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА:
ОБЪЕКТИВНАЯ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ
ИЛИ ПАРАДОКС

Калининград, 2002

Старостина С.А. Шариат в истории Российского государства: объективная закономерность или парадокс. – Калининград: КЮИ МВД России, 2002. — с. 94
Монография посвящена истории развития мусульманского права на территории России. Какое положение занимали и занимают ислам и мусульманское право в дореволюционной и современной Рос-сии? Каковы были особенности правового регулирования общественных отношений в исламских ре-гионах Российской империи? В каких формах происходило взаимодействие традиционных общинных институтов с религиозными нормами и деятельностью российской администрации? Каким образом большевикам после революции удалось примирить с новым строем огромные мусульманские массы и какова в этом процессе роль шариата? Какое место занимал шариат в атеистическом Советском Союзе? Как отразились на нем перемены постсоветского периода? И, наконец, каковы перспективы у шариата в современной России, мусульманское население которой по-прежнему значительно. Эти и другие вопро-сы подвергаются подробному освещению в данной работе.

Рецензенты:
— доктор юридических наук, профессор Соколов А.Н.;
— кандидат исторических наук Исаев Ю.Н.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Право и ислам на территории дореволюционной России
§ 1. Взаимодействие мусульман и христиан в России: историко-правовой аспект.
§ 2. Особенности правового регулирования общественных отношений на Северном Кавказе и в Средней Азии в XIX – начале XX века.

Глава 2. Шариат в СССР и постсоветской России
§ 1. Большевистская концепция решения «исламской проблемы». Советский шариат.
§ 2. Ислам в СССР.
§ 3. Мусульманско-правовая культура в России: современное состояние и перспективы развития.

Заключение

Библиография

Словарь терминов

Введение
Россия не может определять себя как Восток и противополагать себя Западу. Россия должна осоз-навать себя и Западом, Востоко-Западом, соедини-телем двух миров, а не разделителем.
Николай Бердяев, 1915 год.

Проблемы ислама во внутренней и внешней политике России за последнее время приобрели очень серьезный характер и поэтому требуют глубокого и всестороннего изучения. Сама по себе ислам-ская проблематика уже многие годы находится в поле зрения отечественных ученых. Однако исследо-ванию регулятивно-правовой стороны ислама уделяется недостаточное внимание. Как известно, недо-оценка религиозного фактора стоила многих просчетов и неудач как в политике России, так и в зару-бежных государствах. Все это порождает острую необходимость переосмысления в современном обще-стве отношения к мусульманской религии. Общественное мнение должно быть освобождено от прими-тивного и вульгарного понимания ислама и шариата. Необходим комплексный подход к изучению роли ислама в истории нашего государства с целью выявления и пропаганды тех общечеловеческих ценно-стей, которые объединяют ислам с другими религиями и светскими идеологиями, учета его интеграци-онного и миротворческого потенциала.
Решительный разрыв настоящего с прошлым – характерная черта нашей эпохи. Исчезают остат-ки традиционного духа. Образцы, нормы, стандарты прошлого зачастую уже не служат нам. Однако альтернативу происходящему гораздо легче себе представить, зная прошлое.
Освоение истории отечественного государства и права на основе вводимых в настоящее время в научный оборот ранее неизвестных документов и материалов, помогает правильнее ориентироваться во внутриполитической обстановке, анализировать различные исторические процессы, понимать их при-чины и последствия. Особенности современного периода, большой поток новой информации ставят сложные дискуссионные вопросы, ранее неизвестные или мало изученные. В частности, при анализе драматических событий, охвативших в последние годы Кавказ, необходимо учитывать и отдаленные последствия известных событий более чем столетней давности. Исторический подход с учетом тради-ционных норм урегулирования конфликтов кавказских народов могут быть гарантом стабильности в данном регионе. Это обусловлено тем, что на Кавказе достижение политического консенсуса часто свя-зано с пониманием важности знаний об особенностях народного менталитета.
Насилие как способ решения проблем национальной безопасности вызывает в последнее время решительное осуждение и неприятие в мировом сообществе. Насилие утратило весь свой конструктив-ный потенциал, если оно вообще обладало им когда-либо в истории человечества. Речь в данном случае не идет о борьбе с фашизмом, диктатурой, террором или иными подобными проявлениями, а о том на-силии, которое, по мысли некоторых, необходимо во имя прогресса и установления всеобщего миропо-рядка.
В связи с этим обращение к мусульманско-правовой культуре представляет для нынешней Рос-сии не только научно-теоретический, но и практический интерес. Актуальность мусульманского права для России определяется прежде всего тем, что ислам – это не нечто чуждое и постороннее для нашей страны, а неотъемлемая часть ее истории и культуры, важнейшая сторона жизни многих миллионов российских мусульман.
В российском обществе, в том числе на уровне государственных структур явно не хватает объек-тивных знаний об исламе и достижениях исламской цивилизации. Особенно остро ощущается почти полное отсутствие знаний мусульманско-правовой культуры. В частности, властные структуры, разра-батывающие и осуществляющие правовую политику не только не обладают достаточным опытом ре-шения проблем мусульман с учетом мусульманского права, но и не располагают адекватной информа-цией о нем самом, о его месте в современных правовых системах и взаимодействии с другими право-выми культурами, историческом существовании шариата в нашей стране.
Рассуждать о шариате – значит коснуться важнейшей стороны ислама, накопившего за многие века своего существования богатый нравственно-духовный и интеллектуальный потенциал и обладаю-щего огромными возможностями влиять на образ жизни своих последователей. Источниками шариата выступают Коран и Сунна, в которых воплощено божественное откровение, а само слово «шариат» в переводе с арабского означает «прямой путь». В исламской литературе шариат определяется как сово-купность предписаний, установленных Аллахом и переданных людям через Пророка Мухаммеда. При этом шариат не исчерпывается догматическими и культовыми вопросами. Большее значение в нем уде-ляется проблемам повседневной жизни, отношениям мусульман между собой, с властью и иноверцами. Он нацелен на регулирование как религиозного, так и светского поведения мусульман, формирования образа их жизни в целом.
Среди суннитов преобладает точка зрения, в соответствии с которой шариат включает в себя три основные части – религиозную догматику, исламскую этику и практические нормы. Последние в свою очередь делятся на культовые предписания, устанавливающие порядок исполнения религиозных обя-занностей, и нормы, регулирующие все иные стороны поведения мусульман. Причем нормативная сто-рона – не просто некое дополнение к догматике и этике, а в практическом отношении важнейшая часть шариата. Шииты же относят к последнему лишь предписания, регулирующие внешнее поведение чело-века и прямо не касающиеся его религиозной совести и внутренней мотивации поступков.
По сравнению с другими мировыми религиями ислам уделяет значительно большее внимание чисто светским вопросам, повседневным поступкам людей, их взаимоотношениям в различных сферах. Догматические постулаты, нравственные требования и культовые правила в исламе с течением веков практически не менялись и мало зависят от особенностей различных районов его распространения. Они исчерпывающим образом изложены в авторитетных источниках, обращены лишь к мусульманам и предстают в их глазах вечными и неизменными.
В отличие от этих предписаний правила светского поведения неисчерпаемы. Большая их часть подвержена влиянию местных условий, традиций, обычаев и не является единой для всего исламского мира. Каждое направление ислама, каждая мусульманско-правовая школа придерживаются собствен-ных, нередко существенно отличающихся друг от друга норм повседневного поведения своих последо-вателей. Важно также отметить, что именно с этой стороной шариата связана проблема его постоянного приспособления к жизни, динамично меняющимся условиям, политической обстановке, социально-экономическим и бытовым проблемам.
В исламских регионах России и республиках бывшего СССР шариат чаще всего воспринимается как всеобъемлющее мусульманское право – универсальная и не знающая пробелов система норм, дос-конально регулирующих жизнь мусульман. Этот же смысл вкладывается в выражение «законы шариа-та». В нашей стране получил широкое распространение взгляд, будто шариат — это всепроникающая и предельно детализированная система правил поведения, уходящая своими корнями в средневековье, регламентирующая каждый шаг мусульманина, все предписывающая заранее и не оставляющая ему ни-какой свободы выбора. Однако в посвященных шариату современных трудах авторитетных исламских ученых преобладает иной подход, в соответствии с которым нормативная сторона шариата складывает-ся не только из имеющих ясный смысл положений Корана и Сунны, но и из разработанных мусульман-скими правоведами рациональных способов толкования неоднозначных предписаний этих источников, а также путей решения вопросов, по которым они вообще хранят молчание. С помощью таких способов, именуемых иджтихадом, и формулируется подавляющее большинство норм, регулирующих общест-венные отношения. Не случайно авторитетные мыслители рассматривают их в качестве важнейшего элемента шариата.
Для ислама в современной России характерны плюрализм проявлений и неоднозначность функ-ций, что определяется как общими присущими исламу чертами, так и специфическими для России фак-торами. Так, бросается в глаза многообразие региональных форм ислама, объясняемое главным образом этническими особенностями, тесным переплетением с местными обычаями и традициями, в том числе несовпадением толков мусульманского права, исторически утвердившихся в разных регионах. Напри-мер, ханифитского в Поволжье и шафиитского на Северном Кавказе.

Основными регионами распространения ислама в России являются Среднее и Нижнее Поволжье, Приуралье, Сибирь, Северный Кавказ и такие крупные города, как Москва, Санкт-Петербург и другие. Значительная часть российских мусульман проживает в своих национально-государственных образова-ниях, которые являются субъектами Российской Федерации: в Башкортостане — 2,5 млн., Дагестане — 2,2 млн., Татарстане — 2 млн., Чечне -1 млн., Кабардино-Балкарии — 0,7 млн., Карачаево-Черкесии — 0,4 млн., Ингушетии — 0,3 млн., Северной Осетии – 0,2 млн., Адыгее – 0,1 млн. человек. Остальные мусульмане проживают на территории Российской Федерации: в центральных областях — около 3,2 млн., в Поволжье — примерно 1 млн., в районах Сибири и Дальнего Востока — 0,5 млн. человек. То есть всего – более 14 млн. человек.
История распространения ислама на территории нашей страны богата событиями и изучена не-обоснованно слабо. Со времени своего проникновения на нынешнюю территорию России ислам прошел ряд этапов:
1) X-XVI века (в составе мусульманского государства);
2) XVI — начало XX веков (в составе русского православного государства);
3) начало XX века — конец 80-х годов XX века (в составе советского государства);
4) конец 90-х годов — начало XXI века (в составе Российской Федерации).
На Северный Кавказ ислам проник в VII веке, вскоре после своего возникновения. В результате завоевательных походов арабов и миссионерской деятельности проповедников он стал распространять-ся на территорию Южного Дагестана со 2-й половины VII века. Походы арабов в Дербент и Южный Да-гестан продолжались с переменным успехом около двух веков. Процесс исламизации Северного Кавка-за завершился в конце XIX века.
Расцвет ислама в Поволжье и Приуралье (Х-ХVI века) приходится на период последовательно сменивших друг друга трех могущественных мусульманских государственных образований: Булгарии, Золотой Орды и Казанского ханства.
В состав России (тогда еще Московского государства) мусульманское Поволжье было включено в XVI веке в результате завоевательных походов Ивана Грозного, покорившего Казанское и Астрахан-ское ханства. Первоначально (до середины XVIII века) царское правительство стремилось обратить му-сульман Поволжья в православие. Затем, когда стала очевидной бесперспективность подобной полити-ки, самодержавие ослабило давление на своих мусульманских подданных, а затем, уже при Екатерине II, обратилось к прямой поддержке лояльно настроенного мусульманского духовенства. Тогда же была образована система духовного управления мусульман.
Распространяясь в регионах Северного Кавказа, Поволжья и Приуралья, ислам, с одной стороны, вытеснял местные традиционные верования и обычаи, создавал новую социально-культурную общность различных этнических групп, а с другой, приспосабливался к местным условиям. В результате, созда-вался «местный» шариат, в котором отражались специфические особенности данного региона. Мусуль-мане в России к концу XIX века достигли достаточно высокого духовно-культурного уровня.
После Октябрьской революции положение всех конфессий, в том числе и ислама, изменилось в худшую сторону. За годы советской власти исламская теологическая наука и культура практически не развивались. Но ислам жил в быту и сознании людей. Не имея религиозной литературы, народ сам тво-рил и заполнял возникший вакуум.
Мусульмане России в своем подавляющем большинстве придерживаются суннитского направ-ления ислама. Последователи этого направления наряду с Кораном признают святость Сунны, помимо пророка Мухаммеда и халифа Али чтят также халифов Абу Бакра, Омара и Османа, которых отвергают шииты, считая их узурпаторами.
В суннизме четыре школы (мазхаба) религиозно-юридического толка. Российские мусульмане придерживаются в основном двух школ – ханифитской, считающейся наиболее либеральными и шафи-итской.
Какое положение занимали и занимают ислам и мусульманское право в дореволюционной и со-временной России? Каким образом “исламский вопрос” решался до революции? Каковы были особен-ности правового регулирования общественных отношений в исламских регионах Российской империи? В каких формах происходило взаимодействие традиционных общинных институтов с религиозными нормами и деятельностью российской администрации? Каким образом большевикам после революции удалось примирить с новым строем огромные мусульманские массы и какова в этом процессе роль ша-риата? Какое место занимал шариат в атеистическом Советском Союзе? Как отразились на нем переме-ны постсоветского периода? И, наконец, каковы перспективы у шариата в современной России, му-сульманское население которой по-прежнему значительно. Изучение исторического опыта существова-ния в России ислама поможет ответить на эти вопросы.

Сами выражения «шариат в России» и тем более «шариат в СССР» кажутся абсурдными. Рос-сийская правовая система всегда была светской, ориентированной на романо-германскую модель. И тем не менее в истории нашего государства было немало периодов, когда шариат совершенно легально включался в общую правовую систему. Например, в XIX в. на Северном Кавказе или после революции в Советской России, когда большевиками был даже выдвинут тезис о взаимозаменяемости коммунизма и шариата. Так что же это: объективная закономерность или парадокс?
Глава 1. Особенности развития мусульманского права
на территории России.

§1. Взаимодействие мусульман и христиан в России:
историко-правовой аспект

Первые контакты мусульман и славян относятся к VII веку, когда Византия выставила против арабов славянские племена. В VIII-IX вв. ислам проник в Центральную Азию, на Кавказ, Поволжье и Урал ( Хорезм, Хазария, Булгария, башкирские ханства ). Хазария и Булгария в VIII – начале IX вв. ус-тановили торговые, политические и религиозные отношения с мусульманскими странами Центральной Азии, обменялись посольствами с Багдадским халифатом. Датой официального принятия ислама наро-дами Поволжья и Приуралья, входящими в состав Булгарского царства, считается 922 год, то есть год прибытия делегации Багдадского халифата во главе с ученым и богословом Ибн-Фадланом. В то же время, по свидетельству самого Ибн-Фадлана и согласно другим историческим документам, последова-тели ислама в Булгарском царстве были и до 922 года.
Ранние древнерусские княжества имели интенсивные торговые отношения с народами Повол-жья, Прикаспия, Кавказа и с Арабским халифатом. Торговлю вели русские, хазарские, иудейские и арабские купцы. Многие из них временно или постоянно проживали среди других народов, перенимали их язык, культуру, религию, право.
Первые Киевские Великие князья Олег и Святослав разбили булгар и хазар. Князь Владимир по-корил булгар в 985 г. и заключил с ними мир. Во время переговоров о мире булгары стремились скло-нить Владимира к принятию ислама. Делегацию из десяти «разумнейших мужей» Владимир, по совету бояр, направил к булгарам на Волгу и, вероятно, в Хорезм, но «разумнейшие мужи» крайне отрицатель-но отозвались о богослужении булгарском, то есть мусульманском.
Принятие Русью христианства не привело к обострению отношений с исламом. Никаких сведе-ний об открытом столкновении ислама и христианства на территории России в то время не имеется.
Включение Руси в Золотую Орду не повлекло серьезных изменений в религии, праве и быте рус-ского и тюркских исламизированных народов. Основным сводом правил поведения монголов и полити-ки дома Чингизидов была Великая Яса Чингизхана («Книга запретов»), которая предписывала веротер-пимость и одинаковое уважение ко всем религиям, праву и обычаям всех народов, в том числе и поко-ренных.
Исламизация Золотой Орды привела к тому, что в управлении страной стали использоваться по-ложения Ясы Чингизхана и Корана, из которых первый предписывал веротерпимость, а второй – при-знание и уважение религий «откровения» – христианства и иудаизма. Таким образом, источники власти, права и религии требовали от золотоордынских ханов проявления политики мирного сосуществования с покоренными народами.
Приняв ислам, признав его господствующей религией, ханы не стали халифами, ибо не принад-лежали к роду Мухаммеда, не были имамами, не стали религиозными главами теократического госу-дарства. Светская и духовная власть оставались раздельными, сохранялась свобода православия и Рус-ской Православной Церкви. Хан Узбек, в XIV веке провозгласивший ислам в качестве государственной религии Золотой Орды, тем не менее многое сделал для Православной Церкви. Своими указами он по-ставил под защиту исламского государства православную религию. Покушавшимся на нее грозила смертная казнь. Именно во времена его правления столица православия была перенесена в Москву, а золотоордынские ханы посылали князьям свои отряды для расширения Московского княжества. По-иному можно сказать, что ханы-мусульмане придерживались формулы: «мир договора» существует в «мире ислама», и «мир ислама» признает «мир договора».
После распада Золотой Орды в XV-XVI вв. начался процесс вхождения исламских народов в со-став России. Сначала были завоеваны Астраханское и Казанское ханства, вслед за этим России покори-лись Большая Ногайская Орда, а затем – Западная Башкирия, ранее находившаяся в подчинении у ка-занских ханов. Фактически все Поволжье оказалось под властью русских царей. Конец XVI в. ознаме-новался также присоединением Сибирского ханства. В 1722 г., после похода Петра I, к России была присоединена значительная часть прикаспийской территории Дагестана и Азербайджана. В 1735 г. из-за внутренних затруднений и внешних осложнений Россия вынуждена была перенести свои юго-восточные границы на Терек. Но в конце XVIII-XIX вв. в результате объективного, закономерного про-цесса весьма длительного характера, проходившего поэтапно и отмеченного многими договорами, в со-став России были включены феодальные владения и союзы сельских общин Кавказа. Было достигнуто и международное признание присоединения Кавказа посредством договоров России с Ираном и Турцией: Кучук-Кайнарджийского в 1774 г., Ясского в 1791 г., Бухарестского в1812 г., Гюлистанского в 1813 г., Туркманчайского в 1828 г. и Андрианопольского в 1829 г. В 1864 г. ликвидированы последние очаги сопротивления на Кавказе. Полностью завоеваны среднеазиатские ханства и эмираты. Произошло бес-прецедентное в мировой истории добровольное вхождение в состав России целого ряда народов. Это, разумеется, не исключает того, что некоторые владения были присоединены насильственным путем. К концу XIX века в России проживало столько же мусульман, сколько в Османской империи – 18 млн. человек.
Мирное развитие ислама в России определялось формулой – «мир ислама» существует в “мире договора” и признает его. Власти, за рядом исключений, проводили политику веротерпимости, давая возможность свободного развития ислама и мусульманского права. В этом смысле авторитетный дея-тель ислама Исмаил Гаспринский писал: «Российские мусульмане по законам нашего отечества поль-зуются равными правами с коренными русскими и даже в некоторых случаях, во уважение их общест-венного и религиозного быта, имеют кое-какие преимущества и льготы. Наблюдения и путешествия убедили меня, что ни один народ так гуманно и чистосердечно не относится к покоренному, вообще чуждому племени, как наши старшие братья – русские».
Таким образом, в России сохранялось русско-тюркское и русско-мусульманское согласие, в те-чение веков отношения России с исламом развивались в плоскости все большей уравновешенности и взаимопонимания. Царскому правительству, опиравшемуся на православную церковь, нужно было выработать какую-то линию поведения в отношении ислама, последователями которого были миллио-ны новых подданных Российской империи.
Существует мнение, что русские цари (Иван Грозный, Елизавета Петровна) до второй половины XVIII в. придерживались политики полного покорения и освоения завоеванных народов при помощи их христианизации. С этим можно поспорить. Например, башкирам с момента присоединения их земель к России, еще Иваном IV была дарована жалованная грамота, которая признавала право на вотчинное владение своими землями, а также право на сохранение своей религии и обычаев. Впоследствии эти права были закреплены в «Соборном Уложении» 1649 г.
Выдающийся русский философ И. Ильин писал: «Сколько народов Россия получила в истории, столько она и соблюла… Ни принудительным крещением, ни искоренением, ни всеуравнивавшим об-русением она никогда не занималась».
Большое значение имела политика веротерпимости, проводимая императрицей Екатериной II. В своем Наказе Комиссии для составления нового Уложения (1767 г.) она писала: «В столь великом госу-дарстве, распространяющем свое владение над столь многими разными народами, весьма бы вредным для спокойствия и безопасности граждан был порок – запрещение их различных вер». В Указе Екатери-ны II Святому Синоду (1773 г.) говорилось: «Как Всевышний бог на земле терпит все веры, языки и ис-поведания, то и Ее Величество из тех же правил, сходствуя Его святой воле в сем поступить изволит, желая только, чтобы между подданными всегда любовь и согласие царствовали». Со времен Екатерины II власти начинают использовать ислам, мусульманское духовенство для пользы существующего строя. Переход муллы в православие лишал его всякого влияния на мусульманские массы, так что он стано-вился бесполезным как для царских властей, так для мира в империи. Оставаясь же в своей вере и на своем посту, он сохранял возможность религиозно-идеологического и политического воздействия на соплеменников и, действуя довольно свободно в рамках царской администрации, защищал ее интересы и интересы верующих мусульман. Мусульманское духовенство разъясняло пастве, что со стороны рос-сийских властей их вере ничто не угрожает. Со временем мусульманское духовенство все более откры-то и последовательно подвигало мусульман к преданности русскому государству и престолу, а само из-бегало участия в случавшихся выступлениях. После одного из выступлений мусульман, произошедших в конце 70-х годов XIX в. в Казанской губернии, начальник жандармского управления генерал-майор Житков доносил в Петербург: «Духовенство магометанское не замешано, вело себя преданно и благора-зумно, сами муллы указывали подстрекателей беспорядка».
В 1836 г. Уфимский муфтий обратился с духовным наставлением «быть беззаветно покорными всевышнему Аллаху, быть покорными государю императору Николаю Павловичу и повиноваться всем от него исходящим повелениям». Подобные наставления имели большое воздействие на мусульман, потому что, как писал И. Гаспринский : “Мусульманину почти безразлично, кто им повелевает, — он по своему закону обязан повиноваться, — лишь бы только власть над ним была справедлива и в проявлени-ях своих не стесняла религиозно-бытовую сторону его жизни”. Царское правительство, уяснив это по-ложение, старалось поддержать приверженность мусульман их религии и праву. К 1833 г. относится до-кумент, подписанный сенатором П. Богдановым и гласивший буквально следующее: “По Указу Его Императорского Величества, Самодержца Всероссийского, все мусульмане России должны выполнять требования своей религии, строго выполнять ее догматы. Вероотступников наказывать следующими тремя способами: первый раз – розгами, второй раз – палками, третий раз – нагайками”.
Русское правительство официально проводило политику покровительства мусульман со стороны царя, который был представлен как Ак Падишах (“Белый Царь” ), заботящийся о своих мусульманских подданных. В развитие этих положений в 1886 г. мусульмане были уравнены в правах с русским насе-лением, имели своих независимых судей (кадиев) и возможность выбирать некоторых низших админи-страторов.
Русские власти, понимали, что ислам для его приверженцев не только религия, но и свод правил поведения, поэтому уделяли должное внимание изучению мусульманского права.
Уже в 1817 г. в Государственной публичной библиотеке Санкт-Петербурга, открывшейся в 1814 г., имелась подборка из 40 восточных рукописей из Барнаула. В 1828-1830 гг. сюда же поступили 166 рукописей из Ардебиля, 148 рукописей из медресе в Ахалцихе, 42 списка из Эрзерума и Дагестана, 18 рукописей из Персии. Немало источников было куплено на Западе. Еще больше их поступило из Сред-ней Азии в 60-70-е годы XIX в. Заслуживают внимания и хранящиеся в библиотеках России арабские рукописи VIII-X вв. и архивы крымских, кокандских и хивинских ханов, мусульманские рукописи из Казани, Астрахани, Бухары, Ташкента, Стамбула, Махачкалы, коллекция 168 рукописей Корана VII-XIX вв. из разных стран – от Марокко до Ирана, 200 арабских рукописей по мусульманскому праву, произведения мусульманских философов, богословов, правоведов.
Сначала все исследования мусульманского права заключались в изучении сочинений западных ученых, так как к концу XIX века в России появилось немало таких исследований. Эти исследования проводились учеными тех стран, которые имели мусульманские колонии. Одной из таких работ являет-ся сочинение французского правоведа Мураджа д’ Оссона “Tableau general de l’ Empire Ottoman”. Од-нако, в своем исследовании он опирается только на один источник “Мультска-эль-Эбхор”, и произведе-ние его представляет собой не общий взгляд на мусульманское законодательство, а свод частных пра-вил и законов, употребляемых в Османской империи. К тому же Оссон в изложении статей мусульман-ского права не следовал общему разделению и последовательности предметов, принятых мусульман-скими законоведами. Он произвольно разделил все право, в соответствии с европейскими представле-ниями, на разные кодексы: религиозный, политический, военный, гражданский, судебный и уголовный. В результате многие предметы оказались перепутаны и разбросаны по разным кодексам. Например, в кодексы политический и военный вошли многие положения, содержание которые мусульмане испол-няют как священные обязанности, например, закят (общеобязательный налог в пользу бедных) и войну против неверных.
Другим исследованием в области мусульманского права, на которое опирались российские уче-ные было также сочинение французских юристов Дюло и Фараона “Droit musulman, par Y. Pharaon et Th. Dulau”. Однако, это произведение содержит в себе сведения о праве исключительно ханифитского и маликитского толков, а следовательно неполно отражает общую картину мусульманского законоведе-ния.
Авторитетным у русских ученых считалось исследование английского ученого Макнатена “Prin-ciples and Precedents of Moohummudan law by W.H. Macnaghten”. Все изложенные в нем правила под-тверждаются выписками из арабских источников. Но сочинение это касается исключительно наследст-венного права.
Одним из первых исследований российских ученых явился изданный в 1845 г. в Казани профес-сором Мирзой Александром Казем-беком трактат “Мюхтессер уль викает”. Само исследование каса-ется мусульманского права ханифитского толка, но во введении имеются подробные сведения о нача-лах, развитии и современном положении мусульманского права.

Страницы: Следующая страница

18.02.2017 · admin · Комментариев нет
Рубрики: Шариат